Шиллер: учёные мало занимаются пузырями

01 октября 2009, 12:00

Широко распространенная неспособность
экономистов предсказать финансовый кризис, который разразился в 2008 году,
напрямую связана с ошибочными моделями. Это отсутствие правильных моделей
означало, что высокопоставленные чиновники в сфере экономики и центральные
банкиры не получили никакого предупреждения о том, что надвигается кризис.

Как Джордж Акерлоф и я доказываем в нашей последней книге «Жизнелюбие», текущий финансовый кризис был вызван спекулятивными пузырями на рынке жилья, фондовой бирже и на энергетическом рынке и рынках других сырьевых товаров.

Пузыри вызваны петлями обратной связи: растущие спекулятивные цены вселяют оптимизм, который подстегивает покупательную способность, и следовательно дальнейший рост спекулятивных цен – до тех пор, пока не наступает обвал.

Но вы не найдете слово "пузырь" в большинстве экономических трактатов или учебников. Подобным образом, поиск рабочих документов, выпущенных центральными банками и экономическими отделами за последние годы, приводит очень мало случаев "пузырей", о которых всего лишь упоминается.

Действительно, идея о том, что существуют пузыри, стала настолько постыдной в большой части экономической и финансовой профессии, что обсуждение их на экономическом семинаре похоже на упоминание астрологии в группе астрономов.

Фундаментальная проблема состоит в том, что поколение макроэкономических теоретиков основного направления приняло теорию, в самом центре которой кроется ошибка: аксиома о том, что люди являются всецело рациональными. И как показал статистик Леонард «Джимми» Савадж в 1954 году, если люди придерживаются определенных аксиом рациональности, они должны вести себя, как будто они знали все вероятности и сделали все соответствующие вычисления.

Таким образом, экономисты предполагают, что люди действительно используют всю публично доступную информацию и знают – или ведут себя так, как будто знают – вероятности всех возможных будущих событий. На них не влияет ничего, кроме фактов, а вероятности принимаются как факты. Они обновляют эти вероятности, как только новая информация становится доступной, и таким образом, любое изменение в их поведении должно быть связано с их рациональной реакцией на подлинно новую информацию. А если субъекты экономической деятельности всегда рациональны, то не допускаются никакие пузыри – иррациональные реакции рынка.

Но многочисленные психологические доказательства в настоящее время показали, что люди не удовлетворяют аксиомы рациональности Саваджа. Это основной элемент революции поведенческой экономики, которая охватила экономику в течение последнего десятилетия или около того.

Фактически, люди почти никогда не знают вероятностей будущих экономических событий. Они живут в мире, где экономические решения являются фундаментально неопределенными, потому что будущее не кажется простым повторением измеримого прошлого. Многим людям всегда кажется, что “на этот раз все по-другому”.

Работа неврологов Скотта Хьюеттеля и Майкла Платта из Университета Дьюка с помощью экспериментов функционального магнитно-резонансного исследования показала, что “принятие решений в условиях неопределенности не представляет собой особый, более сложный случай опасного принятия решений; наоборот, эти две формы неопределенности поддерживаются особыми механизмами”. Другими словами, в условиях неопределенности участвуют разные части мозговых и эмоциональных дорожек.

Математический экономист Дональд Д. Браун и психолог Лори Р. Сантос, оба из Йельского Университета, проводят эксперименты с людьми для того, чтобы попытаться понять, как предельная устойчивость человека к неопределенности в процессе принятия экономических решений меняется с течением времени. Они обобщают, что “рынки, на которых наблюдается тенденция к повышению цен, характеризуются поведением, стремящимся к неопределенности, а рынки, на которых наблюдается тенденция к понижению цен – поведением, избегающим неопределенности”. Эти поведения являются аспектами изменяющейся уверенности, которую мы только сейчас начинаем понимать.

Безусловно, чисто рациональная теория остается полезной в отношении многих вещей. Ее можно применять с осторожностью в сферах, где последствия от нарушения аксиомы Саваджа не слишком серьезны. Экономисты также правильно применяли его теорию к диапазону микроэкономических проблем, например, почему монополисты устанавливают более высокие цены.

Но теория устарела. Например, “Динамическая Модель Случайного Общего Равновесия Зоны Евро”, разработанная Франком Сметсом из Европейского Центрального Банка и Рафом Уоутерсом из Национального Банка Бельгии, очень хорошо предоставляет точный список внешних шоков, которые, как предполагается, приводят в движение экономику.

Но пузыри нигде не моделируются: экономика, как предполагается, не делает ничего, за исключением того, что она реагирует полностью рациональным образом на эти внешние шоки.

Милтон Фридман (наставник и соавтор Саваджа) и Анна Д. Шварц в своей книге «История Денежного Обращения Соединенных Штатов», изданной в 1963 году, показали, что аномалии валютной политики – главный пример внешнего шока – были существенным фактором во время Великой Депрессии 1930-х гг.

Такие экономисты, как Барри Эйченгрин, Джеффри Сакс и Бен Бернанке, помогли нам понять, что эти аномалии были результатом попыток отдельных центральных банков продолжать придерживаться золотого стандарта, что привело к тому, что они вынуждены были удерживать процентные ставки на относительно высоком уровне, несмотря на экономическую слабость.

Для некоторых это открытие стало кульминационным событием в экономической теории. Самому серьезному экономическому кризису двадцатого века было найдено объяснение – и предложен способ исправить его – с помощью теории, которая не полагается на пузыри.

Тем не менее, такие события, как Великая Депрессия, а также последний кризис, никогда не будут полностью поняты без понимания пузырей. Тот факт, что ошибки в валютной политике были важной причиной Великой Депрессии, не означает, что мы полностью понимаем тот кризис, или что другие кризисы (в том числе текущий) соответствуют этому стандарту.

Фактически, неспособность экономических моделей предсказать текущий кризис отметит начало их тщательного пересмотра. Это произойдет, поскольку экономисты меняют направление своей научно-исследовательской работы, прислушиваясь к ученым с разными знаниями и опытом. Только тогда кредитно-финансовые органы будут лучше понимать, когда и как пузыри могут пустить под откос экономику, и что можно сделать для того, чтобы предотвратить такой исход.

Copyright: Project Syndicate, 2009, www.project-syndicate.org

    Роберт Дж. Шиллер
Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
Baltic Workboats
12:00 28 мая 2017
Союз малого судостроения стал Союзом морской промышленности Союз малого судостроения решил изменить своё название, поскольку сектор быстро развивается, и сферы деятельности входящих в него предприятий расширяются.
13:18 26 мая 2017

LatviaCare?

Как разбогатеть?

Займы частным лицам и фирмам – опасности и возможности

Построй свой дом

Каковы преимущества стальной кровли перед другими материалами?

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
Mероприятия
Полезные предложения