Стоят ли за цифрами «880/7/22/80» налоговые мошенники?

07 апреля 2016, 11:04

*расследовавшие дело журналисты выяснили, что в деле замешаны 880 эстонских компаний, 7 клиентов, 22 бенефициара и 80 участников разных фирм

Панамские документы, вероятно, будут ещё долго оставаться горячей темой. Если в международном масштабе уже ясно, что в скандале замешаны многие известные действующие лица во всём мире, то в Эстонии все с нетерпением ждут информации о том, кто скрывается за этими «880/7/22/80».

Уже обсуждают различные производства, которые могли бы быть применены в отношении «грешников». Налоговый департамент открыто вызвал их «на ковёр», чтобы пересмотреть налоговые дела этих лиц.

Но прежде чем осуждать, следовало бы выяснить, противоправно ли  использование офшорных фирм, и каковы могут быть обусловленные эстонским правовым пространством причины того, почему их продолжают использовать. 

За пределами разумного сомнения остаётся то, что владение офшорной фирмой и осуществление деятельности через неё само по себе не является противоправным, если, конечно, законы конкретного государства прямо не запрещают это определённым лицам (например, чиновникам). В Эстонии такого запрета нет. Более того, закон о подоходном налоге даже предусматривает правила декларирования участия лица в офшорной компании и полученный от неё доход.

Главной причиной владения офшорной компанией можно действительно считать оптимизацию налогов, однако, для Эстонии, эта оптимизация преимущественно осталась в 90-ых. В свете отсутствия подоходного налога для предприятий Эстония также является регионом с низкой налоговой нагрузкой, что существенно снизило интерес наших бизнесменов к юрисдикциям вроде Панамы. Также многие другие государства-члены Европейского союза предлагают различные возможности снижения налоговой нагрузки.  

Однако офшорные регионыпродолжают представлять  интерес для тех, кто занимается предпринимательством в сфере судоходства: для избежания двойного налогообложения, высоких налоговых сборов и во избежание запретов на импорт товара. Например, у Эстонии нет договора об избежании двойного налогообложения с Российской Федерацией, местами налоги на импорт товара довольно высоки, что поставило уже не одного предпринимателя перед необхоимостью продавать свой товар через офшорную компанию-посредника. Коме того,  к использованию таких офшорных компаний подталкивает и политическая ситуация, а именно сложившиеся отношения между ЕС и Россией.

 

Также для наследования имущества офшорное решение может оказаться достаточно эффективным при необходимости избежать двойного налогообложения. Принятие эстонского наследства налогом не облагается и в этом смысле Эстония является юрисдикцией  с низким налогообложением. Однако, проблема возникает при последующем отчуждении унаследованного имущества, когда государству придётся уплатить подоходный налог со всей цены продажи. Иными словами, если наследодатель вложил свой уже обложенный налогом доход в акции коммерческого предприятия, то при продаже этих акций наследником оный обязан заплатить подоходный налог с полной суммы, т.е. по существу, второй раз.

 

Поскольку проблемы владения и продажи наследственного имущества многогранны, то в мире достаточно распространено хранение оставляемого в наследство имущества на юридическом лице, которое не является в обычном понимании коммерческим предприятием, но которое даёт возможность гибко исполнять инструкции наследодателя. В Эстонии в такой ситуации можно было бы говорить о целевом фонде. Но на сегодняшний день использование у нас целевого фонда в смысле налогообложения является проблематичным, так как, например, полученные целевым фондом дивиденды облагаются налогом и при дальнейшей выплате наследнику, то есть повторно.

Думаю, если бы государство разумно разрешило вопрос о  налогообложении последующего отчуждения унаследованного имущества и исключило бы двойное налогообложение целевого фонда, то интерес эстонского налогоплательщика к офшорным решениям в смысле наследования угас бы. Скорее наоборот,многие состоятельные лица со своим имуществом пришли бы в Эстонию.

И еще одна причина, заставляющая людей пользоваться офшорными юрисдикциями - это желаниескрыть свое имущественное положение.Коммерческий регистр и основные регистры имущества в Эстонии открыты, поэтому при желании можно достаточно точно выяснить имущественное положение каждого, основываясь на содержащейся в них информации. Но не каждый хочет, чтобы о нем все знали. Если чиновника, не отразившего участие в офшорной компании в декларации своих коммерческих интересов, можно в этом упрекнуть, то в отношении т.н. обычного бизнесмена это неуместно.

Хелмут Пикметс является партнёром Адвокатского бюро VARUL, руководителем налогового направления.

 

 

 

 

    Хелмут Пикметс
Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
Строительство  «Северного потока – 2»
17:45 10 июля 2017
Европейские энергокомпании защищают «Северный поток – 2» от США Европейские энергетические компании, участвующие в проекте «Северный поток – 2», выступили против попыток США ввести санкции, под которые попадали бы российские экспортные трубопроводы. Некоторые...
13:40 10 июля 2017

R-Kiosk в минусе

Как разбогатеть?

Займы частным лицам и фирмам – опасности и возможности

Построй свой дом

Азбука электроматериалов. Говорят электричество, подразумевают Esvika

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
ТОПы Äripäev
Mероприятия
Полезные предложения