Ярослав Тавгень • 21 сентября 2018
Поделиться:

Цензура в интернете или возможность больше зарабатывать?

Фото: Scanpix

Европарламент одобрил проект скандальной евродирективы.

12 сентября Европейский парламент проголосовал за Proposal for a DIRECTIVE OF THE EUROPEAN PARLIAMENT AND OF THE COUNCIL on copyright in the Digital Single Market.

Так официально называется проект евродирективы, которую часто называют "директивой об авторском праве". Это не совсем верно: директива с таким названием действует ещё с 2002 года (её обозначают как Directive 2001/29/EC). Задачей же «Законопроекта директивы об авторском праве на Едином цифровом рынке» (в дальнейшем – Проект Директивы) как раз и заключается в том, чтобы адаптировать Directive 2001/29/EC к Единому цифровому рынку (то есть, к интернету).

Проект Директивы вызвал большое внимание всего мира. В интернете большое количество статей, постов в блогах и видео на эту тему. Основной нарратив таков: в интернете вводится цензура, интернет-мемы исчезнут, Facebook и YouTube будут блокировать большое количество абсолютно легального контента, а крупнейшие американские медиакомпании с помощью этой директивы ещё больше захватят мировой рынок.

Так ли это на самом деле?

Какие изменения несёт данная директива?

ДВ выделили 4 самых значительных изменения, которые наступят в том случае, если Проект Директивы вступит в силу (что ещё не факт – см. главу «История вопроса и будущее»).

Первые два изменения мы рассматриваем очень подробно, поскольку они вызвали международный скандал и массу споров. О двух других изменениях информации пока меньше (хотя главный курьёз этого законопроекта связан с одним из них). О совсем малоизвестных реформах ДВ рассказал вице-президент Еврокомиссии Андрус Ансип.

ИЗМЕНЕНИЕ НОМЕР 1: ВСЕ КРУПНЫЕ ОНЛАЙН-ПЛАТФОРМЫ БУДУТ НЕСТИ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ АВТОРСКИХ ПРАВ (СТАТЬЯ 13)

Именно про эту статью часто говорят, что «она уничтожит интернет-мемы как жанр».

Если сегодня какой-то пост в интернете нарушает авторские права, то его удаляют, как правило постфактум (после того, как соответствующие претензии предъявил правообладатель). 13-я статья Проекта Директивы меняет эту ситуацию, возлагая на крупные интернет-платформы (социальные сети, форумы и т.д.) ответственность за непоявление у них контента, нарушающего авторские права. Они теперь должны будут не постфактум удалять нелегальные публикации, а заранее не допускать их появления.

Считается, что лучший способ достичь этого – установить т.н. «фильтры загрузки».

Фильтры загрузки – это компьютерная программа, которая сканирует сообщение пользователя на предмет нарушения авторских прав. Делает она это ещё до того, как сообщение публикуется. Если программа нашла признаки нарушения, то сообщение блокируется, и публикации не происходит.

"Эти фильтры работают неидеально и многих вещей не различают, - обеспокоена евродепутат от Союза либералов и демократов за Европу Яна Тоом. - Мы предвидим из-за этого появление кучи разборок. Есть масса примеров, когда автоматические фильтры не распознавали, к примеру, пародию или ситуацию, когда вы сфотографировались на фоне картины (объект авторского права)".

"Предположим, ваш ребёнок поёт песню Шакиры в детском саду. Вы это милое видео постите на Facebook. Но оно не проходит, т.к. песня Шакиры - защищённый контент. Вы пишете в Facebook жалобу: "Дорогой Цукерберг! Это вообще-то не Шакира, а ребёнок". Перед вами извиняются и возвращают видео на место. Однако пока вы писали жалобу, вы уже поделились с Facebook личными данными“, - добавила она.

В Проекте Директивы нигде не указано, что онлайн-платформы обязаны устанавливать себе именно фильтры загрузки. Почему же все постоянно о них говорят?

Объясняет главный докладчик Проекта Директивы евродепутат от Европейской народной партии Аксель Восс.

"Вплоть до лета текущего года 13-я статья имела замечательный и сбалансированный текст, - говорит он. - Однако противники этого законопроекта организовали большую кампанию, направленную против фильтров загрузки".

