Пропали аргументы для инвестирования в Эстонию

17 июля 2017, 07:30

член правления предприятия Estonian Cell, производящего древесную массу, Сийри Лахе член правления предприятия Estonian Cell, производящего древесную массу, Сийри...
Фото: Raul Mee

Новое правительство потеряло часть аргументов, которыми можно было привлечь иностранные инвестиции, считает присяжный адвокат адвокатского бюро Magnusson и член правления Американской торговой палаты в Эстонии Эльвира Тульвик.

Недавние изменения в налоговом законодательстве обсуждали в радиопередаче Aripaev партнер адвокатского бюро  Magnusson присяжный адвокат Эьвира Тульвик и член правления предприятия Estonian Cell, производящего древесную массу, Сийри Лахе. По оценке Тульвик,  были потеряны ранее привлекавшие инвесторов преимущества налоговой среды и на их месте, по ее словам, возникла не такая простая и прозрачная система. Поскольку частые изменения в налоговом законодательстве и напрозрачность создают неуверенность, Тульвик считает. Что новых инвесторов привлечь сложно.

Чтобы вернуть инвесторов в Эстонию, пришлось бы, по оценке Тульвик и Лахе, скорректировать тем или иным образом принятые изменения.

Какой вы видите эстонскую налоговую среду?

Тульвик: Новое правительство выступило с обновленной программой, которая была сделана в спешке. Надо было пообещать что-то привлекательное, и пообещали. Когда программу представили, специалисты сразу сказали, что она нежизнеспособна.

Лахе: При прошлом правительстве мы были оптимистичными в том, что налогообложение для крупных производств значительно ослабнет. Когда мы увидели налоговую политику нового правительства, у нас был шок оттого, что вместо ожидаемого ослабления в изначальной программе был значительный подъем акциза на газ. Вместо снижения налога мы столкнулись с его повышением, которое на сегодняшний день уже вступило в силу. С положительной стороны было принято ввести так называемый потолок на акциз на электричество, проект которого сейчас готовится в Министерстве финансов. Это первый значительный шаг в изменении налогов на энергию  в сторону большей конкурентоспособности.

Тульвик: Год назад было очень просто ответить на вопрос, почему нужно инвестировать в Эстонию. У нас уникальная налоговая система, которая позволяет хранить инвестиции без налога и реинвестировать. Администрирование налогов было прозрачным, и все это вместе было для всех очень привлекательным и продавало идею. Последний опыт показывает, что больше не продает. Можно сказать, что у нас есть э-резидентство, которое заканчивается на том, что банки не дают открыть счет. У нас есть налоговая система, которая больше не простая, не прозрачная и не стабильная.

Может ли правительство еще удивить нас налогами?

Тульвик: Я больше не решусь предполагать, потому что этих сюрпризов в последнее время было очень много. Поначалу это было даже немного занимательно, но почти сразу таким быть перестало. Истории о новых налогах, объектах налогообложения и налоговых ставках не прекращаются.

Лахе:  Мы надеемся на более дружественные по отношению к предпринимателям налоговые изменения, так как у нас достаточно большие инвестиционные планы, которые сейчас остановились из-за высоких налогов на энергию. Если в этой сфере произойдут значительные изменения, то наш инвестор будет готов делать в Эстонию такие же крупные инвестиции, какие до сих пор делал в Австрию. Первое — это расширение имеющегося завода, что является инвестицией в размере около 20  миллионов евро. Это увеличило бы ежегодный экспортный оборот на 15 миллионов евро и создало порядка 100 дополнительных рабочих мест. Но есть еще более амбициозный план, который как раз и требует очень больших и принципиальных изменений в налогах на энергию. По этому плану инвестиции увеличатся в три раза, и он подразумевает строительство второго завода.

Кто те инвесторы, которые хотели бы инвестировать, и кто отсюда ушел?

Тульвик: Мы видели, что уходят как предприятия транспортного и финансового секторов, так и занимающиеся торговлей. Интерес проявляют из всех сфер, но большой интерес среди технологических предприятий благодаря слогану нашего э-государства. Два года назад одно технологическое предприятие открыло здесь свой центр, но меньше чем через год собрало вещи и переехало. Не хочется видеть, как 500 рабочих мест в один момент садятся на поезд и уезжают.

Лахе: Очень мало изучено, почему самую большую зарубежную инвестицию Galvex перевели из Эстонии. Когда в 2006 году открывали завод Estonian Cell, наш владелец очень ясно сказал, что логичной следующей инвестицией для удлинения цепочки ценности была бы бумажная машина рядом с теперешним заводом древесной массы. Мы работаем уже 11 лет, и, к сожалению, второго завода рядом так и нет.

Тульвик: Другой пример: головная контора одного из действующих в Эстонии международных банковских концернов хотела учредить здесь финансовый центр. Когда пошли разговоры о банковском налоге, проект свернули, и центр отправился в Вильнюс.

