Все еще владеете заводом? Тогда мы идем к вам!

04 ноября 2009, 10:32

Из профессинального сленга рейдеров:
Поросенок, кабанчик – рейдпригодное предприятие, объект захвата;
Болото – миноритарные акционеры, имеющие в собственности менее 5 % акций;
Пропылесосить болото – скупить акции у миноритарных акционеров;
Баня, мойдодыр - проведение отбеливающего PR мероприятия для компании захватчика;
Кости – непрофильные активы;
Спилить актив – отобрать ценное имущество;
Письма дальних родственников – иски миноритарных акционеров по надуманным поводам с целью заморозить работу акционерного общества.

Сегодня мне хотелось бы немного затронуть вопрос о практике отъема чужого бизнеса, т.е. о рейдерстве. Тема не нова и хотя в Эстонии она не на пике актуальности, но присутствует в бизнес-жизни практически постоянно «в фоновом режиме». Например, в конце сентября ДВ писали о таинственном исчезновении пакета акций Zircon Technologies, который, якобы, увел руководитель этой компании у акционеров. Не так давно также промелькнула информация о противостоянии М.Боярского и эстонского предпринимателя А.Матта, при этом тоже речь шла о применении рейдерских схем. У рядовых граждан, читающих прессу, складываются определенные представления о рейдерах, которые иногда верны, иногда мифичны.

Итак, что такое рейдерство? Термин «рейдер» пришёл из США, где так называют инициирующую сторону в сделках по слияниям и поглощениям. Криминального оттенка в этом понятии нет, так как деятельность рейдеров в Штатах преимущественно законна. Однако в Польше, Украине, России, где рейдерство за последних лет пятнадцать получило значительное распространение, это явление существенно трансформировалось и у славян появилось свое понимание «рейдерского захвата» или «рейда». Рейд – это общее название сложной комбинации мер и действий, в результате которой захватчик (или его заказчик) получает контроль над предприятием против воли его собственника. СМИ часто пишут, что рейдеры бывают «белые», «серые» и «черные» или «афрорейдеры» в зависимости от степени законности методов. Многие комментаторы также утверждают, что далеко не всякий «рейд» является собственно «экономическим бандитизмом». Под «черным» рейдерством при этом подразумевается применение исключительно незаконных действий для установления контроля над предприятием: шантаж, подкуп, силовой вход, подделка судебных решений и так далее. «Серым» называют рейдерство, для которого характерно сочетание законных и незаконных мер. Подразумевается, что так называемое «белое» рейдерство – это формально законная деятельность, так как организаторы рейда прямо законов не нарушают, а только правильным образом их используют.

На мой взгляд все это деление рейдеров на разноцветных не имеет особого смысла: разницу между «черными» и «серыми» вряд ли кто сможет внятно объяснить, а «белый» рейдер в российских условиях — это и вовсе мифологический персонаж: все о нем слышали, но никто его не видел. Ни коим образом не стану отрицать того, что методы рейдерской деятельности действительно весьма различаются – от относительно «интеллигентных» до откровенно бандитских, связанных с применением насилия против людей, но совершенно законного рейдерства на постсоветском пространстве не существует по определению. Позволю себе процитировать более чем точное определение рейдерства, которое дает один известный российский сайт, посвященный корпоративным захватам: отъем предприятий против воли топ-менеджмента осуществляется гоп-стоп-менеджментом с использованием дорогих юристов, недешевых приставов, ЧОПов «в разлив и на вынос», повторных, параллельных, внеочередных и т. п. собраний акционеров, а также уголовных дел против тех, кто не успел первым добежать до госреестра предприятий. No comments, как говорится…

В бизнес-среде наиболее активные работники рейдерского цеха хорошо известны, равно как известны их привычные методы, что позволяет опытному специалисту-корпоративщику уже на первых этапах начавшегося захвата вычислить его наиболее вероятных организаторов «по почерку». В РФ наиболее известными рейдерскими структурами являются ГК «Минфин», АФК «Система», инвестиционная компания «Сфера», адвокатское бюро Халимона, в Украине – Группа «Приват», Смарт-холдинг, Финансово-промышленная группа «Финансы и Кредит», группа компаний ТЕКТ.

