Бизнес с российскими корнями

06 марта 2009, 11:03

Сегодня на чашку «пятничного кофе» в ДВ зашёл Михаил Лошков, владелец фирмы OU Estbetox, занимающейся продажей теплоизоляции и системами отопления.

Сегодня все говорят о кризисе, почувствовала ли его Ваша фирма, и если да, что предприняла в связи с этим?

Да, всё чаще приходится иметь дело с клиентами, которые не платят за поставленный им товар. Это прежде всего сети, торгующие стройматериалами в Латвии. Эстонских партнёров в этом упрекнуть не могу. Сказывается то, что ситуация там намного хуже, чем у нас. В связи с этим всё больше работаем не с посредниками, а с конечными потребителями - частными лицами.

Чем вы занимаетесь?

У Estbetox два направления деятельности: теплоизоляционные материалы и системы отопления.

На чём базируется Ваш бизнес?

Мы являемся официальными представителями немецко-японского концерна Trocellen Group по Прибалтике, Северо-западной России, а недавно получили право представлять его и в Скандинавии. Основная продукция - вспененный пенополиэтилен, имеющий множество сфер применения, но прежде всего являющийся прекрасным теплоизоляционным материалом.

Почему выбрали это направление деятельности?

Вижу тут большую проблему, ждущую своего решения, а бизнес на том и держится, что зарабатывает деньги путём решения чьих-то проблем.
Я общаюсь с клиентами и спрашиваю у них: «Какие у вас проблемы?» Чаще всего они таковы - непомерно высокие счета за отопление. Вот недавно опять звонила женщина и говорит, что за отопление квартиры вынуждена платить 2000 крон, при этом температура радиаторов выше 18 градусов не поднимается.
Я живу в индивидуальном доме площадью 220 квадратных метров и плачу те же 2000 крон, но это за всё потребляемое домом электричество, включая идущее на отопление, на освещение, на бытовую технику и пр. Если эта женщина за свою квартиру площадью в четыре раза меньше платит столько же за одно лишь отопление, то, очевидно, что она переплачивает. Тут есть над чем работать, а значит, есть место для бизнеса.

?????? ? ??????????? ???????

Каковы ваши перспективные планы?

Намерен построить около Таллинна завод по производству теплоизоляции для всех видов трубопроводов. От концерна Trocellen будем получать полуфабрикат - вспененный пенополиэтилен и делать из него теплоизоляцию для трубопроводов всех видов и размеров. Реализовывать продукцию будем в Прибалтике, России и Скандинавии.

Сегодня все говорят о сокращении производства и закрытии уже действующих заводов. Вы же, наоборот, планируете создание нового завода. Не боитесь?

Теплоизоляционные материалы для трубопроводов не слишком сильно зависят от нового строительства. Есть множество уже существующих теплотрасс, трубопроводов и систем отопления, через которые из-за отсутствия нормальной теплоизоляции теряется колоссальное количество тепла.

Сколько, по Вашей оценке, потребуется инвестиций на создание нового завода?

Всего потребуется порядка 5 млн. евро, но развитие будет происходить поэтапно. Для первого из них достаточно будет 500 000 евро.

Предприниматели Эстонии жалуются на сложности с получение кредита. Как намерены решить проблему финансирования?

У меня есть свои деньги. Кроме того, рассчитываю на фонды Евросоюза, который, как известно, поддерживает энергосбережение. Есть и другие варианты.

Estbetox - фирма молодая, чем занимались до этого?

Занимался бизнесом в России. Сам я из Питера, в Эстонии - последние четыре года.

Так Вы в Эстонии человек сравнительно новый. Что привело питерца в Эстонию?

Встретил свою будущую жену, которая оказалась таллиннкой. Теперь растим сына.

Значит, в Эстонию Вас привела любовь, а что заставило здесь остаться?