"Лично я считаю, что в изначальном тексте про фильтры загрузки не было сказано вообще ничего, - продолжает Восс. - Однако оппоненты продолжали негодовать. Я сказал им: "Хорошо. Я уберу любые упоминания о фильтрах, несмотря на то, что их там, на мой взгляд, нет. Однако платформы всё равно будут нести ответственность за нарушение авторских прав. И вдруг внезапно все они прибежали и сказали: "Ой, мы, наверное, не это имели в виду! Нам именно ответственность-то и не нравится". Я ответил им: тогда не вводите в заблуждение общественность, утверждая, что вы против фильтров ", - говорит Восс.

В прежней версии текста Проекта Директивы была следующая фраза: "Платформы, предоставляющие доступ к большому числу работ, обязаны в сотрудничестве с правообладателями принимать необходимые меры для того, чтобы предотвращать появление контента, нарушающего авторские права. Такие меры, как использование эффективных технологий, распознающих контент, являются приемлемыми".

Летом 2018 года текст Законопроекта об авторском праве был сильно изменён. Фраза про эффективные технологии, являющиеся приемлемыми, была убрана. Зато появилась следующая: "Там, где правообладатели не хотят заключать соглашение о лицензировании, поставщики услуг распространения контента должны добросовестно сотрудничать с правообладателями, чтобы обеспечить непоявление неавторизованного или нарушающего права контента".

"Восс сделал нечто под названием "компромисс", - комментирует Тоом изменения 13-й статьи. - Но на самом деле он занялся словесной эквилибристикой, оставив точно такое же содержание, какое и было до того. У платформ по-прежнему остаётся редакционная ответственность, которой раньше они не имели. Они теперь ответственны не за то, чтобы убрать контент по первому требованию правообладателя, а за то, чтобы этого контента никогда не появлялось. Другого способа этого достичь, кроме как использовать автоматические фильтры, нет".

"Данный законопроект ставит интернет-компании в невозможную ситуацию, - считает самый известный противник данного законопроекта Юлия Реда, член Пиратской партии Германии и евродепутат от фракции "Зелёные — Европейский свободный альянс" . – Платформам сказали: вы должны предотвратить нарушение авторских прав ещё до того, как оно было совершено. Это просто невозможно. Даже если использовать лучшие фильтры в мире. Всё равно будут пролезать нарушения авторских прав, которые нельзя обнаружить с помощью технологий. В итоге платформы будут всё время бояться получить судебный иск", - считает она.

"Мы наблюдаем массовое нарушение авторских прав на больших интернет-платформах, - возражает Восс. - Суды уже выносили решения, согласно которым за нарушение авторских прав отвечают платформы. Всё, что мы хотим от данной реформы - это чётко прояснить данную ответственность. Платформы не смогут больше прятаться за директивой об электронной коммерции. Теперь они несут ответственность", - говорит он.

Восс также убеждён в том, что фильтры загрузки отнюдь не являются безальтернативным решением для того, чтобы соответствовать данной евродирективе. "Крупные онлайн-платформы могут никаких фильтров и не ставить. Для этого им нужно просто получить все лицензии".

ДВ спросили, как это возможно, ведь авторов контента в мире миллионы. Восс ответил следующее: "Платформы могут обратиться к коллективным обществам, занимающимся авторскими правами (наподобие Eesti Autorite Ühing - ДВ) и решить с ними вопрос так, как это делается в музыкальной индустрии".

Исключения

Статья 13 не распространяется на малые и средние предприятия. Таковыми в ЕС считаются компании, чей оборот ниже 10 миллионов евро в год. То есть, к примеру, маленькие социальные сети от ответственности за авторские права освобождены.

Юлию Реда данное послабление не убеждает.

"Эта директива - убийца стартапов, - считает она. - Инвесторы вкладывают деньги в компанию именно потому, что рассчитывают, что она вырастет. Никто не будет инвестировать в стартап, который внезапно должен будет подстраиваться под эту директиву. Тем более, что это просто невозможно. От этого послабления выиграют только те маленькие компании, которые так и останутся маленькими. Что-то вроде дискуссионных форумов, не имеющих амбиций".

ИЗМЕНЕНИЕ НОМЕР 2: ОНЛАЙН-ПЛАТФОРМЫ ПОТЕРЯЮТ ПРАВО ПУБЛИКОВАТЬ ССЫЛКИ НА ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ В СМИ, ЕСЛИ ЭТИ ССЫЛКИ СОПРОВОЖДАЮТСЯ ОТРЫВКАМИ ИЗ СТАТЕЙ (СТАТЬЯ 11)

Для частных лиц здесь не меняется вообще ничего. Они смогут делиться ссылками ровно так же, как это делают и сейчас. Другое дело онлайн-платформы (соцсети, форумы и т.д.).

