Налоговый пакет будет дружелюбным к бизнесу...

16 ноября 2016, 21:34

На вопросы ДВ вчера ответил председатель Социал-демократической (СДП) партии Евгений Осиновский.

Евгений, всех интересует, когда можно ожидать ясности по коалиционным переговорам и назначениям в Кабинете министров?

Три стороны – Центристская партия, Социал-демократы и IRL - договорились о том, что к пятнице мы завершим коалиционные переговоры. Затем собрания уполномоченных трёх партий должны утвердить текст коалиционного договора. Наш план - сохранить конструктивный подход на всех этапах переговоров с тем, чтобы в понедельник состоялось подписание коалиционного соглашения и новое правительство могло вступить в должность.

Представители партий через СМИ знакомят общественность с планами по части коалиционных соглашений и из них следует, что много изменений ожидается в налоговой сфере. Насколько вероятно, что введут налог на прибыль предприятий? (здесь и далее имеется ввиду налог до распределения прибыли – прим. ред.)

При формировании любого правительства налоговый пакет самый сложный и важный. Должны быть определены бюджетные приоритеты и источники финансирования дополнительных расходов, а также условия экономической среды. У нас поставлена цель - снижение налогового бремени для людей, чьи доходы ниже среднего заработка. Это подразумевает повышение необлагаемого налогом минимума и, конечно, эти средства, которые бюджет недополучит, нужно найти. Уже несколько ночей мы работаем над этим вопросом и думаем, что в среду достигнем договоренностей. Конечно, если принять во внимание, что за столом находятся представители идеологически очень разных партий, компромисса достичь не так просто, но я уверен, что налоговый пакет нового правительства будет значительно более дружелюбным к предпринимателям, чем пакет прошлого правительства.

А как это получится, если введут и налог на прибыль предприятий, и ступенчатый подоходный налог, который сделает квалифицированных специалистов еще дороже для работодателей?

Наша цель в том, чтобы общий объем налогов на рабочую силу не повышать. Скорее наоборот, мы постараемся его понизить. Но если говорить о понижении налогового бремени для людей с низким доходом, то постараемся достичь того, чтобы и рост налогового бремени для более высоких доходов был совсем минимальным. Конечно, у разных партий в этом вопросе разные позиции, но мы ищем компромиссы и не только для того, чтобы соединить предвыборные программы, но чтобы действительно найти работающее решение для бизнеса… Я думаю, что общая прогрессивность налогов на рабочую силу однозначно вырастет, так как для нас важной целью является снижение неравенства в обществе, но это автоматически не означает ступенчатого подоходного налога в классическом смысле.

Вернемся к налогу на прибыль предприятий. Два года назад в интервью нашей газете вы сказали, что налоговая система должна быть максимально простой и легко администрируемой, чтобы расходы на сбор налогов и контроль не выходили за пределы разумного, иначе это снижает эффективность налога. Нет ли риска, что с введением подоходного, от которого здесь все давно отвыкли, бизнес снова уйдет "в тень"и станет снова пользоваться оптимизационными схемами?

Налог на прибыль предприятий скорее всего введён не будет. Если же рассуждать о его возможном введении, то многое зависит от ставки. Если мы говорим принципиально о низкой ставке налога, то не думаю, что предприятия станут особо уклоняться. Это видно даже по уплате налогов на рабочую силу. Преимущественно предприниматели их исправно платят. Сегодня деловая среда в Эстонии уже иная в сравнении с 90-ми годами и налоговая мораль тоже на другом уровне.

Но может потому, что на предпринимателей особо не давили?