Я здесь себя прекрасно чувствую. Во всех отношениях, включая физическое состояние. У меня квартира в центре Петербурга, и когда приезжаю туда, естественно останавливаюсь в ней. Квартира уютная, но стоит открыть форточку, как начинаю задыхаться, одолевают головные боли, нет сна, плохое самочувствие. Приезжаю сюда и - все как рукой снимает.
У Питера много отрицательной энергетики. Как известно, Пётр построил город в 1703 году на болоте и на костях людей. Это сказывается.

Петербуржцы известны привязанностью к своему городу. Почему Вы так жёстко отзываетесь о нём?

Меня тоже многое связывает с этим городом. До трёхлетнего возраста с родителями жил по адресу: Мойка, 11, дом Пушкина рядом - Мойка, 12. Потом семья жила на Невском проспекте, за стеной нашей квартиры был всем известный «Дом книги» со стеклянным шаром на крыше.
К сожалению, надо признать, что великая культурная столица Петербург - это, скорее, история, чем современность. Сегодня ленинградского интеллигента, скорее, встретишь в Израиле или в Америке, чем на берегах Невы. От этого слоя мало что осталось.
В России это знают все, но в Эстонии отношение к регионам России в значительной мере базируется на представлениях прошлого.
Например, тут и поныне пугают Сибирью, что довольно забавно: сегодня это один из наиболее процветающих в экономическом отношении регионов России. В сибирских городах нет никакого кризиса, и они прекрасно подходят для развития бизнеса. Земля там дешёвая, есть различные льготы, например, в части электроэнергии. Чего там нет - так это индустрии развлечений, что сибирякам только на пользу: народ они денежный, но не испорченный, как в российских столицах.

Каким бизнесом занимались в России?

У меня и сейчас там есть бизнес - аудиторская фирма, имеющая офисы в Петербурге и Москве. Кроме того занимаюсь торговлей нефтью.

Как это возможно - жить в Таллинне, а управлять бизнесом, действующим в России?

Это налаженный бизнес, текущая работа которого не требует моего участия. Когда же в этом возникает необходимость, выхожу на связь через Интернет, «по скайпу». Текучка осуществляется сама собой, я же вмешиваюсь лишь тогда, когда надо дать нужное направление.


А какое направление может быть в аудиторской работе, назначение которой оценка финансовой отчётности предприятия?

В российском понимании аудит - это не только проверка бухучёта, но и выработка мер по минимизации расходов, в частности, налоговых. Есть небольшая группа клиентов моей фирмы, в основном это нефтяные компании, с которыми мы там работаем.

Вы упомянули торговлю нефтью. Как можно торговать ею, когда Вы здесь, а нефть - где-то в глубинах России?

Для того чтобы торговать нефтью, не надо быть на нефтяных скважинах. Вся российская нефтянка находятся не там, где добывают нефть, а в Москве. Я занимаюсь трейдерством: покупаю свободные остатки нефти у своих клиентов.

Давно Вы стали предпринимателем?

В 1992 году, мне тогда было 19 лет. С тех пор, как говорится, всю сознательную жизнь работал на себя. Быть наёмным работником не довелось.

Каким был Ваш первый бизнес?

Деревообработка. Тогда, в начале 90-х, начали покупать в области лесные делянки, вырубать лес, который шёл на производство фанеры, мебели и пр. Затем купил у одного обанкротившегося предприятия цех, совместно с партнёром оборудовал цех и превратил его в деревообрабатывающий завод. Было чем гордиться: у нас стоял уникальный японский станок, каких в мире было только три. Потом, когда пути с партнёром разошлись, я продал ему свою долю в этом заводе. Занялся бетонным заводом, но потом и его продал.

Одним из принципов успешного бизнеса считается сосредоточенность на одном направлении. Вы же своего рода предприниматель-многостаночник: деревообработка, производство бетона, аудиторские услуги, торговля нефтью, теперь вот теплоизоляция. Чем это объясняется?

Тем, что жизнь не стоит на месте, и те направления бизнеса, которые актуальны сегодня, через какое-то время перестают быть таковыми. Так, сильно изменилась мебельная промышленность - сегодня она очень мало использует непосредственно древесину, почти все делается из плит. А вспомните, какими были строительные леса раньше - сколоченными из пиломатериалов, а сегодня они сборные, металлические. В результате этих изменений то направление деревообработки, которым я занимался, утратило свою привлекательность.