11-я статья наделяет статьи в СМИ новым видом права - "смежными правами на публикации в СМИ" (neighboring rights for press publications).

"Любая платформа сможет опубликовать, к примеру, такой текст: "Мэй Меркель + ссылка на статью в СМИ". Но нельзя будет писать так: "Ангела Меркель встретилась с Терезой Мэй + ссылка на статью в СМИ"», - поясняет член Пиратской партии Германии и евродепутат от фракции "Зелёные — Европейский свободный альянс" Юлия Реда. - "Нельзя сопровождать ссылку словами, составляющими осмысленные предложения. При этом можно писать отдельные слова, которые вместе смысла не имеют", - говорит она.

У юристов, к которым обратились ДВ, мнения по этому вопросу немного разделились.

Элеонора Росати, специализирующаяся на авторском праве, торговых марках и законодательстве в интернете, трактовку Юлии Реды (о том, что отдельные слова писать можно, а складывать их в предложения – нет), скорее, разделяет. А вот адвокат SORAINEN Оливия Кранич полагает, что ссылки можно сопровождать абсолютно любыми индивидуальными комментариями, в том числе и осмысленными предложениями. Чего, по её мнению, нельзя делать, так это сопровождать ссылку отрывком из самой статьи. Того же мнения придерживается юрист и сооснователь iRights.Lab Тиль Кройцер. Юрист в области международного права собственности Маргарет Бриффа и вовсе полагает, что нельзя публиковать даже голые ссылки без каких-либо комментариев

Под словом "нельзя" в предыдущем абзаце мы подразумевали не запрет на публикацию как таковую, а то, что для неё требуется лицензия. Выдать её может правообладатель, т.е. СМИ, которое выпустило статью. Что будет, если нарушить это правило и опубликовать ссылку, сопровождаемую отрывком, не получив лицензию, пока никто не знает.

"Скорее всего, СМИ, выпустившее статью, будет иметь право попросить у вас денег. Если не захотите платить, - заблокируют контент", - полагает Бриффа.

"Никто не знает, как будет работать эта процедура. Могут в суд подать, могут попросить подписать контракт (индивидуально или через авторское сообщество)", - считает Кройцер.

Исключения и пряники журналистам

11-я статья также не распространяется на чисто фактологические статьи. Факты в Евросоюзе не являются объектом защиты авторских и смежных прав. Это означает, что если статья в СМИ содержит только фактологический материал (например: "Курс доллара упал на 0,5%"), то под защиту смежных прав она не попадает. А вот, к примеру, журналистские расследования 11-й статьёй уже защищаются.

"Вы сейчас берёте у меня интервью. После того, как эта директива вступит в силу, за то, чтобы я разместила ссылку на вашу статью у себя на странице в Facebook, я должна заплатить деньги "Деловым ведомостям", - говорит Тоом. - И всё это подаётся под тем соусом, что вам, журналистам, будут больше платить. Но, как сами понимаете, этого не произойдёт".

Фраза "журналистам будут больше платить" не случайна. В 11-й статье есть следующий отрывок: "Авторы, чьи работы используются в публикации в СМИ, имеют право на приемлемую долю от дополнительных доходов, которые издатели получают за вторичное использование их публикаций".

Механизм того, как это в точности будет происходить, пока неизвестен. На вопрос ДВ "почему сторонники директивы считают, что журналистам будут теперь больше платить?", Кройцер ответил: "Это полная чушь".

Мнения об 11-й статье

"Маленьким СМИ теперь будет труднее достучаться до своей аудитории, поскольку на них перестанут ссылаться", - опасается Юлия Реда.

По её словам, похожий закон в 2013 году был принят в Германии. Предлогом стало то, что люди открывают Google News, читают только заголовки и не открывают сами статьи.

"В итоге этот закон провалился в Германии везде, где только можно. Подразумевалось, что такие агрегаторы, как Google News, должны получать лицензию для того, чтобы индексировать у себя новости. Но Google сказал, что если он теперь должен платить деньги за то, чтобы публиковать ссылки на немецкие новостные статьи, то он просто уходит из Германии", - рассказывает Реда.

