Наша реликвия – это свобода

16 апреля 2016, 17:42

Фото: Aripaev

Почему человек в пенсионном возрасте должен хотеть повлиять на будущее Эстонии? Зачем ему это, если он может быть доволен своей прежней жизнью, да и в настоящем его ничего не гложет? Ответ прост: у этого человека есть дети и внуки, которых он сильно любит. И он очень хотел бы, чтобы и их поколение жило в мире и спокойствии.

Президентские выборы в Эстонии пройдут спустя несколько месяцев после того, как Великобритания примет решения относительно своего членства в Европейском союзе. Они пройдут за пару месяцев до президентских выборов в Соединенных Штатах Америки. Они пройдут примерно за год до президентских выборов во Франции и всеобщих выборов в Германии. После этих событий мир станет совершенно другим. Он может стать игораздо хуже. Мы не хотим однажды почувствовать ледяное дыхание возможного политического одиночества.

Когда я учился в средней школе (выпуск 1967 года), в Эстонии было на 40% больше молодых людей, чем сейчас.

Не нужно даже искать точные данные Департамента статистики, чтобы понять, что молодая часть нашего народа становится все меньше.

25 лет назад вместе с Россией мы участвовали в окончании холодной войны. Сегодня неподалеку от нас уже совершенно иная Россия.

Наши дела шли удивительно хорошо. Сколько красивых домов построено после восстановления независимости! А сколько центров культуры, спортивных залов, сколько школ приведено в порядок, сколько новых жилых домов! Сколько шоссе отремонтировано. Для сравнения – за 50 лет советского периода в Вильянди был построен только один продуктовый магазин. Зато было много ракетных баз. А свобода передвижения! Раньше было можно свободно поехать в Крым, но ни в одну зарубежную страну. Сегодня же мы можем свободно ездить по всему миру, правда, за исключением Крыма.

Культурная жизнь сейчас гораздо оживленнее, чем когда-либо. Никогда раньше у нас не было так много театров, постановок, концертов, изданных на эстонском языке книг.

Люди вполне довольны своей жизнью в Эстонии. Довольны и своим государством. Особенно хорошо к своей родине относятся те, у кого есть опыт проживания за рубежом. В Эстонии хорошая бизнес-среда, это признают зарубежные инвесторы, об этом свидетельствуют многочисленные международные индикаторы.

Говорят, что Эстония готова. Экономисты знают, что любая готовая вещь начинает разрушаться, изнашивается.

«Застой, товарищи – это движение вспять», – говорил герой культового фильма «Мужчины не плачут», которого сыграл Антс Лаутер.

Великий чешский писатель Милан Кундера после депрессии 1968 года написал следующее: «У каждого народа есть свои периоды пробуждения и сна. Только вот сон малого народа отличается от сна большого. Малый народ может уснуть навсегда».

Такое чувство, что дела Европейского союза нам будто надоели. Мы все время соревнуемся в острословии. Говорим о Европе в третьем лице. Они там слабы во внешней политике, они слабы в принятии решений. 25 лет назад мы упорно работали над тем, чтобы стать частью Европы.

Сегодня мы привыкли к тому, что Европа – это часть нас. Мы привыкли к свободе слова, мы привыкли к свободному движению людей, к правовому государству. Мы привыкли к тому, что участвуем в общих проектах по строительству Европы, что Европа поддерживает нашу культуру, науку,  наше сельское хозяйство. Мы привыкли и признали своим европейское отношение к людям, начиная с прав человека, помощи нуждающимся, отрицания смертной казни и заканчивая христианской любовью к ближнему, которая на самом деле и лежит в основе отношения к человеку.

Ослабление Европейского союза (или его возможный распад) повлечет за собой повышение значимости двусторонних международных договоренностей. С 1957 года Россия (тогда еще Советский союз) считала невыносимой саму идею добровольного объединения европейских народов в Европейский союз. Она всячески избегала всех договоров, которые могли быть заключены между Россией и Европейским союзом. Она предпочитала договариваться со странами-членами по отдельности, способствуя расколу между ними, предпочитая самых дружественно настроенных. Это многим нравится и в коридорах европейских стран. До Второй мировой войны балтийские страны не могли договориться ни о чем важном. Договориться сложно и сегодня. Крупный общий проект Rail Baltic запущен прежде всего потому, что это транс-европейский проект с высоким приоритетом.