В последние годы рейдерство, опираясь на административный ресурс и коррумпированные правоохранительные органы, становится проще, вместо многоходовых схем приходят более простые. В ряде случаев речь идет даже не о захвате предприятия, а о принуждении мажоритарных акционеров к выкупу у миноритариев их пакета акций по завышенной цене. Тем не менее существует несколько классических, шаблонных способов захвата предприятия: 1) Захват путем скупки акций у миноритарных акционеров. Иногда этого бывает достаточно для того, чтобы инициировать собрание акционеров и принять нужное решение (например, произвести смену топ-менеджмента или принять решение об отчуждении наиболе ценного имущества). Далее применяется операция, называемая «спилить актив» или «слить актив через прокладку», т.е. продать имущество один-или несколько раз подставному покупателю и тем самым создать конечного добросовестного приобретателя, истребование имущества у которого законными методами становится невозможным. 2) Вход на предприятие через наемное руководство, которое, как известно, можно купить. Подкупленный менеджмент может просто сливать активы на подконтрольные рейдеру структуры, брать кредиты в подконтрольных рейдеру банках под астрономические проценты, намеренно доводить предприятие до банкротства, создавая кредиторку перед подставными структурами рейдера и т.д. Весьма часто случается, что проблемы с законом есть не только у нападающей стороны, но и у подвергшейся нападению. Это обстоятельство сильно повышает риск подвергнуться рейду, т.к. упрощает задачу для рейдеров. 3) Захват через кредиторскую задолженность: если у предприятия имеется много относительно мелких поотдельности, но веских в совокупности задолженностей, рейдер скупает их и предъявляет к единовременной оплате. 4) Черные рейдеры практикуют также так называемый «вход по беспределу», что означает войти на предприятие при помощи вооруженных людей, используя фальшивые документы, поддельные подписи или купленные ранее судебные решения. Может сопровождаться битьем сотрудников собственника. Основными кирпичиками рейдерской схемы являются именуемые на проф.сленге «письма дальних родственников», т.е многочисленные иски весьма продвинутых в корпоративном праве миноритарных акционеров по различным надуманным поводам, а также принимаемые судами по ходатайствам этих «дальних родственников» определения, которым арестовывается имущество, акции предприятия-цели, отстраняется от работы его менеджмент и многое другое. Самое сложное в борьбе с этими грамотными «родственниками» и их кривыми мерами то, что они появляются неожиданно со всех сторон необъятной Родины и отследить где и когда будет подан очередной иск невозможно. Чтобы справиться с этой напастью как в российское, так и в украинское законодательство были внесены некоторые нормы, призванные ограничить возможность подачи исков к АО или от акционеров АО где угодно от Биробиджана до Смоленска. В частности, арбитражное процессуальное законодательство РФ гласит, что корпоративные споры, определенные Арбитражным кодексом, должен рассматривать арбитраж по месту регистрации компании-ответчика. Все поправки были внесены таким образом, чтобы обеспечить стягиванияе в один арбитражный суд и в один процесс всех составляющих единого корпоративного спора. Аналогичная норма была внесена в хозяйственный процессуальный кодекс Украины. Не особенно помогло, поскольку нашлись дыры. Вот только один из возможных вариантов обхода данного корпоративного требования: судятся стороны, связанные с рейдером, предприятие – цель вообще не в курсе происходящего. Вначале подается иск с НЕкорпоративным предметом в тот суд, где рейдер располагает возможностями получить нужное ему определение и суд открывает производство по делу. Затем вторым участником спора подается встречный иск с уже нужным рейдеру корпоративным предметом и одновременно прилагается ходатайство «дальнего родственника» о принятии судом «кривых мер». Требования о смене подсудности на стадии рассмотрения спора в кодексе нет, поэтому такой корпоративный спор снова рассматривает не компетентный суд по месту регистрации АО, а любой «басманный суд» где придется. Есть и другие варианты обхода этого требования, поэтому полумеры в виде введения в процессуальный закон понятия «корпоративная подсудность» не имела особого успеха.

На практике особенно распространены два первых способа захватов и четвертый. Третий способ соответствует закону, но является достаточно редким, так как может быть применен только в отношении компаний, ведущих крайне неосторожную финансовую политику. Захват путем оспаривания результатов приватизации в России является нечастым в связи с тем, что основной период российской приватизации пришелся на 1990-е годы, и сроки давности по приватизационным сделкам, в основном, уже истекли. В Украине это способ все еще весьма популярен, поскольку приватизация происходит до сих пор и сопровождается массой нарушений законодательства.