"После этого самые крупные СМИ заявили, никаких денег не хотят, т.к. уход Google снизит их посещаемость. Они выдали Google бесплатную лицензию. Маленьким новостным агрегаторам они такой лицензии не выдавали. Так что, закон, который задумывался против Google, в итоге сыграл в его пользу. Теперь они единственные, у кого бесплатная лицензия. И я ожидаю чего-то подобного и на европейском уровне. Меня крайне разочаровывает тот факт, что крупные СМИ, увидев, каким вредным был этот закон в Германии, теперь лоббируют то же самое на европейском уровне", - говорит она.

"В том тексте, что изначально выпустила Еврокомиссия, однозначно сказано, что свобода распространения гиперссылок останется в интернете навсегда, - отмечает вице-президент Еврокомиссии Андрус Ансип. – Статьи в интернете и сегодня защищены авторскими правами. Просто у редакторов не очень много возможностей эти права защитить. Они должны собирать доверенности от журналистов, фотографов и других людей, создававших статью. Теперь у них будут более сильные позиции при переговорах с платформами. А больше ничего и не изменится".

К сведению

Публикация ссылок на чужие статьи не является безопасной и сегодня. Даже для частных лиц.

Элеонора Росати, юрист и доцент Саутгемптонского университета:

Ошибкой было бы думать, что публикация любых ссылок на территории Евросоюза не содержит никаких рисков. Европейский суд, высшая судебная инстанция ЕС, постановил, что если вы с помощью ссылки каким-то образом обходите paywall (т.е. даёте доступ к платным статьям) или даёте доступ к материалам, не предназначенным для публикации ("слитые" картинки, текст), то вас могут признать виновными независимо от того, являетесь ли вы частным лицом или предприятием.

ИЗМЕНЕНИЕ 3: МАТЕРИАЛЫ, ЗАЩИЩЁННЫЕ АВТОРСКИМ ПРАВОМ, МОЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПРИ АВТОМАТИЧЕСКОМ СБОРЕ ДАННЫХ (DATA MINING), СОВЕРШАЕМОМ С ЦЕЛЬЮ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ (СТАТЬЯ 3)

Это изменение позволит учёным, студентам и другим собирать данные с помощью автоматической программы (это называется Data Mining) в том числе из источников информации, защищённых авторским правом.

"Сверхважная вещь с точки зрения будущего развития технологий. В большинстве стран Европы учёные просто не могут использовать эту технологию, т.к. она нарушает авторские права. Мы проигрываем мировую конкуренцию из-за этого", - считает Ансип.

4. ИЗМЕНЕНИЕ НОМЕР 4: БУДЕТ ЗАПРЕЩЕНО ФОТОГРАФИРОВАТЬ ИЛИ СНИМАТЬ ВИДЕО СПОРТИВНЫХ МАТЧЕЙ КОМУ-ЛИБО, КРОМЕ ПРАВООБЛАДАТЕЛЕЙ (СТАТЬЯ 12a)

Со статьёй 12а связан главный курьёз Проекта Директивы. Одним из самых известных сторонников законопроекта является главный докладчик по нему, евродепутат Аксель Восс. 12 сентября Восс проголосовал за принятие Проекта Директивы. Но он не заметил, что в самый последний момент в законопроект была внесена статья 12a, запрещающая делать фото и видео со спортивных матчей всем, кроме правообладателя. Об этой поправке Воссу сообщил шведский журналист, бравший у него интервью после голосования. Восс признался, что поправку просто не заметил, сказал, что является её противником и будет добиваться отмены.

"Статья 12а является причиной, почему я считаю, что нынешний текст директивы стал ещё хуже, чем он был 3 месяца назад. Какие последствия будут у этой статьи, я ещё не знаю, т.к. эта дрянь вылезла в самый последний момент", - говорит Тоом.

История вопроса и будущее

Первый черновик Проекта Директивы был представлен Еврокомиссией 14 сентября 2016 года. 25 мая 2018 года Совет комитета постоянных представителей Европейского союза утвердил текст Проекта Директивы для того, чтобы отправить его на голосование в Европарламент.

20 июня 2018 года состоялось голосование на Юридическом комитете Европарламента. Комитет законопроект одобрил.

5 июля 2018 года состоялось пленарное заседание Европейского парламента. Если бы евродепутаты проголосовали «за», то законопроект был бы отправлен на триалог.

