17 февраля 2011

Свободный рынок - это миф

Каждый здравомыслящий человек - да что там! - каждый ребенок знает: если деньги не зарабатывать, а только одалживать и проедать, то рано или поздно у тебя начнутся проблемы.

Нельзя все время брать и ничего не отдавать - это фундаментальный мировой закон! И радует пока только одно: летом прошлого года латышские политики  открыто признали: разрушение промышленности оказалось ошибкой.

Интервью директора Института национальных ресурсов Латвии Сергея Анцупова газете "Час":

Кто виноват?

- Первая причина нашего кризиса - экспортно-импортный дисбаланс. Мы слишком много покупаем за границей и слишком мало производим у себя для себя и для других. Деньги из Латвии утекают со страшной силой. Каждый месяц мы теряем приблизительно по сто миллионов латов...

Причина - неправильная структура экономики, которая обязана быть в первую очередь - созидательной. И над этим надо серьезно работать. Все же латвийские правительства за минувшие 20 лет подменяли эту работу верой в «свободный рынок» и разную прочую ерунду, которая была вбита в их головы господами, для которых наша от них зависимость была выгодна.

Вторая причина - экспансия в Латвию иностранного капитала. Интересно, что буквально на днях министр иностранных дел Швеции Карл Бильт заявил: Латвия в своей экономической катастрофе виновата исключительно сама, а скандинавские банки являются чуть ли не спасителями латвийского государства...

Любопытно, что тевземец Роберт Зиле очень жестко попросил скандинава «прекратить распространять дезинформацию».

Итак, латвийские власти продолжают верить в миф о «свободном рынке» и молиться на него, хотя практически все серьезные экономисты могут им подсказать, что есть:

1) богатые страны, которые диктуют свои условия игры, защищая свой внутренний рынок в интересах своих производителей, одновременно создавая им самые благоприятные условия для экспорта;

2) и бедные страны, которые с этими условиями соглашаются.

В той же Европе есть богатые Германия, Англия, скандинавские государства, а есть и некие группы государств с близкой по характеру структурой экономики, которые благодаря английскому языку наделены вполне характерными названиями. В группу HELL (с английского - «Ад») входят Hungary, Estonia, Lithuania, Latvia, в группу PIGS («Свиньи») - Portugal, Island, Greece, Spain...

Как известно, свободное движение капитала - это один из краеугольных камней, на которых зиждется идея свободного рынка. Но когда огромный иностранный капитал без каких-либо ограничений, без каких-либо поставленных перед ним особых условий со стороны государства входит в маленькую страну - он фактически подчиняет себе все уровни ее экономики и уже сам начинает диктовать местным предпринимателям - что делать и чего не делать.

Именно это произошло, когда германские банки пришли в Испанию. То же самое произошло и в Латвии, когда здесь была открыта зеленая дорога для скандинавских банков. Одна и та же картина. Никаких условий со стороны государства. Самотек. А когда самотек - начинается следующее...

В первую очередь - на что иностранные банкиры бросили свои средства? Может быть - на производство? Да нет, что вы! Производство товаров - это же очень тяжело! И получить гарантированную прибыль от вложения денег в производство довольно сложно. Да еще надо исследовать этот бизнес, анализировать... Зато вот недвижимость - это да! Почти всегда в цене и приносит гарантированные деньги. И всегда является хорошим залогом. И очень просто оформлять бумаги... Отсюда - строительный бум, рост пузыря недвижимости. Что в Испании, что в Латвии - сценарий один и тот же.

Во вторую очередь - выдача всевозможных кредитов населению. Это очень выгодно, потому что дает возможность получения с людей больших процентов, чем при вложении средств в то же производство. Заметим, что ни Испания, ни Латвия не пытались как-то ограничить иностранные банки и в этом. Значит, у людей появляются кредитные деньги, люди начинают тратить их на всевозможные дорогие товары, технику, автомобили. Все это - в основном - импортное, а значит, основная часть взятых в кредит у иностранного банка денег не остается у местного производителя, а покидает страну...

