Мишин: лавры Жириновского мне покоя не дают

07 сентября 2009, 12:50

“Есть люди радикально настроенные. Иногда
такие приходят и ко мне, предлагают что-то противозаконное сделать. Я тогда
обычно, выслушав, говорю, чтобы в следующий раз этот человек приходил со своими
сторонниками, и если будет массовая поддержка, тогда я отдам им бразды
правления. Всё, больше человек этот не приходит", - говорит Юрий Мишин.

Юрий Мишин, председатель Союза российских граждан, - человек, который однажды поднявшись по партийной лестнице, сумел снова войти в политику уже совсем в другой стране и в другой роли. Правда, как говорит сам Мишин, его интересы не менялись. Менялась среда, в которой приходилось работать, говорит Юрий Мишин в интервью на портале nosmoking.

Пока я готовился к встрече с вами, обнаружил достаточно много информации о вас. Есть даже ваша личная страничка в интернет-энциклопедии “Википедия”, где подробно расписана ваша активная партийная карьера до 1991 года – вы дошли до поста второго секретаря Нарвского горкома партии. Там же, кстати, говорится и о трёх ваших уголовных делах уже в середине 90-х, которые, впрочем, до суда не дошли. Вы никогда не ловили себя на мысли, что в сегодняшней Эстонии вы сами стали диссидентом?

Ю.М.: Я сам не менялся…

Но ситуация вокруг изменилась кардинально.

Ю.М.: Безусловно. Раньше моя работа была связана с тем, чтобы помочь людям решать свои вопросы по законам Советского Союза. После 1991 года всё изменилось. Исчезла партия, в которой я состоял, и оказалось, что у людей столько проблем, что без опытного человека их было не решить. Так я перешёл из второго секретаря горкома партии в председатели Союза российских граждан. Тогда мы думали, что вот кончатся проблемы, тогда мы этот Союз распустим. Ан нет, всё время возникают новые и новые вопросы. И то, что народ идёт, это вдохновляет работать дальше.

Кто сегодня составляет основной контингент этих людей? На ваших собраниях я в основном вижу людей пенсионного и предпенсионного возраста…

Ю.М.: Давайте так: мы пять лет очень интенсивно работали по оказанию помощи в оформлении российских пенсий, которые назначаются на пять и даже восемь лет раньше, чем в Эстонии. Это люди пятидесяти-шестидесяти лет. На собрания ходят пенсионеры. Для них это уже, как клуб, где они встречаются, поддерживают друг друга, дружат. Когда же у нас период поступления в вузы, тогда приходит и молодёжь.

То есть можно заключить, что необходимость в ваших услугах со временем не отпадёт окончательно?

Ю.М.: Конечно.

Ваша роль сегодня в Эстонии расценивается неоднозначно. Многие до сих пор видят в вас “пятую колонну”.

Ю.М.: Если вспомнить эти три уголовных дела, то они были на заре становления эстонской демократии. Сегодня на нашу деятельность уже не смотрят, как в первые годы. Тогда были такие злопыхатели, которые приходили на собрания и потом писали в газетах не то, что говорилось, а то, как они это воспринимали. Получались страшилки, которыми детей можно пугать. И как-то в одной популярной эстонской передаче уже после эфира журналист подошёл ко мне и сказал: “Юрий, а с тобой можно иметь дело!”.

Есть люди радикально настроенные. Иногда такие приходят и ко мне, предлагают что-то противозаконное сделать. Я тогда обычно, выслушав, говорю, чтобы в следующий раз этот человек приходил со своими сторонниками, и если будет массовая поддержка, тогда я отдам им бразды правления. Всё - больше человек этот не приходит. (улыбается)

Каково ваше отношение к то и дело мелькающим на общественных мероприятиях в Эстонии российским флагам?

Ю.М.: Это законное дело. Мы – российские граждане, имеем свою символику. Уважение к ней я пытаюсь воспитывать. И у нас собрания начинаются с гимна России. Другое дело, когда разжигают рознь…

Но вам не кажется, что российская символика в Эстонии стала не элементом патриотизма, а символом противостояния эстонскому государству?

Ю.М.: И к эстонском флагу можно потерять уважение, если вспомнить, кто его использовал. Например, под ним ходил Куперьяновский батальон периода Гражданской войны, который убивал ни в чём не повинных людей. Так же и под российсим флагом “власовцы” ходили…

Но всё же часто, особенно среди молодёжи, встречается такое настроение: я за Россию, я против Эстонии.

Ю.М.: Я не поддерживаю это мнение. Я говорю так: для меня Эстония родина, а отечество – Россия.