В эстонских народных сказках герой с помощью хитрых уловок находит горшок, полный золота, не прикладывая для этого особых усилий. Давайте не будем верить в сказки!

Экономику двигает вперед людская инициатива, трудолюбие и ответственность. Всё, что способствует этим факторам, поведет нас дальше.

Запреты, регуляции, контроль, приказы, перераспределение и уравнивание экономику дальше не поведет.

Участились призывы к радикальной переоценке нынешней экономической политики. Роль государства в экономике хотят увеличить, будучи уверенными в том, что рост объемов перераспределения сделает нас всех одинаково богатыми. Советуют отмежеваться от европейской политики санкций в отношении России, ошибочно полагая, что это улучшит наше положение, и что за это не придется заплатить высокую цену как на политическом, так и экономическом уровне. Обвиняют, конечно же, правительство Эстонии. Призывают защитить протекционистскими методами те сферы экономики, которые находятся в плачевном состоянии. Постоянно высказывается мнение, что сохранение сбалансированного бюджета – это бессмысленный каприз.

Все это недальновидно. Для преодоления нынешних трудностей нужно не останавливаться, а двигаться дальше по выбранному пути. Принципиальных альтернатив нет. Необходимо искать новые возможности, которые будут опираться на то, что уже сделано.

Экономический рост появится при взаимодействии работы и капитала. Сегодня нам необходим значительно больший приток частного капитала, нам нужно больше частных начинаний. 25 лет назад это стало толчком к развитию нашей экономики, это же поведет нас дальше.

Я хочу подчеркнуть необходимость расширения возможностей частного сектора в экономике. Отношения в основанной на частной собственности экономике – это принципиально свободные договоренности между свободными партнерами. Нет лучшей экономической системы для поддержки частной инициативы. Государственный бизнес, как бы привлекательно он не выглядел в качестве решения эмоциональных и краткосрочных задач, в итоге всегда неизбежно приводит к коррупции, застою и бюрократии.

Если мы оглядываемся назад в поисках движущих сил, то это не означает, что мы не видим тот огромный прорыв, который произошел за последние 25 лет благодаря развитию информационных и коммуникационных технологий. Цифровой мир повсюду, администрирование в этой области – ключ к будущему. Цифровой мир радикальным образом изменил и будет менять все прежние бизнес-модели. Например, сегодня транспортный бизнес – это не столько транспортировка людей и товаров, сколько транспортировка, анализ и использование данных. Основанные на электронных решениях умные транспортные системы – это главный двигатель в развитии всемирного транспорта. Развитию необходимой продукции государственные границы не помеха.

До Второй мировой войны в Эстонии также собирали и легковые автомобили. Сегодня сложно представить, что наше производство легковых автомобилей могло бы выйти на мировой рынок и принести Эстонии благосостояние. При продаже цифровой продукции, собственно, нет иных препятствий, кроме ее качества. Стремительное развитие цифрового мира в будущем поставит перед нами новые задачи.

Например, как будут связаны между собой государство и мир цифрового бизнеса? Нынешние государственные границы – это препятствие для этого рынка. Каким образом доходы глобального цифрового бизнеса будут участвовать в покрытии общих расходов общества? В кошелек нашей страны поступили средства, которые мы должны быть способны тут удержать.

Во-вторых, образование становится международным как по содержанию, так и по части согласованности с другими странами. Наши дети должны получать образование, которое им позволит успешно конкурировать на международном уровне. В Эстонии нужно расширить сеть школ, которые дают образование по международным стандартам и, при необходимости, на английском языке.

Внимательный наблюдатель обязательно следит за предвыборной дискуссией в Соединенных Штатах Америки. Звучат призывы к уменьшению (и значительному) того вклада, который США вносят в обеспечение международной безопасности, в том числе и в Европе. Такие настроения всегда наблюдались по ту сторону океана, но США непоколебимо придерживались своих обязательств перед союзниками. В то же время, оправданным можно считать призыв к союзникам, в том числе и к нам, относительно увеличения нашего материального вклада в обеспечение собственной безопасности, причем не только на уровне сил обороны, но и на уровне сил внутренней безопасности.