Да, Налоговый департамент совсем по-другому стал работать. Сегодня общий эмоциональный фон, связанный с работой налогового департамента, скорее позитивный, за отдельными исключениями. Это значит, что люди понимают, что да, раньше было иначе, да были 90-е, когда все оптимизировали все возможные налоги и скрывали прибыль, но сейчас так поступать нельзя. На 25-м году независимости уже и предприниматели понимают, что налоги – это наши общие деньги. Если мы все будем оптимизировать, то нам не удастся наше маленькое общество содержать и это не соответствует ни чьим интересам. Мошенничество всегда было, есть и будет во всех обществах, но ситуация с этим у нас улучшилась. Возможное восстановление налога на прибыль предприятий не являлось бы самостоятельной целью, это часть системного построения доходной части бюджета. У нас уже есть договоренности о том, что наша страна нуждается в определенных инвестициях – в образование, и в социальную сферу, и в здравоохранение. Для этого нужно найти средства и эти возможности мы пытаемся изыскать, но без налогового догматизма. Что я имею ввиду? Мы общались с экспертами, и они говорят, что принятое 15 лет назад решение об отмене налога на нераспределенную прибыль принесло в то время эстонской экономике большую пользу, но на сегодня положительный эффект почти сошел на нет. По существу, он присутствует уже только как фактор снижения объема оптимизационных схем. Однако, отсутствие налога на прибыль – это один из знаков эстонской деловой среды, а у нас их не много. Если мы говорим о международном бизнесе, то налоги на рабочую силу у нас скорее высокие. Сам налог на прибыль с предприятий после распределения прибыли (20%) – тоже скорее высокий в сравнении с другими странами и отсутствие налога на нераспределенную прибыль - это тот признак, при помощи которого Эстония могла бы себя продавать иностранным инвесторам как страна для ведения бизнеса.

С другой стороны, отсутствие выраженного положительного эффекта – это лучше, чем отрицательный эффект.

Да, так и есть и мы не придерживаемся какого-то догматизма в этом вопросе. Мы ищем источники для доходной части. Это простая логика. Если мы хотим понизить налог людям с низкими доходами, то эти деньги нужно взять либо внутри системы данного налога из его "верхней части", либо за счет других налогов. На имущество, например. Да, идеологически партия IRL против большинства тех налогов, о которых я говорю, но и международные аналитики, и местные специалисты говорят, что в Эстонии практически не задействован ресурс налогов на имущество.

Нам стоит ожидать скорее бОльшего налогообложения процесса зарабатывания – как налог на прибыль – либо налогообложения результата заработков в виде налогов на имущество? Либо будете комбинировать?

Скорее, будем комбинировать. Прогрессивность налогов в Эстонии вырастет и это нужно для того, чтобы снизить имущественное неравенство в обществе. Однако, каких-то значительных повышений налогов не будет.

То есть бабушка, имеющая в собственности квартиру в Ласнамяэ, не разорится, уплачивая налог на недвижимость?

Нет, конечно.

У налогоплательщиков нередко возникают вопросы по поводу того, что все расходы всегда возлагают на них,  в то время как в процессе расходования бюджетных средств в «щели» и «дыры» утекают огромные деньги по причине неразумности, непрофессионализма, умысла или, возможно, воровства "государственных менеджеров" от партий. Я и о содержании раздутых штатов таллиннских СМИ сейчас, и о госкомпаниях… Почему бы партиям не поискать "бревно в своем глазу", прежде, чем снимать стружку с налогоплательщика?

Если говорить конкретно о столичных СМИ, то проблема не только в том, что они что-то стоят, но и в том, что они используются исключительно для пропагандирования одной партии. На общегосударственном уровне действительно есть проблемы с государственными предприятиями. Политически они связаны в первую очередь с Партией реформ и у новой коалиции будут конкретные предложения как улучшить эту ситуацию. Уже при прошлом правительстве в сотрудничестве с министром финансов Свеном Сестером удалось договориться о деполитизации советов госкомпаний. Часть шагов уже сделаны. Есть договоренность о создании специального комитета по назначению независимых членов совета госкомпаний чтобы снизить политизацию этих советов. Это во-первых. Во-вторых, сегодня обсуждается список государственных предприятий, которые можно было бы приватизировать именно чтобы снизить коррупционные риски. Это касается тех, которые государству для решения общественных задач не нужны и не являются стратегическими.

На биржу выводить госпредприятия есть намерение?

Относительно приватизации части акций или вывода предприятий на биржу обсуждения еще идут. Я лично отношусь к этой идее с умеренным скепсисом, потому что не вполне внятно вижу, какую проблему мы таким образом собираемся решить. 