Что, по-вашему, здесь в людях поддерживает пророссийские настроения? Я понимаю – взрослое поколение. А молодые люди? Казалось бы, в Европу все дороги открыты, гарантий тут больше…

Ю.М.: Со взрослыми людьми понятно – они всю жизнь прожили при Союзе, они более лояльны к любой власти, больше верят газетам. А молодой человек подумал так: “О, свобода, предпринимательство!” И тут жизнь его как ударит! И он уже готов в другую идеологию удариться. А в какую? - “Я – русский. Было бы по-старому, я бы и работу постоянную имел”.

Но этот патриотизм основан не на опыте жизни в сегодняшней России, а на просмотре основных российских телеканалов – не самых объективных. Одно дело культурное наследие и совсем другое – условия жизни сегодня.

Ю.М.: Приведу пример: мне мама рассказывала. Она жила до войны в Эстонии. Они встречали на мосту с красными косынками Советскую армию, потому что им говорили, что “там” нет безработицы, “там” дети все учатся. Настолько была мощная пропаганда, что большинство не только русского, но и эстонского населения приветствовали это всё. Она не ощущала пропаганды. И сегодня повторяется то же самое.

Но вы же сами являетесь частью этой пропаганды.

Ю.М.: Да, в той степени, что “там” нет дискриминации по национальному принципу. Россия – многонациональное государство, и там есть автономия, есть возможность учиться на родном языке. У нас даже одно время был такой лозунг: “Пусть нас эстонскому языку учат так, как учили эстонцев русскому”.

То есть вы поддерживаете пророссийское настроение только в вопросе языковой политики и идентитета?

Ю.М.: Всегда человек протестует против насаждения.

Предположим, что завтра мы проснулись в стране, где введён вторым государственным русский, решён вопрос гражданства. Ваша политическая карьера на этом кончится?

Ю.М.: Нет, есть ещё масса людей с семейными проблемами и приграничными, вопросами получения образования и возможности переселения. На этом поле ещё столько камней! Но сейчас во главу угла мы ставим равноправие.

Но вы сами верите, что эти вопросы можно решить путём поиска лазеек и проталкивания поправок, благодаря чему этнические эстонцы смогут ужиться с русскими? Ведь законы принимают люди, и на этом, человеческом, уровне нет понимания.

Ю.М.: Вот при нынешнем политическом раскладе я в это не верю. В эстонских и российских газетах пишут много, мягко говоря, неправды про российских соотечественников, а в отчёте КаПо мы – как красная тряпка. Если сравнить эстонский и русский национализм, то эстонский, так как народ меньше и история сложнее, стал очень жестоким. Русский национализм – это интернационализм…

Но если не сравнивать две настолько разные страны, а сравнить Эстонию и, например, Латвию. Не раз читал и сам сталкивался, что латыши, например, свободно общаются с русскими, а те в свою очередь без претензий учат и применяют латышский язык, потому что живут не в России, а в Латвии. Почему, по-вашему, в Эстонии разделение по национальному и языковому признаку сильнее?

Ю.М.: Латвия не так жёстко на всех уровнях выступает против России. Куда мы ни посмотрим, Эстония умудряется попасть в какую-то антироссийскую историю. Теперь вот Arctic Sea (смеётся) – нарочно не придумаешь!

В свете евровыборов и невозможности договориться между собой русских политиков для меня, если честно, стало разочарованием, что вы и накануне местных выборов так и не вошли в союз, ни с соцдемами, ни с действующими оппозиционерами, ни с Кленским…

Ю.М.: Я долгое время присматривался, встречался. Но все в свою сторону тянут. И тогда я решил создать блок, в который смогли бы войти все, кто более-менее согласен со мной. И пришли – несколько социал-демократов, реформистка, беспартийные представители молодёжи, пенсионеров, СМИ и т.д.

На местных выборах какие будут основные пункты вашей платформы? Если коротко и с акцентом на вопрос “как?”

Ю.М.: На первое место я ставлю проблему безработицы – организация общественных работ, как в Таллинне. Чтобы главным образом помочь людям, у которых накопились долги за жильё. Во-вторых, инвестиции в крупные предприятия. Инвесторы почему-то не доезжают до Нарвы, а останавливаются в технопарках за границей города. Ну и, в-третьих, – налаживание экономических отношений с Россией. Я не вижу в Нарве предприятий с российским капиталлом.

Из перечисленного первые два пункта не новые, а третий от вас уж очень предсказуем. Не боитесь прослыть популистом?

Ю.М.: Не боюсь. Я человек опытный, а может, лавры Жириновского покоя не дают (смётся). Нужно искать возможности даже в невозможном.

    Кирилл Смирнов
Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
11:00 03 июня 2017
"ТОП читаемости на этой неделе" "Деловые ведомости" будут каждые выходные публиковать самые читаемые новости в онлайне за неделю ( с понедельника по пятницу) , для тех кто их пропустил.
Как разбогатеть?

Займы частным лицам и фирмам – опасности и возможности

Построй свой дом

Произведенные в Пярну натяжные потолки можно увидеть в офисе Transferwise и в Афинском аэропорту

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
Mероприятия
Полезные предложения