Мы не должны быть проблемой для наших союзников, мы должны быть частью решения.

Успешные действия террористов в Европе в последнее время, а также проблемы с контролем над миграционными потоками требуют новой концепции внутренней безопасности. Защита ценностей и свобод требует в том числе и силы. Массовые митинги, осуждавшие террористические акты, выглядели впечатляюще. Но как только речь заходит о мерах, необходимых для обеспечения безопасности, то в Европе иногда создается ощущение, что на самом деле террорист является жертвой, а убитые люди сами виноваты в том, что дали возможность организовать эту ужасную кровавую бойню. Самое важное право человека, которое нужно защищать, – это наше право на жизнь, право не быть убитым фанатиком. Между защитой данных, правами человека и интересами безопасности необходимо найти баланс.

Россия, наш крупный сосед, сейчас испытывает трудности. Что принесет нам будущее? 25 лет назад Россия начала участвовать в саммитах 8 ведущих стран мира. Регулярные встречи в верхах проводились и с руководством Европейского союза. Эти встречи прекратились. Россия находится в международной изоляции. Экономическое состояние жителей ухудшилось. Этнические русские чувствуют себя в России все менее защищёнными: экономика, народные протесты, напряженность на Северном Кавказе.

Политика России в отношении своих соседей выглядит странно. Последствием этой политики за последнее время стали находящиеся в катастрофической ситуации дотационные регионы: Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия, а теперь и области Восточной Украины. С другой стороны, Украина, Грузия и народы других приграничных стран стали относиться к России крайне враждебно.

Странно и то, что Россия в сущности не предпринимала никаких попыток завоевать себе друзей среди соседей, привлечь их позитивными методами.

Нет смысла ожидать демократизации России. В то же время стоит опасаться усиления нестабильности в этой стране.

Одним из переломных моментов в истории России стало «окно, прорубленное к Балтийскому морю», завоевание восточного побережья Балтики, и основание Санкт-Петербурга. С восточной стороны были монголы, с западной – цивилизация, которой восхищались. Сегодня это окно захлопнулось. Мы не закрывали это окно. Мы хотели быть этим окном – при условии, что будем свободной и независимой страной, которая сама принимает решения относительно своего будущего. Зарубежные инвестиции поступали к нам в основном из Европы. А могли бы мы стать окном в Европу и для тех российских предпринимателей, которые разделяют наши ценности и кого притесняют в российской бизнес-среде?

Мы с удовольствием бы использовали свою близость к Санкт-Петербургу, который в 19 веке помог эстонцам увеличить свое благосостояние. Сегодня вопрос заключается в различных ценностях по ту и эту сторону границы. И в случае с ценностями нельзя делать скидки. Аннексию Кувейта мир не простил. Мир не смирился и с израильской оккупацией территорий арабских стран. Ценой мира с Египтом стало возвращение ему оккупированного Синайского полуострова. Мир не может смириться с аннексией Крыма и с российской агрессией в Грузии и Украине.

Наша общественность достаточно равнодушно относится к отсутствию договора о границе с Россией. Политики боятся этой темы и избегают ее. Я всегда придерживался мнения, что с точки зрения политики в области безопасности пограничный договор с Россией для нас крайне важен. До тех пор, пока его нет, можно утверждать, что мы хотим получить себе часть российской территории, что у нас есть территориальные претензии. Во имя Федеративной Республики Германии Гельмут Коль признал границу по Одеру – Нейсе, то есть, другими словами, признал, что значительная часть Германии входит в состав нынешней Польши. За этим решением стояло признание объединения Германии со стороны мировых государств. В 1991 году Россия признала неприкосновенность существующих границ советских республик и, вопреки концепции и советам Александра Солженицына, не стала, например, требовать у Казахстана возврата крупных территорий, исторически населенных русскими.

Силу, направленную вовне, мы создаем, используя силу внутреннюю. Для того, чтобы быть сильными во внешней политике, мы должны быть сильными в политике внутренней. Ключ к нашей безопасности находится в наших руках.