Как минимум обеспечим прозрачность…

Если мы говорим о прозрачности, то есть альтернативное предложение: возложить на государственные фирмы обязанности в части открытости и прозрачности деятельности согласно правилам Таллиннской биржи.

 Хорошо, допустим информация буде открытой, о бизнес решениях и об инвестициях общественность сможет получать информацию непосредственно из отчетности. Но как это повлияет на то обстоятельство, что эти решения бывают провальными и никто ответственность не понесет? Это может быть хоть управленческая ошибка, хоть умышленные действия менеджмента – мы этого не знаем, но деньги налогоплательщиков потеряны. Может хоть страховать ответственность руководителей?

А их не страхуют? Потому что скажем в Больничной кассе все члены правления и совета застрахованы от ошибок…

Года полтора назад я интересовалась этим вопросом и оказалось, что нет, не страхуют. По крайней мере другой информации мне не поступило. И судя по происходящему с некоторыми госкомпаниями, которые понесли огромные убытки, нет возможности возместить их за счет страховки

 Отношение большинства госкомпаний, которое заключается в том, что они являются коммерческими предприятиями и, потому, закон не обязывает их раскрывать информацию общественности – такое отношение недопустимо. Хотя юридически они действительно коммерческие, но принадлежат они все же государству, а значит оперируют деньгами налогоплательщиков, а потому к ним более высокие требования должны предъявляться и на вопросы они должны отвечать. Вспомним случай с покупкой старого парома у Леэдо компанией Таллиннского порта для перевозок на острова. Много дней подряд компания не сообщала, за сколько его купила… такие вопросы следующему правительству однозначно нужно решить. Что касается ответственности за такие решения, то как-то странно получается… с одной стороны члены правления отвечают своим имуществом за то, что происходит с компанией. С другой стороны, за последние 25 лет было совершено много либо ошибок, либо каких-то умышленных действий, но ни один член совета госпредприятия не попал даже под следствие. Это касается в том числе Tallinna Sadam AS. Мы все понимаем, что не просто так Партия реформ держала эту компанию в своих руках столько лет. Мы надеемся, что ведущееся сегодня расследование в отношении руководителей этого предприятия даст ответы на эти вопросы.

 Выведение на биржу госкомпаний могло бы вдохнуть жизнь в Таллиннскую биржу

Это один из плюсов, да. Я не специалист в этом вопросе, но специалисты говорят, что объем биржи настолько мал, что сама сделка для государства была бы невыгодна. Выгоднее выходить на более крупную биржу.

А если двойное предложение? То есть IPO в Таллинне и, затем, повторное на более крупной бирже?

Над этим должны подумать специалисты. Вопрос в том, должно ли государство выполнять цель, которая не является его задачей изначально – то есть оживлять финансовые рынки и насколько сжатость местного фондового рынка влияет на состояние финансов в стране в целом? Нужно ли государству заниматься оживление деньгами налогоплательщиков? В принципе я готов к любому решению, если анализ покажет, что в этом есть смысл. Но тут возникает еще проблема: если продавать часть акций госкомпании – до 50 %, то встает остро вопрос, насколько государство в будущем сможет соединять государственный интерес при управлении компанией и интерес частного инвестора. Примеров может быть масса. Omniva можно было бы вывести на биржу. А если в какой-то момент понадобится, чтобы компания доставляла пособие на дом людям в отдаленных местностях или оказывала бы почтовые услуги там, где это совершенно очевидно коммерчески не выгодно? У акционеров возникнет логичный вопрос, а зачем им это нужно, если это негативно сказывается на прибыли? Если же сразу прописать в документах, что существуют риски принятия политических решений и выполнения общественных задач, то размещение таких акций не будет выгодным для собственника. Потенциальный инвестор автоматически дисконтирует эти риски, цена упадет… 

Под закрытие темы с госкомпаниями. Я правильно понимаю, что кандидатура Юхана Партса для Европейской счетной палаты уже СДП не оспаривается?

Господин Партс получил статус кандидата на должность, в ближайшее время будут проходить слушания в Европарламенте, насколько мне известно. Официальные слушания в двух крупнейших фракциях уже прошли. По имеющейся у меня неофициальной информации прошли успешно для Партса, но решение за Европарламентом и Европейским Советом.