К тому же надо учесть, что у каждого, допустим, скандинавского банка на родине достаточно большое количество клиентов из числа местных, скандинавских производителей, которые также заинтересованы в экспорте своего товара. И следовательно, совершенно не заинтересованы в финансировании скандинавскими банками иностранных предприятий-конкурентов, производящих однотипную продукцию...

Подводим итог

Подобный запуск иностранного капитала на свою территорию, когда он, капитал, не направляется для работы на стратегические интересы страны, чреват всевозможными «пузырями» и последующим глубоким кризисом финансово-экономической системы.

Так уж получилось, что иностранцы, приходившие в Латвию со своими финансовыми интересами, выступали в роли эдаких «взрослых дядек», умеющих навязать нам свою волю. Наши же национальные политики и госуправленцы в течение двух минувших десятилетий выступали в переговорах с ними в роли наивных «первоклашек».

Лобби иностранных предпринимателей в Латвии неимоверно велико и обладает огромнейшей силой. Их доверенные люди входят во все структуры латвийской власти - даже в стратегическом совете президента Латвийской Республики в свое время я насчитал четырех (из восьми) человек, получающих свою заработную плату (или как там ее еще можно назвать) из касс международных банков или других организаций.

И вся эта иностранная сила, отстаивающая исключительно собственные интересы, уже два десятилетия давит на все институты государственной власти. И регулярно добивается своего. Обратите внимание: на недавних выборах в Сейм местные политические силы, делавшие ставку на идею приоритета национальных интересов над интересами международного капитала, потерпели очередное поражение.

Но бороться с таким положением вещей необходимо, хотя и понятно: эта ситуация не изменится ни через месяц, ни через год. Однако, как говорили древние китайцы, лучше сделать один медленный шаг в правильном направлении, чем множество быстрых в сторону от цели. И если некоторые современные латвийские политики уже начали понимать, что, взяв кредит у МВФ, мы не решили ни одной серьезной задачи, а просто его проели, то даже такое понимание я, как оптимист, могу считать маленьким шажком вперед...

Золушки не получилось

- Как Латвия пытается выйти из кризиса? Cейчас уже точно можно сказать, что правительственная идея «Мы тут всех прижмем, и цены резко пойдут вниз» - провалилась. За два последних года цены у нас на все сначала немножко упали, а теперь они снова прежние и на что-то - даже выше прежних. Но если два года назад Латвия, Литва и Эстония в международном рейтинге среди 120 стран занимали примерно одинаковые места, то сегодня Эстония по-прежнему входит в тридцатку, а Латвия - семидесятая. Соседствует с Ботсваной... Так что прогнозы правительства не оправдались и вместо положительного баланса только за прошедший год Латвия потеряла миллиарды. Красивая сказка про Золушку не состоялась.

Почему сегодня так часто звучат сверху красивые фразы: «Мы не сможем без реформирования пенсионной системы!», «Надо реформировать системы здравоохранения и образования!» - вы не догадываетесь? Что означает слово «реформы» в понимании членов Кабинета министров? Тогда задайте им прямой вопрос: «Вы имеете в виду, что на науку и медицину будет выделяться значительно больше средств, дабы поднять потенциал страны?» И на этом - все. Что услышим в ответ? «Э-э-э, да-а, как бы... Нет, мы будем - реформировать!» То есть искать, за счет чего финансирование можно еще сократить.

Вот мы сегодня кричим: «Ура! Ура! Безработица у нас сократилась с 20 до 15 процентов...» А давайте посмотрим на другие цифры - статистику занятости. В докризисные годы, когда у нас уровень безработицы был менее 10%, количество людей занятых превышало 1 миллион. Сегодня же число занятых колеблется у отметки 900 тысяч. Спрашивается: куда подевались эти самые 100 тысяч рабочих рук? На бирже для безработных они не значатся, пособие не получают... Следовательно - уехали из Латвии. Мы лишились своего национального ресурса в количестве 100 тысяч специалистов. Вот вам и плата за так называемое «сокращение безработицы» - потеря профессиональных рук и мозгов. Притом что какой-либо программы, направленной на возвращение наших людей на родину, у латвийского правительства нет.