У меня, наверно, сотни раз спрашивали за рубежом, является ли проблемой для Эстонии наличие многочисленного русского меньшинства. Я отвечал, что это не проблема, что все хорошо.

В это никто не верит.

У нас живет 330 000 человек, которые в большей или меньшей степени имеют русские корни. Это очень большое число. Являются ли эти люди частью потенциала Эстонии как единого целого? Является ли Ида-Вирумаа нашим богатством или нашей проблемой?

Наша родина сегодня дает людям большее чувство защищенности, лучшее экономическое благосостояние, мы открыты миру. Это ведь не плохо! Во многих европейских странах обострились отношения между различными этническими группами: Бельгия, Испания, Великобритания. Если кому-то удастся спровоцировать конфликты между группами людей разной национальной принадлежности, то у этого будут тяжелые последствия.

На сегодняшний день у нас нет партий, сформированных по языковому или этническому признаку, чьей единственной целью была бы борьба за сохранение языковой или этнической самобытности. Что влечет за собой такое разделение, можно увидеть на примере Бельгии 1978 года.

В краткосрочной перспективе нельзя исключать, что в Эстонии появится новая политическая сила, которая будет основана на т.н русскоязычной самобытности Эстонии. Нельзя недооценивать опасность такой оппозиционной силы для коренных жителей Эстонии. Они начнут усиливать друг в друге противоречия. Политические решения, направленные на предотвращение такого противостояния, должны быть прагматичны и основаны на сплоченности граждан. Давайте не будем прятать головы в песок. Не надо начинать с отрицания проблемы.  

История Эстонии гласит, что в древние времена эстонцы прятались на островах посреди болот. На болотные острова вели тайные подводные помостки, о которых знали немногие.  Это было для того, чтобы чужие псеглавцы и крестоносцы – нас не нашли. Много местных жителей спаслись от грабежей и убийств.  

 

Наравне с болотными островами развивались города, например, ганзейский город Таллинн. В городе было много людей: много чужаков, странников, преступников. Было много денег и богатства, странники приносили с собой новые вещи, современные знания и неизведанные соблазны. Город рос и быстро развивался. Ганзейский город Таллинн был свободным обществом, возможно, одним из самых свободных из тех, что до сих пор существовали в Эстонии.  

 

Рада ганзейского города Таллинна (немцы) применяли решительные меры для увеличения населения и вербовки людей (эстонцев) из деревень. Одного предпринимателя угрожали наказать, когда он отказался брать эстонца на работу. Можно подумать, что культурные различия между приезжающими эстонцами и элитой города (немцами) были разительными, но это не препятствовало росту города.

 

После восстановления независимости Эстония сделала выбор в пользу открытости. Сейчас очередной момент, когда надо решать, двинемся мы дальше с городской идеологией или с идеологией болотных островов. Обе имеют свои прелести, обе имеют недостатки.  

Если мы открыты, то это означает как эмиграцию, так и имииграцию. Прогноз снижения численности населения базируется на том, что в нашей демографической политике ничего не изменится.

 

Кто-то на самом деле верит, что существует волшебный способ повысить рождаемость в Эстонии до уровня Африки?

Спокойно и прагматично смотреть в будущее в вопросах демографической политики мешает полученная в прошлом серьезная травма. В советские времена в Эстонию прислали 600000 иммигрантов, не спросив нас, местных жителей.

Если мы хотим изменить демографическую политику, то недостаточно просто поддерживать иммиграцию. Временные жители не обеспечат стабильный рост и не повысят чувство безопасности. Ключ – это политика выдачи гражданства. В период 1992–2015 наше общество увеличилось на 158,5 тысяч натурализованных граждан. Давайте не будем забывать, что для того, чтобы стать гражданином, необходимо иметь желание, уважать эстонское государство и владеть языком. У нас есть выдающиеся примеры в лице людей другой национальности, которые стали настоящими патриотами Эстонии.  