Один из наиболее ярких и скандальных примеров именно такой корпоративной войны - война за Черноморский судостроительный завод (Украина, г.Николаев), которая полыхала два года назад и закончилась полной победой нападавшей стороны – «Смарт – Групп» Вадима Новинского. Оба – и бывший собственник завода И. Чуркин, и новый, получивший его в результате рейда – российские предприниматели, «олигархи второго эшелона». Захват в данном случае был даже не «серым», а настоящим «черным». В частности, вход на предприятие был произведен с участием сотрудников охранного агентства в черных масках, а контроль над реестром акционеров был получен путем банального грабежа: офис реестродержателя был ночью взломан, компьютер и документы системы реестра – вынесены, данные реестра – уничтожены. Поскольку вошедший на завод «по беспределу» новый «собственник» заказал и изготовил собственные печати завода, провел внеочередные собрания акционеров и назначил свой менеджмент, а бывший собственник ЧСЗ не готов был отдавать свой завод без боя, то после захвата на заводе установилось двоевластие - два правления, две печати… Особенно дико вся эта ситуация проявлялась при рассмотрении в судах различных споров с участием судостроительного завода: в каждое заседание являлись не менее двух его представителей с доверенностями от разных правлений, заверенными разными печатями. Поскольку каждый представитель при этом считал другого нелегитимным самозванцем, суд перед заседанием предпринимал попытки установить, кто же из них является правомочным… Первоклассное представление разыгрывалось!

Безусловно основной причиной, по которой отъем ЧСЗ удался рейдерам без особых расходов и быстро - это слабость правовой позиции бывшего собственника завода. Последний в свое время не вполне чисто приватизировал завод, затем был втянут в массу вялотекущих судебных процессов. Итак, Золотое правило корпоративной защиты - чем меньше у собственника внешних проблем, тем меньше вероятность успешного рейдерского «входа» на предприятие.

Следует отметить, что изложенные выше комбинации не всегда имеют целью собственно захват бизнеса. Бывают и более сложные варианты конечной цели. Например, иностранный инвестор приобретает контрольный пакет акций (либо долей) в предприятиии «Дед Мороз». У бывшего собственника по обоюдному согласию остается часть бизнеса - в пределах 20-25 %, реальная стоимость которого составляет, предположим, условный миллион. Этого пакета акций не достаточно для контроля над «Дедом Морозом», но вполне достаточно, чтобы при помощи все тех же «афрорейдерских» методов заблокировать нормальную работу компании и сделать дальнейшую жизнь мажоритарного акционера совершенно невыносимой. Конечная цель комбинации – вынудить большого партнера выкупить у бывшего собственника бизнеса оставшийся мелкий пакет акций «Деда Мороза» не за миллион, а за миллион плюс Х. Чем больше итоговая сумма отступных Х, тем эффективнее был рейд.

Почему так счастливо сложилось, что в Эстонии проблема рейдерства является скорее экзотикой, хотя в соседних странах это явление стало серьезной проблемой? Я не думаю, что дело в более высокой законопослушности граждан, в совершенстве законодательства либо в чем-то еще подобном. Я вообще не думаю, что это заслуга государства. На мой взгляд Эстонии просто повезло – здесь нет условий, стимулирующих развитие рейдерства. Первое и главное такое условие – это наличие большого количества по-настоящему дорогих и стоящих активов, ради которых имеет смысл строить реализовывать комбинацию. В России, в США их очень и очень много, в Украине и в Польше их также хватает, но в Эстонии негосударственных объектов для захвата действительно высокой стоимости в «славянских масштабах» нет вообще, объектов среднего уровня наберется десяток-два. Это явно не поле для активной игры.

Вторая причина – это небольшие территория и количество населения. Эти факторы не позволят рейдеру эффективно маневрировать между региональными конролирующими органами и судами, надежно прятать концы в воду и доставать всяческие нужные документы за несколько тысяч километров. Трудно скрыто что-то в деревне, где все всех знают, а в сравнении с Россией или даже Украиной Эстония – именно деревенька, где судьи, банкротные управляющие и адвокатские конторы практически наперечет и доехать до суда, вынесшего «странное» решение о вашем бизнесе – дело нескольких часов. Где ж тут развернуться рейдеру?