Триалог – это переговоры между представителями Европейского парламента, Европейской комиссии и Совета Европейского союза. После того, как эти переговоры завершаются, итог триалога выносится на голосование в Европейский парламент.

Однако 5 июля Европарламент отклонил Проект Директивы. Это означало, что 12 сентября должно было состояться ещё одно голосование Европарламента. А до 12 сентября было время для того, чтобы подавать поправки.

12 сентября 2018 года 438 депутатов проголосовали «за», 226 – против, 39 воздержалось. Это означало, что Законопроект об авторском праве принят Европарламентом, и теперь отправляется на триалог.

После триалога (сколько он продлится, неизвестно) состоится голосование в Европарламенте по результатам триалога. Неизвестно, когда оно состоится, но ожидается, что это произойдёт весной 2019 года.

Если Европарламент на этом голосовании проголосует «против», то формально будет ещё 6 недель, чтобы внести правки в законопроект. Однако Юлия Реда считает, что, скорее всего, в таком случае от Проекта Директивы просто откажутся.

Если Европарламент проголосует «за», то состоится ещё одно – уже финальное – голосование на Совете Европейского союза. Там будут голосовать страны-члены ЕС. Если проголосуют «за», то евродиректива вступит в силу (при этом, каждая страна будет выбирать свой способ того, как она будет её внедрять).

Всё это время текст законопроекта ещё можно будет менять. Однако евродепутат от Союза либералов и демократов за Европу Яна Тоом настроена пессимистично:

"Голосование 12 сентября означает цензуру в интернете, - полагает она. - Мы дали мандат господину Воссу, чтобы он с этим чудесным текстом пошёл на триалог. Практика показывает, что там всё становится только хуже. В этот раз, правда, может и повезти: Европарламент скоро заканчивает свою работу. Если все не будут очень сильно спешить, то, возможно, вся эта дрянь отодвинется на следующий созыв (как Европарламента, так и Еврокомиссии). Мяч в руках у стран-членов, которые теоретически имеют возможность всё это в Совете ЕС шлифануть или заблокировать. Хватит ли у них духу - не знаю", - говорит она.

"Я бы не стала говорить, что нет шансов что-то изменить. Голосование по фильтрам загрузки было почти равным: кажется, 297 голосов против 366. В Совете Европейского союза всё было тоже очень неоднозначно. Думаю, что шансы ещё есть“, - надеется Юлия Реда.

"В этом плане меня удивляет Эстония. Она позиционирует себя как технически продвинутая и дружественная стартапам страна. Однако она никак не сопротивляется этой директиве. Технологическим компаниям будет невозможно подстроиться под неё. Несмотря на это, правительство Эстонии всегда поддерживало данную директиву в Совете Европейского союза", - добавила она.

МНЕНИЕ

Андрус Ансип, вице-президент Еврокомиссии (из интервью ДВ от 17 июня 2018 года):

Этот законопроект затрагивает очень много разных вопросов. Например, Text & Data Mining - сверхважная вещь с точки зрения будущего развития технологий. В большинстве стран Европы учёные просто не могут использовать эту технологию, т.к. она нарушает авторские права. Мы проигрываем мировую конкуренцию из-за этого.

Или возьмём защиту культурных ценностей. Предположим, что в музее хранится кассета VHS, на которой записан телесериал. Срок жизни кассеты не очень долог. Через какое-то время встаёт необходимость сделать копию (на CD или на жёсткий диск). Однако музей не имеет права её делать, не прояснив ситуацию с авторскими правами. А у одного сериала может быть и 200 владельцев авторских прав. Поэтому, согласно нынешнему закону, музеи должны просто пассивно наблюдать как умирает культурное достояние. В Проекте Директивы предусмотрен упрощённый порядок прояснения авторских прав для защиты тех культурных ценностей, которые так и так уже находятся на цифровых носителях.

Эта евродиректива также даёт дополнительные возможности для получения доступа к out-of-commerce works. Сегодня этот процесс сильно затруднён из-за авторских прав.

Или, например, возьмём обязательное исключение для авторских прав, используемых с целью обучения. Если профессор университета использует в своей лекции материалы, защищённые авторскими правами, то должен разобраться с ними в той стране, где он преподаёт. Но что если его позовут выступить в другой стране? Снова возникает вопрос авторских прав. Мы не можем допустить того, чтобы профессор университета не мог провести лекцию в другой стране или вынужден был для этого нарушать авторские права.

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