 

104 000 граждан Эстонии живут за границей. Помимо них есть определенное количество людей, у которых есть дети с гражданами другого государства. Сделали ли мы достаточно для того, чтобы эти люди чувствовали себя эстоноземельцами? Я думаю, что нет. Но они «свои» люди. Я не хочу, чтобы они потихоньку дистанцировались от Эстонии.  

 

Наша политика должна поддерживать рост числа граждан Эстонии. Для этого необязательно снижать требования ни в вопросах языка, ни в вопросах лояльности.

 

Жан Моне в 1940-м году сказал своим соотечественникам, французам: Англия выиграет войну, а Франция – нет. Потому, что в Англии война – дело каждого мальчика, а во Франции война – это только забота правительства.  

Народ – это масса? Из которой при необходимости с помощью Интернета можно создать отряды нападения, а при необходимости – молчащее и равнодушноесообщество?

Общество – это сетка, ткань, которая состоит из людей, решающих и несущих ответственность. Это учителя, врачи, полицейские, судьи, главы армии, бизнесмены, главы местных самоуправлений, политические руководители. Эти люди должны чувствовать доверие общества.

Для того, чтобы пережить все штормы в настоящем и будущем, необходимо, чтобы все звенья общества были крепки.   

Авторитет директоров школ подрывается. Тем не менее, директор школы – это один из столпов общества, чьи указания нельзя оспаривать.  

Кто защитит учителя?  

Врачи принимают решения о жизни и смерти людей. Последствия могут быть разными, в том числе и очень плохими. Кто защитит врачей? Можно иметь критическое мнение о системе здравоохранения Эстонии (у меня оно есть), но у меня нет никакого сомнения в компетентности и этике эстонских врачей. Деятельность врачей нельзя приравнивать к охоте на ведьм.  

При необходимости полицейский должен применить силу. Если нужно, то нельзя колебаться. Полицейских необходимо защищать в их работе.

Общество должно поддерживать людей, которые принимают решения, делают выбор за других и несут за это ответственность. В обществе не могут доминировать люди, которые ни за что не отвечают.

На самом деле народ постоянно выбирает. Он выбирает глав местных самоуправлений, старейшин волости, села, а в будущем и общины, выбирает предприятия, куда идти на работу и чьи товары покупать, выбирая тем самым успешных экономических субъектов, выбирая руководителей социальных, даже самых маленьких, групп. Ученые выбирают академиков, университеты – ректоров. Приход избирает руководителя церкви. Профсоюзами управляют выбранные люди. Родители выбирают школу, куда отправить учиться своих детей. Люди выбирают лидеров общественного мнения и культурных деятелей, которым можно доверять. Доверие к государству, чувство собственности граждан зиждется на людях и их решениях.  

Эстония – это парламентское государство. На основании действующей конституции мы семь раз созывали Рийгикогу. В ближайшие 25 лет будет еще 6 созывов. Можно было бы предположить, что со временем в политических решениях появится больше опыта, больше знаний о государственном управлении, больше зрелости. На самом деле авторитет Рийгикогу вовсе не вырос.Но чувство разочарования граждан в способности парламента к функционированию увеличилось. Почему это так?  

Около 30 лет назад появление партий провозгласило рождение настоящей демократии в Эстонии. Это вдохновило многих людей на участие в политической жизни. Сегодня принадлежность к партии воспринимается как что-то сомнительное, почти незаконное. Нормальный человек гордится, что он не состоит в партии. Еще лучше выглядит тот политик, который вообще не политик.  Американский президент Джон Кеннеди сказал: все мамы мечтают, чтобы их сын стал президентом, но в то же время он не должен быть политиком.  

Первое, на что нападают те, кто хочет подорвать демократический строй – это партии.  

Имидж партий можно улучшить. Путем модернизации правил и практики.

Политики всегда должны быть способны защитить демократию, в том числе парламентскую, частью которой являются партии. Это должен делать и президент республики. Защищать нужно систему, а не каждого политика или партию в отдельности. В реальности политики часто присоединяются к хору противников демократии, совершая нападки на политику и демократию, чтобы понравиться популистам. Мы сами простреливаем себе ноги.   

Демократия накладывает существенные ограничения на ее сторонников и дает значительные возможности противникам.