Нельзя не отметить, что рейдерство в российских условиях оказалось еще и экономически выгодным занятием. В России создавать на пустом месте новое производство очень долго и дорого: землеотвод и строительство объекта требуют разрешений и согласований, получение которых затягивается на годы и влетает в копеечку. В результате прихватить пиратским образом плохо лежащий промышленный актив стало гораздо проще и выгодней. Вице-президент ТПП РФ, д.ю.н, профессор Владимир Исаков в одной из своих статей утверждает, что связанная с последним обстоятельством рентабельность рейдерства составляет 1000 и более процентов на первоначальновложенный капитал. Со своей стороны могу подвердить, что в Украине ситуация абсолютно аналогичная, не зря ведь украинские рейдеры у российских коллег учатся стратегии и тактике, и отдельным методам.

Какова же мораль сей басни? Первое: от рейдерского налета не застрахован ни один собственник бизнеса, но особенно повышаются риски для тех собственников компаний, чей бизнес представляет собой реальную ценность, но при этом никогда не подвергался мерам корпоративной защиты и «открыт всем ветрам». Такой риск есть даже в Эстонии. Для тех предпринимателей, кто собирается переводить часть бизнеса в Россию или Украину, такая корпоративная защита или планирование структуры нового предприятия является просто обязательной, как прививка. Правильно выстроить корпоративную защиту можно только с учетом особенностей той страны, куда вы продвигаете свой бизнес, так как американские методы абсолютно не работают в России и наоборот. Корпоративная защита может включать в себя анализ корпоративной структуры бизнеса, выявление и устранение нарушений законодательства и «проблемных мест», включая анализ и корректировку учредительных и внутренних документов; консолидацию пакетов акций, долей; диверсификация активов, защиту реестра акционеров; контроль над кредиторской задолженностью; анализ и разработку принципов документооборота и отношений с контрагентами; анализ потенциальных конфликтных ситуаций и так далее.

Следует помнить, что эффективная корпоративная защита в абсолютно законном её варианте возможна только в случае, если она применяется как профилактика, т.е. при полном отсутствии корпоративного конфликта. Когда же конфликт разгорелся, защищаться придется тоже жестко, потому, что «против лома нет приема если нет другого лома». Чтобы оборона в условиях корпоративной войны действительно работала, методы защиты должны быть такими же, как и методы рейдеров, а иначе ничего не получится. Только вот для закона нет разницы, нападает лицо, или защищается… Корпоративные захваты — это всегда дорогостоящая работа высококлассных юристов. Частенько сами рейдеры утверждают, что если бы на предприятиях-жертвах им платили бы столько же — вряд ли кто-то эти предприятия бы «съел». Вот с этим бахвальством я поспорила бы, поскольку весьма мало специалистов захватчиков и защитников в чистом виде: защитой от рейд-захватов занимаются те же люди, что и собственно захватами, все зависит от клиента, который заказывает музыку.

На мой взгляд победить окончательно рейдерство так же сложно, как, например, прекратить торговлю оружием. Вред от того и другого очевиден, но и выгода от этой деятельности не менее очевидна и существенна, поэтому одни компании будут рейды совершать, другие будут с ними бороться и все при деле. Предполагаю, тем не менее, что в России рейдерами просто пока всерьез никто не занимался. Лично у меня нет сомнений в том, что если ВВП чего-то действительно захочет, у него непременно это получится, поэтому если за рейдерство в РФ возьмутся, оно существенно притихнет, а вот в Украине и других странах бизнесу защищаться еще очень долго придется самостоятельно.

Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
За разосланные судебным исполнителем данные отвечает работодатель
07:00 22 ноября 2017
За разосланные судебным исполнителем данные отвечает работодатель Судебные исполнители часто отправляют письма, содержащие деликатные личные данные должника, на общий электронный адрес рабочего места, к которому зачастую есть доступ у тех людей, до которых эти...
Построй свой дом

Почему именно сейчас лучшее время для создания парка солнечных панелей?

Как эффективно управлять бюджетом?

Как начинающие предприниматели могут сэкономить время и деньги на бухгалтерских расходах?

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
ТОПы Äripäev
Mероприятия
Полезные предложения