Теряем ли мы инвестиции в пользу соседних стран? Может быть, стоило бы последовать примеру других государств?

Тульвик: К сожалению, мы их много потеряли. Нас спасает то, что в Латвии предпринимательский климат еще более нездоровый, чем в Эстонии. Больше коррупции, сложнее делать дела, и у латышских банков есть определенная репутация среди западных предпринимателей. Это спасает нас от того, что многие инвестиции пошли бы в Латвию. Если Латвия возьмет себя в руки, то у нас будет проблема.

Лахе: В этом году в Финляндии запускается одномиллиардная инвестиция в целлюлозно-бумажной сфере. Несколько других на подходе в Швеции и Финляндии. Когда в Эстонии появился такой амбициозный проект, было чувство, что мы скорее боролись с такими инвестициями, чем видели в них пользу. Такие инвестиции поддерживали бы экономический рост, и от них выиграл бы каждый житель Эстонии.

Тульвик: Что касается Швеции и Финляндии, нас спасают их более высокий подоходный налог и налоги по зарплате. С другой стороны, инвесторы относятся с подозрением к Скандинавии уже несколько лет., так как перегрев экономики очевиден. В то же время они — большие рынки с большими возможностями. Не хочу утверждать, что нас спасают плохие дела у соседей, но, может быть, через год мы окажемся в ситуации, что инвестиции приходят к нам потому, что их больше некуда направить.

Что мы можем сделать, чтобы изменить жизненную среду в Эстонии к лучшему?

Тульвик: Чтобы что-то облагать налогом, должен существовать объект налогообложения. То есть должны быть предприятия, которые получают прибыль. Люди должны получать зарплаты, с которых платить подоходный налог. Если пропадут рабочие места и предприятия, будет неважно, насколько высокие налоги и насколько финансово инновационная у нас налоговая система. Считается, что старт-апы спасут нашу экономику. С ними проблема в том, что система налогообложения предприятий поначалу их не интересует, потому что первые 3-5 лет у них нет прибыли. Вначале их самая большая забота — это налоги по зарплате. Очень сложно привлечь сюда старт-апы, если они должны с зарплаты платить 33 процента социального налога. До сих пор я не видела серьезных дискуссий по решению этой проблемы. Последними изменениями мы сделали три шага назад.

Лахе: Ожидания просты. Предприятие с нашим уровнем энергопотребления платит здесь в Эстонии каждый год на 4-6 миллионов евро больше, чем такое же предприятие в Финляндии, Швеции, Германии, Австрии. Поэтому в этих государствах значительно больше энергоемкого производства, поддерживающего рост экономики. Налоги на энергию должны быть значительно меньше, чем сейчас, чтобы здесь могло расти энергоемкое производство.

Тульвик: Например, майнинг биткоинов тоже требует достаточно много электричества. Так что влияние акциза на электричество и связанных с ним расходов гораздо шире, чем на определенные крупные фирмы.

Ставку налога на прибыль можно было бы спустить до 15 процентов, осталась бы простая прозрачная система, инвестор бы не ушел. Скорее даже пришел бы, потому что ставка ниже, чем у соседей. Также мы должны сделать социальное страхование более гибким. Должны подумать о том, как облегчить в части налогов научную деятельность и деятельность по разработке, которой занимаются старт-апы, чтобы они захотели сюда прийти и здесь остаться с заработанной позже прибылью.

Что еще, кроме изменений налоговой системы, могло бы привлечь инвесторов в Эстонию?

Тульвик: У нас очень здоровая предпринимательская среда, мы никогда не должны бояться коррупции. У нас хорошее быстрое э-государство. Программа э-резидентства гениальна, если мы сможем пробиться через банковскую проблему. Все это очень хорошо, это отличные вещи, и их нельзя испортить тем, чтобы деятельность как таковая стала дороже и сложнее.

У Эстонии есть одно большое преимущество, которое у нас до сих пор получалось очень хорошо использовать во многих сферах. У нас очень маленькая компактная страна, где расстояние между парламентом, министерствами и простыми гражданами очень маленькое. Это замечательно, потому что создает удобную, теплую среду и климат, в которых все стороны очень легко, быстро и эффективно могут между собой обсудить. Этого хотелось бы видеть больше в экономике и налогообложении. Меня удивляет, что налоговая политика в последнее время идет в одном направлении, и это не то, как система должна работать.

    Кауро Тафищук
Ключевые слова
Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
17:28 24 ноября 2017
Менеджер Saku: государство недополучит 170 млн евро налогов Решение правительства ограничить рост акцизов является похвальным, считает директор по продажам Saku Olletehas Яан Хярмс.
Построй свой дом

Почему именно сейчас лучшее время для создания парка солнечных панелей?

Как эффективно управлять бюджетом?

Как начинающие предприниматели могут сэкономить время и деньги на бухгалтерских расходах?

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
ТОПы Äripäev
Mероприятия
Полезные предложения