Европарламент в курсе всех сопутствующих кандидатуре деталей? Письмо EKRE рассмотрено?

Ой, да! Там люди уже давно работают с информацией.

Будет ли новое правительство принимать во внимание разработки и предложения рабочей группы под руководством Эркки Раазуке о путях улучшения ситуации в экономике?

Конечно. Мы в тот же день, после представления доклада, встречались с г-ном Раазуке. Революционных предложений там мало, но темы абсолютно для нас понятные. Рабочая группа подтвердила, что основная на сегодня проблема экономики – сжатость рынка труда. Проблема год от года растет, потому нам нужно вывести на рынок труда как можно больше людей, нужно инвестировать в повышение квалификации. Ряд шагов этом направлении уже делается. Со следующего года Касса по безработице начнет обучать работающих людей для того, чтоб повысить их квалификацию. Так же будет запущен новый проект по выявлению молодых людей, которые сегодня не присутствуют на рынке труда, чтобы их вернуть в общество и на рынок. Пенсионная реформа тоже будет запущена в следующем году. На встречах с экспертами – с Эркки Раазуке (банк LHV), Тоомасом Тамсаром (глава Союза работодателей – прим.ред.) и Робертом Киттом (руководитель Swedbank – прим. ред.) рассматривали вопросы, связанные с господдержкой инноваций. Сегодня государство выделяет на это примерно 0,85% ВВП. Если посмотреть на сходы предприятий на инновации, то эстонские предприятия в массе своей не открыли для себя этот путь повышения производительности производства. О существовании проблемы все давно знают, вопрос в том, как её правильно решать. Возможно, нужно больше упора делать на прикладную науку, а не только на фундаментальную, больше финансировать схемы, связывающие научные институты и предприятия. Но важно также мотивировать предприятия. Цена на рабочую силу будет расти и нынешний рост зарплат связан именно с уменьшением рабочей силы на рынке труда. С этого года уже больше людей уходит на пенсию с этого рынка, чем приходят на него из системы образования и эта тенденция будет продолжаться. Рост экономики в год на 1% и одновременный рост производительности труда в 1-2%  в долгосрочной перспективе означает серьезные проблемы для экономики. Со следующего года, когда начнется дополнительное обучение работающих людей, примерно 150 тыс. человек получат возможность дополнительного обучения. Государство будет продолжать инвестировать в науку и инновации, но и предприниматели должны понимать, что многие из сегодняшних бизнес-моделей через 5 лет не будут конкурентоспособными.

Как быть людям, которые сегодня занимаются неквалифицированным трудом и чьи рабочие места все чаще заменяют аппараты. Кассиров, сортировщиков, уборщиков скоро полностью заменят роботы. Многие люди в силу возраста или личных качеств приобрести новую специальность уже не могут.

Эстонская экономика в сравнении с другими странами уже автоматизирована на хорошем уровне. Согласно анализу Европейской комиссии в целом по Европе к 2040 году исчезнет от 30 до 50 % сегодняшних специальностей из-за того, что машины заменят людей. В Эстонии этот показатель – всего 15%. Это из-за того, что в эстонской экономике за 20 лет автоматизация прошла быстрее и люди многих специальностей уже заменены автоматами. Это не только неизбежно, но и хорошо, т.к. повышается эффективность производства. Кроме того, машины заменяют людей в первую очередь с низкими доходами. Если нам удастся заменить кассиров машинами и дать этим людям другую работу с достойной зарплатой, то это в социальном смысле правильно и хорошо. Эстонии в этом смысле на пользу как раз сокращение объема рынка труда, т.к. во многих странах на рынок труда выходит все больше людей, а из-за автоматизации количество рабочих мест сокращается. Это вызывает высокую безработицу и социальное напряжение. В Эстонии автоматизация и сокращение числа работающих несколько балансируют друг друга. Проблема в том, что это не синхронный процесс. Без работы остаются часто те, кто в новой экономике себе рабочего места не находит…

Вот как быть с ними?