Но самое интересное, что сегодняшнее положение дел в нашей стране вызывает восторг и у чиновников Евросоюза, и у чиновников из МВФ. «О, Латвия успешно справляется с кризисом!» - констатируют одни. «О, Латвия, да это же настоящий экономический суперпупс!» - восклицают другие. Господин Домбровскис, несмотря на то, что экономика Латвии ничуть не поднимается с колен, а количество работающих предприятий становится все меньше и меньше, получает какую-то международную премию и - доходит до смешного - начинает советовать и другим европейским странам «затянуть пояса покрепче».

Что делать?

Рецепт того, каким образом экономики стран могут стать сильными, известен давно и состоит он из четырех основных компонентов.

Компонент первый - проявлении некой ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВОЛИ. Без нее улучшение в экономике Латвии в принципе невозможно.

Компонент второй - это уже вполне конкретная направленность действий, создающих ОСОБЫЕ УСЛОВИЯ для РАЗВИТИЯ СОБСТВЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ. В мировой практике существует даже вполне определенный термин - «промышленность в пеленках».

Компонент третий - ведение ДОЛГОСРОЧНЫХ целевых (то есть связанных с определенной стратегией экономического развития) ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ. И если уж продолжать мечтать о создании «латвийской Nokia», то надо помнить, что у финнов она появилась не «завтра», а только через 17 (!) лет регулярного государственного финансирования целого ряда приоритетных наукоемких направлений.

И, наконец, компонент четвертый - объединение всего вышеназванного в СТРОГУЮ СИСТЕМУ. С одной стороны - разработка приоритетов развития национальной экономики, с другой - совершенствование государственного управления ее развитием.

А разве общая граница с Россией не является нашим историческим национальным ресурсом, который просто необходимо использовать для развития экономики?

Недавний визит Затлерса в Москву показал, что сегодня у нас появилась наконец возможность задействовать этот ресурс. Однако надо понимать, что такая возможность не будет существовать стабильно в течение многих лет (мы прекрасно понимаем, что политическая ситуация как в Латвии, так и в России может меняться в зависимости от того, кто, какая политическая сила находится у власти, к тому же и в ЕС, в состав которого мы входим, тоже может происходить смена настроений в отношении России), поэтому откладывать дело в долгий ящик здесь нецелесообразно.

Есть ли надежда, что после 20 лет позиционирования себя в качестве «крайней точки на глобусе Европы» Латвия наконец начнет смотреть на мир через призму своего собственного экономического интереса? Есть ли в числе национальных ресурсов нашей страны РЕСУРС УМНЫХ, ОБРАЗОВАННЫХ И ДАЛЬНОВИДНЫХ ПОЛИТИКОВ, экономически грамотных управленцев?

Мне кажется, что сдвиги в этом направлении происходят и в сознании людей, стремящихся во власть, начинают появляться весьма здравые мысли... Так, например, еще три года назад, когда мы сорганизовали Институт национальных ресурсов и начали говорить о необходимости восстановления латвийской промышленности, отовсюду были слышны выкрики: «Да вы что! Какая такая индустриализация?!!» Кто кричал? Отвечу: представители практически всех партий власти, которых мы приглашали на свои семинары, конференции и встречи с экономистами мирового уровня... Но вот в последнее время ситуация начала меняться. И то, что в программе министра экономики Латвии господина Кампарса появилась такая фраза, как «импортозамещение» (то есть появление собственного производства) - это уже шаг в прогрессивном направлении.

И действительно - казалось бы, детский вопрос: почему в стране, некогда славившейся таким предприятием, как РЭЗ, не производятся стиральные машины, а ее жители должны покупать такую примитивную бытовую технику исключительно импортного производства?

 

 

 

Autor: dv. ее

Самое читаемое