Будет ли рост после кризиса?

01 июля 2009, 16:44

Чего нам стоит ожидать в тот момент, когда
глобальная экономика начинает оправляться от наиболее сильного спада почти за
последние сто лет?

Короткий ответ – «нового нормального» состояния с более медленными темпами роста, менее рискованной и более устойчивой базовой финансовой системой и целым списком дополнительных проблем (энергетические, климатические и демографические диспропорции являются лишь некоторыми из них) с варьирующимися горизонтами прогнозирования, которым предстоит испытать наши коллективные функции ради улучшения контроля и управления мировой экономикой.

Наиболее оправданным предположением в среднесрочном периоде являются более медленные темпы роста. Такое развитие событий кажется наиболее вероятным, но на самом деле никто точно этого не знает. Финансовый кризис, быстро переросший в глобальный экономический спад, произошел не только из-за неспособности отреагировать на возрастающую неустойчивость, риски и дисбаланс, но и из-за широко распространенной предкризисной неспособности «видеть» усиливающиеся системные риски.

В ближайшие годы эти определяющие особенности будут обуславливать ответы и результаты. Это - компенсирующие силы. Страны с высокими темпами роста (Китай и Индия) являются крупными и становятся еще крупнее по отношению к остальным. Только один этот факт приведет к глобальному росту, если сравнивать с тем миром, где индустриальные страны, в частности США, находились у руля роста.

Текущий кризис стоит называть «рецессией балансовых отчетов» глобального масштаба, огромной глубины и разрушительной силы в связи с его происхождением, кроющимся в балансовых отчетах финансового и домашнего секторов. Именно экстраординарный крах балансовых отчетов так отличает его от других. В будущем центральные банки и регуляторы не смогут позволить себе узкое сосредоточение (товары и услуги) на инфляции, росте и занятости (реальная экономика), позволяя области балансовой отчетности самой заботиться о себе. Ответственность за стабильность и устойчивость в виде оценки активов, рычагов и балансовой отчетности необходимо будет возложить на кого-то внутри системы и отнестись к ней крайне серьезно.

Финансовое перерегулирование должно и сможет сделать акцент на капитале, резервах и гарантированных депозитах; ограничении систематического наращивания рисков с использованием рычагов; устранении фрагментированной и неполной регулирующей зоны и разницы в нормативной базе различных юрисдикций (огромная международная проблема); а также на прозрачности. Изоляция и дальнейшее ограничение части банковской системы таким образом, чтобы каналы мобилизации капиталов через кредитно-финансовую систему были менее подвержены полному и одновременному краху, также выглядят вполне вероятными.

По сравнению с недавним прошлым увеличится стоимость капитала, долг станет дороже и менее вездесущим, а распространенность рисков не вернется к высоким предкризисным уровням. «Пузыри» активов не исчезнут - однако, они с меньшей вероятностью будут раздуваться страшными темпами за счет использования заемного капитала.

Американские потребители станут больше откладывать и меньше тратить, нарушая образец поведения прошлых лет. Огромная дыра (порядка 700 миллиардов долларов или больше) в совокупном глобальном спросе в течение длительного времени должна будет исчезнуть за счет увеличения потребления в экономиках с активным платежным балансом, таких как Китай и Япония. Чем дольше это займет, тем больше будут стимулы на национальном уровне, направленные на захват доли глобального спроса с помощью протекционистских мер.

Недавнее увеличение протекционистских мер – это очевидная политическая цена за многочисленные пакеты мер стимулирования в развитых и развивающихся странах. Но подобные меры могут стать еще более масштабными - и их будет еще сложнее сгладить в долгосрочном периоде - в контексте недостаточного совокупного спроса.

Это - предусмотрительная версия проблемы глобальных несоответствий. Ее решение через скоординированные политические меры (или отказ решать ее с помощью таких мер) окажет огромное воздействие (позитивное или негативное) на многонациональную стимулирующую структуру, окружающую мировую экономику, а, следовательно, и на ее вероятный рост.

Ответственность за наблюдение за мировой экономикой, как это и должно быть, быстро переходит от «Большой 7/8» к «Большой 20». Последняя включает в себя 90% глобального ВВП и две трети всего населения планеты - таким образом, такой переход очень желателен и действительно важен.

В результате придется усиливать управление и наращивать ресурсы мировых международных экономических институтов таким образом, чтобы они могли выполнять роль своеобразной автоматической защиты в случае будущих финансовых и экономических бурь. На начальном этапе кризиса Международный валютный фонд имел недостаточное финансирование, и он продолжает испытывать недостаток авторитетности и доверия в определенных системно важных регионах мира. Сейчас он проходит через процесс увеличения финансирования, однако нас уже восемь месяцев терзает кризис, в котором международные потоки капитала стали изменчивыми и которые, в значительной степени, являлись результатом экстренной реакции вместо того, чтобы составлять основу экономического фундамента.

Таким образом, на повестке дня все еще остается центральный вопрос доверия и веры системе, которая подверглась ужасным разрушениям и на восстановление которой потребуется продолжительный период времени. В настоящее время наиболее частое представление в большинстве стран сводится к тому, что финансовая система подверглась ужасному разрушению, однако стимулы и динамика более широкой рыночной системы в относительно открытой глобальной архитектуре, остаются лучшим направлением для накопления богатства, сокращения бедности и расширения возможностей. Безусловно, существуют и диссиденты, поэтому баланс сил может быстро переместиться. Существует вероятность того, что вода из ванной может быть выплеснута вместе с ребенком.

Для разрешения сегодняшнего кризиса не существует волшебной пули. Прагматичный, устойчивый прогресс на национальном и международном уровнях, направленный на улучшение регулирующей архитектуры и улучшение нашей коллективной способности избегать несовместного поведения и квази-оптимального равновесия, является лучшим курсом, которого следует придерживаться. И мы движемся именно по этому курсу. Однако пока в нашем путешествии не видно четко определенной и всеми принятой конечной точки.

Авторское право: Project Syndicate, 2009.

    Майкл Спенс
Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
17:06 23 мая 2017
Евро достиг пика за полгода Евро-доллар сегодня поднялся до отметки 1,266. Это самое высокое значение пары за последние полгода.
Как разбогатеть?

Займы частным лицам и фирмам – опасности и возможности

Построй свой дом

Каковы преимущества стальной кровли перед другими материалами?

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
Mероприятия
Полезные предложения