Та же самая программа Кассы по безработице на это и нацелена. Мы понимаем, что из кассиров не будет, видимо, программистов или топ-менеджеров, но можно дать людям возможность получить востребованную рынком специальность и подняться в уровне квалификации и оплаты условно «на одну ступень» выше, чтобы занимающий эту ступень человек тоже поднялся квалификационно выше на ступень. Так можно рынок труда в плане квалификации сдвинуть на ступень выше. Например, в медицине требуется много дополнительного персонала и многие сокращенные с VKG люди пошли учиться в Кохтла-Ярвеское училище здравоохранения, где обучаются на медсестер и персонал по уходу за больными. 

Последняя тема – ожидающаяся «алкогольная политика», возможное введение налога на сахар или «лимонадного» налога. Противники таких мер могут привеси аргументы: налогообложение для одних производителей при более благоприятном режиме для других – это несправедливо. Кроме того, государство не должно вмешиваться в потребление людьми тех или иных продуктов и напитков, тем самым указывая, по существу, что пить, а что не пить. Взрослые люди сами в состоянии это решить, нет? Последуют ли дальше налоги на гамбургеры, мороженое, торты?

Что касается последнего замечания. В данном случае государство не запрещает потреблять продукты, а только изымает дополнительные деньги с тех, кто их покупает. Идеология такова: поскольку расходы Больничной кассы единые и означают солидарное страхование, то государство не только имеет право, но и должно стимулировать граждан страны меньше вредить своему здоровью. Употребление алкоголя, табака и лишнего сахара, вызывающего лишний вес, отвечает за очень большой процент заболеваний. Скажем, из всей суммы компенсаций расходов на лекарства более 100 млн.€ или свыше 20% приходится на компенсации стоимости лекарств от диабета, что часто связано с лишним весом. Конечно, взрослый человек сам решит, хочет он пить, курить и рисковать своим здоровьем или нет, но почему некурящий человек через систему Больничной кассы должен его риски оплачивать. Есть заболевания, на риски которых повлиять нельзя. На эти риски повлиять можно и дополнительный налог на вредные  продукты – это по существу дополнительный страховой взнос. 

Что касается алкогольной политики, то в Эстонии с этим проблема есть и серьезная. Нужно на законодательном уровне ограничивать возможности продвижения алкоголя на рынке, возможности рекламы и т.д. Научные споры в части вреда алкоголя уже давно прошли – вред установлен. Конечно, предприниматели, работающие в этой сфере готовы представить массу аргументов и исследований против.

Ну как минимум то, что ограничение доступности алкоголя уже пробовали разные страны в разные времена. Будут пить некачественный самодельный или «паленый» алкоголь, будут ввозить контрабандный более дешевый...

Не будут. Поясню почему. У нас сегодня достаточно высокие налоги на крепкий алкоголь в сравнении с Латвией и рост акциза с 2019 г. снижение потребления алкоголя уже, скорее всего, не принесет. Да, есть приграничная торговля и есть риск перехода на нелегальный алкоголь. Но у нас еще не использована такая часть рынка, как слабоалкогольные напитки. Это произошло из-за противостояния Партии реформ. С идеологическими вопросами никакой связи нет, это было чистой воды влияние пивного лобби. Акциз на пиво у нас давно уже рос значительно медленнее, чем на крепкие напитки и очень большая часть потребителей перешла с крепких алкогольных напитков на пиво и другие легкие напитки. Сегодня исследователи едины в том, что в плане вреда для здоровья разницы никакой нет – этанол есть этанол, поэтому повышение акциза на пиво – шаг крайне нужный и я думаю, нам удастся это сделать.

 

Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

На эту же тему
Новости
Море
17:12 13 ноября 2017
Компания, занимающаяся рыбой, терпит убытки Оборот компании Laatsa Kalatoostus AS снизился на 21%.
Построй свой дом

Почему именно сейчас лучшее время для создания парка солнечных панелей?

Как эффективно управлять бюджетом?

Как начинающие предприниматели могут сэкономить время и деньги на бухгалтерских расходах?

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
ТОПы Äripäev
Mероприятия
Полезные предложения