От русскоязычных предпринимателей Эстонии порой приходится слышать жалобы на трудности, порождённые так называемым национальным вопросом. Почувствовали ли Вы это в своей деятельности?

Если бы те, кто жалуется на это, попробовали заниматься бизнесом в России, то все их нынешние трудности тут же показались бы им пустяками. Это не проблемы по сравнению с тем, с чем сталкиваются предприниматели в России.
С 1992 года, как я стал заниматься бизнесом в России, всё время был под напряжением. После этого вести бизнес в Эстонии - почти отдых.

Значит ли это, что, по Вашему мнению, предпринимательский климат в Эстонии лучше, чем в России?

Несопоставимо лучше. Самое главное - тут работают законы. В Эстонии если предприниматель соблюдает закон, то у него нет никаких проблем. В России же всё наоборот, если предприниматель действует строго по закону, то у него не будет ничего, кроме проблем.
Здесь, если законом предписано, что чиновник должен дать предпринимателю ответ в течение такого-то срока, то можно не сомневаться, что ты его получишь. В России тот факт, что для чиновников есть предписанные законом сроки для ответа, не имеет никакого значения - будешь ждать годами, но так ничего и не дождёшься.

Насколько обоснованы утверждения о высоком уровне коррупции в России?

Без того, чтобы постоянно давать чиновникам, бизнес в России вести невозможно.

Как выглядят эти поборы, неужели прямо так чиновники приходят и требуют денег?

Нет, конечно. Предприниматель сам идёт к ним, поскольку есть множество вопросов, которые без обращения к власти не решить. Приведу пример из прошлого. Когда занимался лесом, для решения вопроса землепользования пришлось обратиться к местной власти. Там мне сразу заявили: у вас такая хорошая фирма, а у нас такая плохая дорога. Будет очень правильно, если вы выделите нам на её ремонт 100 000 рублей. В то время это были немалые деньги, и я отказался. После этого началось. Пришли экологи с проверкой. «У вас есть договор на утилизацию электролампочек?» - «Какая утилизация? - отвечаю. – Да, бывает такое, лампочка перегорит, и мы её заменяем, но у нас они не сгорают сотнями». - «Ничего не знаем - платите штраф 50 000 рублей за отсутствие договора об утилизации перегоревших лампочек».
Следом идёт следующая проверка: «У вас в фирме есть бухгалтер, а где договор на утилизацию бумаги?» - «Какая утилизация бумаги, все в компьютере, безбумажное делопроизводство». - «Нет, по нормам 1967 года на каждого бухгалтера приходится 200 кг бумаги в год, за отсутствие договора об утилизации бумаги, получите следующий штраф».
И так далее. Вслед за экологами идёт санэпидемстанция, пожарные и прочие. В конце концов штрафов заплатишь ещё больше, а проблема так и останется нерешённой. Или плати, или закрывайся - третьего не дано.
Коррупция в России считается чем-то неотделимым от жизни. Характерно, что сегодня россияне верят в то, что со временем всё у них наладится, и жизнь станет лучше, но в то, что исчезнет коррупция, не верит никто. Люди убеждены: как взяточничество на Руси было ещё столетия назад, так оно и останется, а уж нас-то оно точно переживет.

Тем не менее русскоязычные предприниматели Эстонии частенько посматривают в сторону России с надеждой развернуться на необъятных просторах исторической родины. Что бы Вы посоветовали тем из них, которые решат начать бизнес в России?

