16 ноября 2011 в 14:59

Рокировка в «зону стабильности»

17 октября по российскому телевидению показывали интервью главы правительства Владимира Путина. Интервью длинное и довольно откровенное.

Однако, чтобы понять содержание третьего президентского срока Путина, нас должно интересовать в интервью только то, о чем не было сказано ни одного слова. Владимир Путин ничего не сказал о таких ключевых проблемах страны, как коррупция, засилье бюрократии, обеспечение прав граждан, слабость экономической конкуренции и отсутствие конкуренции политической.

Очень мало Путин коснулся необходимости модернизации и диверсификации экономики страны.

А что собственно представляет из себя «путиномика» - действующая сегодня модель российской экономики? Ее устройство предельно просто: в страну от продажи сырья поступает валюта, ее выкупают за эмиссию рублей, которые, в свою очередь, распределяясь по внутреннему рынку, обеспечивают на нем платежеспособный спрос. Этот платежеспособный спрос, в свою очередь, стимулирует рост в других отраслях, ориентированных в основном на внутренний рынок.

Каждый рубль денежной базы в существующей сегодня экономической модели более чем на 100% обеспечен валютными резервами ЦБ. Суверенная эмиссия, т. е. эмиссия под обязательства, номинированные в национальной валюте, не проводится принципиально. В этом и состоит самая главная и фундаментальная отличительная черта существующей в России экономической модели.

А где же находятся настоящие золотовалютные запасы России? Они находятся в Фонде национального благосостояния (88,69 млрд. долларов США на 01.10.2011) и Резервном фонде (25,85 млрд. долларов США на 01.10.2011). Первый создан для решения долгосрочных, в том числе и пенсионных проблем. Его еще называют подушкой безопасности.

Второй фонд создан для решения краткосрочных проблем, как правило, гарантировать стабильность финансирования расходов бюджета. Так что золотовалютные резервы Центрального Банка - лишь способ управления курсом рубля, инструмент денежной политики. Поэтому как только ЦБ начинает продавать золотовалютные резервы, курс рубля начнет меняться.

Плохая статистика

В третьем квартале этого года произошло резкое торможение импорта. Несмотря на рекордную стоимость импорта, которая составила 85 млрд. долл., темпы его роста по сравнению с предыдущим годом сократились чуть ли в два раза - до 24% против 41% кварталом ранее.

Правда, по оценке Фонда экономических исследований «Центр развития», и раньше в отдельные кварталы импорт снижался (таких случаев было четыре за период с 1994 г.). Но на протяжении двух и более кварталов импорт снижался лишь в периоды кризиса (2008, 1998 и 1996 гг.).

В третьем квартале чистый отток капитала частного сектора вплотную приблизился к 20 млрд. долл. Это в два раза больше, чем в предыдущем квартале. Всего же с начала года российская экономика недосчиталась 50 млрд. долл. против 14 млрд. долл. годом ранее (в кризисный 2008 год банки и предприятия ежеквартально выводили из России от 35 до 70 млрд. долл.).

В третьем квартале российские компании не смогли привлечь новое внешнее финансирование: совокупные обязательства банков и нефинансового сектора выросли на символические 0,8 млрд. долл. (годом ранее прирост составил 15 млрд. долл.).

Отторжение инноваций

Директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев говорит, что «концепция инновационного развития 2020» бесполезна, поскольку инновации в России не применяют и не хотят применять.

«Зачем класть асфальт более высокого качества, если основной распил денег идет на ремонтных работах? Зачем использовать в нефтянке полимерные материалы вместо стали, если ответственные за закупку труб сидят на откатах от металлургов? И так везде. Коррупция в России - не зло, а стиль жизни. Экономика не мотивирована на сокращение издержек прежде всего потому, что чиновники прекрасно понимают, насколько их благосостояние напрямую зависит от того, что все в стране становится дороже».

Призрак кризиса

Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» считает, что как и три года назад, возможное развитие кризиса в России пока определяется внешними факторами, то есть динамикой цен на нефть и динамикой финансового кризиса в Европе.

«Если же падение цен на нефть продолжится, если финансовая ситуация в Европе будет становиться более напряженной, то безусловно, и в России кризисные проявления будут более острыми. Какие-либо специфические российские драйверы кризиса на сегодня не видны, поэтому более глубокие прогнозы сегодня давать трудно».

Три проблемы Путина

По оценке российских экспертов, будущего Президента в экономике ожидают три тяжелейшие проблемы. Первая - это неизбежное снижение численности работающего населения в России, и соответственно, усиление пенсионной нагрузки на экономику.

Вторая - это бюджет, который разбалансировался весьма серьезно, и привести его в нормальное состояние без повышения цен на нефть будет очень тяжело.

И третье - это замедляющиеся темпы роста экономики, связанные с плохим инвестиционным климатом в стране. А улучшение инвестиционного климата упираются в необходимость серьезных изменений в политической системе.

Стратегия для смелых

Британская Maplecroft, специализирующаяся на анализе деловых рисков, в начале года опубликовала исследование Political Risk Atlas, в котором РФ названа «одним из наиболее опасных мест для инвестиций». За 2010 год политические риски инвестиций в Россию серьезно выросли: РФ поднялась в рейтинге 196 стран с 15-го на 10-е место и очутилась среди государств с «крайне высокими» рисками для инвесторов – между Пакистаном и Центральноафриканской Республикой.

Место России, по оценке Maplecroft, определяется состоянием бизнес-среды, уровнем корпоративного управления и системным характером коррупции, которая распространена на всех уровнях власти.

Но если посмотреть на поведение транснациональных корпораций, то они продолжают инвестировать в Россию. Более того, многие сегменты потребительского рынка, где лидерство ранее принадлежало местным компаниям, оказались практически поглощены зарубежными игроками.

Так, постоянно растет доля западных игроков в розничной торговле одеждой: только в кризис в Россию пришли такие гиганты, как H&M и Uniqlo. В начале 2010 г. в собственность чешской PPF Group попала сеть «Эльдорадо» – одна из крупнейших на рынке розничных продаж бытовой техники и электроники. После покупки концерном Carlsberg «Балтики» около 90% всего российского рынка пива перешло под контроль SABMiller, EFES и SunInBev. В кондитерской области давно и успешно работают Nestle, Kraft Foods и Mars. Крупнейшими производителями минеральной воды в России являются PepsiCo и Coca-Cola, они же скупили практически весь соковый бизнес в РФ. На табачном рынке доминируют Japan Tobacco International, Philip Morris и British American Tobacco».

Старший аналитик Инвестиционной финансовой компании «Метрополь» Татьяна Бобровская, объясняя поведение иностранных инвесторов, говорит: «Если потребление какого-то продукта в России в два-три раза меньше, чем на Западе, то потенциал у рынка, скорее всего, есть. Кроме того, существенным фактором является наличие сырья для производства.

Россия оценивается и как площадка, на которой будут расположены производственные мощности, откуда продукт станет экспортироваться в страны СНГ. Кроме того, в России самый низкий среди государств «большой восьмерки» и стран BRIC налог на прибыль».

Но надо быть готовым к противостоянию с государством, которое уже неоднократно предпринимало попытки регулировать цены и оказывать давление на компании. Однако транснациональные гиганты, по оценке российских экспертов, обладают собственным немалым лоббистским ресурсом – не меньшим, чем их российские конкуренты.

Autor: Владимир Юшкин

Самое читаемое