Насколько велико социальное напряжение, которое могло бы ослабить Эстонию? Мы живем намного лучше, чем 25 лет назад.В то же время рост социальных противоречий всегда опасен. При предотвращении возможных социальных конфликтов нельзя перебдеть. Более 20 лет назад один мой финский друг сравнил установки Эстонии и Финляндии в вопросах заботы. Он сказал, что в Финляндии в последние десятилетия действовал принцип «друга не оставляют», а в Эстонии – «другу ничего не оставляют». Нельзя допустить, чтобы это было правдой сегодня.  

Социальный диалог играет важную роль в процессе учета разных интересов в обществе. Это слово является шаблоном, и воспринимается как подделка. Большая часть социального диалога в Европе и является подделкой. Нет никакого диалога. В то же время успех немецкой экономики был связан с достаточно хорошо организованным социальным диалогом. Фактический социальный договор, в рамках которого у сторон есть как права, так и обязанности – это большая ценность. 

В нашей социальной политике видят решения проблем в установке новых правил и запретов.  

Мне не нравится государство, которое постоянно хочет насильно сделать меня счастливым!

Мы слишком хвалим себя. Мы убеждаем себя, какие мы большие, хорошие, инновативные. Давайте не будем жить иллюзиями.  Давайте не будем обманывать себя, что мы самые лучшие и важные в мире. Давайте также не будем страдать от комплекса неполноценности, не будем легко впадать в черную депрессию. Будем немного более прагматичными. Примем вещи такими, какие они есть. Будем действовать спокойно, выбирая лучшие варианты, подумаем о настоящем и будущем для себя, своей семьи, своих детей и внуков. Пророки принесут несчастье, прагматики поведут жизнь дальше. Примерно так говорил Генри Киссингер.  

У меня спрашиваютпочему Вы хотите баллотироваться на пост президента Эстонии? Отвечаю: у меня глубоко личная причина. Мои внуки сейчас учатся в школе. Завтра они будут выбирать свою дорогу в жизни. Они выбирают, где лучше всего работать и жить. Я хочу, чтоб через 25 лет им было ясно: самое лучшее место для жизни – это Эстония, моя родина. Я хочу повлиять на политику в Эстонии настолько, насколько возможно, чтобы через 25 лет Эстония была местом, где хорошо жить, где есть живая экономика, где в театры и концертные залы ходят люди. Где исторические города по вечерам выглядят не темными опустевшими музеями, а кипят жизнью.

Я думаю о будущем. Это будущее моих детей и внуков.  

Я не хочу, чтобы моя родина через 25 лет была одинокой, злой, бедной, покинутой.  

Жизнь идет дальше. Завтра тоже будет день. Сегодняшние страхи и риски уходят. Для того, чтобы с ними бороться, недостаточно одних красивых слов. Иногда важна сотрудничество с широкой общественностью, иногда важен консенсус. В истории Эстония многие большие решения принимались на основе консенсуса. Президент республики имеет возможность организовать сотрудничество различных сторон.  

В старые времена (в некоторых государствах - и по сей день) для того, чтобы поговорить обо всем, устраивали программные выступления продолжительностью в 6 часов. В моей речи нельзя затронуть все темы, которые нужно обсудить, и о которых я бы сам хотел поговорить. Надеюсь, что масштабные дебаты будут в дальнейшем. Я призываю все партии Эстонии как можно скорее выдвинуть своего кандидата на пост президента республики. Тогда мы сможем начать обсуждение действительно по существу.  

Иди через мост, если ты дошел до моста.

    Сийм Каллас
Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

На эту же тему
Новости
совладелец Tahe Outdoors Янек Похла.
06:54 16 ноября 2017
Эстонцы внедряются в сёрфинг-бизнес Совершившая в этом столетии две крупные сделки фирма по производству снаряжения для водных видов спорта Tahe Outdoors, заключила очередную значимую для истории предприятия сделку – инвестировала в...
Построй свой дом

Почему именно сейчас лучшее время для создания парка солнечных панелей?

Как эффективно управлять бюджетом?

Как начинающие предприниматели могут сэкономить время и деньги на бухгалтерских расходах?

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
ТОПы Äripäev
Mероприятия
Полезные предложения