Россия - это не просто другая страна, это другой менталитет. Боюсь, что тем, кто не родился и не вырос в этой среде, будет очень сложно вписаться в их систему взаимоотношений. Там закон один: прав тот, кто больше. Это, как на дороге, если кто-то едет на джипе, а ты - на малолитражке.
Пробовать делать бизнес в России можно, но не питайте иллюзий в отношении того, что вас пустят в большой бизнес. К тому же там высокие налоги.
Возникнет вопрос, где создавать бизнес. В Питере Матвиенко запретила создавать предприятия. Остаётся одно - сельская местность, а там страшная проблема с рабочей силой. Кто будет работать? В деревнях остались одни алкоголики. Если после зарплаты народ три дня не выходит на работу - это нормально, потому как загулять могут и на две недели. Кстати, в то время я стал классным водителем погрузчика. Представляете, у меня договоры на поставку леса, на дворе ждут машины, а грузить некому. Приходилось самому забираться в кабину погрузчика и грузить лес. Стал виртуозом погрузки.

Но ведь в лесах Ленинградской области работает немало финских фирм?

Они привозят своих рабочих из Финляндии. Некоторые фирмы возят рабочих из города, но это дорого. Мы выходили из положения за счёт того, что привозили на место белорусов и украинцев, эти работали хорошо. Но местное сельское население для работы не годится. Кстати, неверно думать, что в России дешёвая рабочая сила. Заработки рабочих начинаются от 20 000 рублей и выше.
Русским предпринимателям Эстонии, желающим начинать производственный бизнес, посоветовал бы делать это не в России а на Северо-Востоке Эстонии, а вот для реализации продукции следует использовать российский рынок.

Что Вы ещё умеете, кроме как управлять погрузчиком?

У меня два образования. Сперва получил техническое - стал инженером-технологом сварочного производства. Потом, когда почувствовал необходимость в экономических познаниях, получил второе образование - экономическое.

Какой бизнес для Вас важнее, российский или эстонский?

В России у меня налаженный бизнес. Здесь же - в стадии организации. Поэтому основное внимание приходится уделять ему.


С какой страной связываете своё будущее: с Эстонией или Россией?

Для меня не стоит альтернатива или-или. Я гражданин России, имею разрешение на жительство в Эстонии. Бизнесом по-прежнему буду заниматься и здесь и там. Жить буду в Эстонии.
Нужно верить в ту страну, в которой ты живешь, и понимать, что будет происходить дальше. Эстония имеет очень благоприятное местоположение. Основной союзник для эстонского бизнеса - я не имею в виду дружбу или любовь, а именно партнёрство - это именно Россия. Думаю, что со временем оно наладится.

Знаю жительницу Таллинна, ленинградку по рождению, которая рожать ребёнка поехала в Питер, так важно для неё было, чтоб местом рождения ребёнка был обожаемый ею город. Как Вы «рожали» своего сына?

У нас было всё с точностью до наоборот. Когда ждали ребёнка - жили в Питере, где супруга находилась под надзором одной Британско-американской компании, занимающейся беременными женщинами. Однако рожать приехала в Таллинн. Правда, не ради того, чтобы местом рождения ребёнка числилась Эстония, а просто условия в роддоме здесь лучше.

За те четыре года, которые провели в Эстонии, наверно, не раз приходилось слышать о сложностях отношений между русскими и эстонцами. Как они видятся человеку со стороны?

Что касается отношений, то тут всем надо помнить простую вещь: неприязнь порождает неприязнь, любовь порождает любовь. Хотите, чтобы вас любили, полюбите первыми.

Как решили жилищный вопрос в Эстонии?

Сперва купил в Таллинне квартиру в новом доме на улице Лоотси, рядом с портом. После рождения ребёнка стало тесновато, сняли дом в Виймси. Покупать готовый дом не хочу, предпочитаю построить его сам. Земельный участок, с семью растущими на нём дубами, уже куплен в районе Виймси.

Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
15:15 12 октября 2017
Эстония а 14-м месте в ЕС по росту производства На первом месте Литва, на втором - Латвия.
Построй свой дом

Современный текстиль подчеркивает красоту и богатство природы

Как эффективно управлять бюджетом?

Как начинающие предприниматели могут сэкономить время и деньги на бухгалтерских расходах?

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
ТОПы Äripäev
Mероприятия
Полезные предложения