23 марта 2011
Поделиться:

Накормим PIGS!

В понедельник минист­ры финансов стран Еврозоны утвердили структуру Европейского механизма стабильности. Это антикризисный фонд, призванный спасать неплатёжеспособные или испытывающие проблемы с ликвидностью государст­ва путём предоставления им зай­ма и выкупа их гособлигаций.

Капитал фонда – 700 миллиар­дов евро, объём возможного заимст­вования – 500 миллиардов евро. Фонд заработает в 2013 году, и Эстония должна внести в него 148 миллионов евро к 2017 году, а также быть готовой, начиная с 2013 года, внести в любой момент сумму, которая примерно оценивается в 9% ВВП за 2010 год, то есть 1,28 миллиарда евро.

По мнению ДВ, ничего страшного в том, что наша страна взяла на себя такие обязательства, нет. Эстония сама является активным получателем средств из европейских фондов, на периоды 2004-2006 и 2007-2013 годов ей было выделено более 4 миллиардов евро. Поэтому, кстати, когда именно с нашей стороны раздаются фразы вроде «С какой стати мы должны спасать этих паразитов греков?», это выглядит довольно странно.

Эстония была получателем средств, теперь она будет отдавать. Это нормально. Брать и отдавать – естественные дейст­вия для человека, почему бы им не быть столь же естест­венными для государства?

К тому же, не стоит забывать, что мы действуем в едином европейском пространстве. В 2013 году не только начинает свою работу Европейский механизм стабильности, но и заканчивает­ся программа поддержки Эстонии из европейских фондов. Какое решение по поводу выделения нам дальнейших средств мы получим, если откажемся помогать другим странам, то есть вкладываться в антикризисные фонды (хотя возникает вопрос, как это вообще можно сделать, оставаясь государством Еврозоны)?

Более того, в отличие от денег, которые Эстония безвозмездно получает из европейских фондов, средства, выделяемые Европейским механизмом стабильности, являются займом, выдаваемым, как минимум, под 2% или 3% годовых. Это означает, что речь здесь идёт не столько о расходах, которые несут страны Еврозоны, сколько об инвестициях. А, значит, мы можем рассчитывать не только на возврат средств, но и на получение прибыли, хотя, конечно же, питать иллюзий по поводу платёжеспособности государств, попавших в беду, или же скорых сроков возврата этих инвестиций не стоит.

Когда речь заходит об учас­тии Эстонии в европейских антикризисных фондах, противники этой идеи выдвигают аргумент, что после внесения таких денежных взносов о профиците бюджета придётся забыть. В случае Европейского механизма стабильности это может быть неактуальным.

Эстония должна внес­ти 148 миллионов евро к началу 2017 года. Если есть желание избежать дефицита, то можно растянуть эти платежи на несколько лет. Серьёзного дефицита такие платежи не создадут. Что касается оставшейся суммы в миллиард евро, то это так называемый callable­ ­capital -  сумма, которая будет вноситься только когда будет востребована, то есть когда Европейскому механизму стабильности понадобится дополнительный капитал. Поэтому, какое реально количество эстонс­ких денег будет задействовано, и какое влияние эти взносы окажут на бюджет, сейчас сказать нельзя.

Выиграем мы также и с точки зрения имиджа. Конечно, Эстония, участвуя в таком фонде, является его потенциальным «объектом спасения», как и любая другая страна Еврозоны. Однако с учётом нынешнего имиджа Эстонии (самый низкий госдолг в ЕС, переход на евро), учас­тие нашей страны в этом фонде будет рассматриваться как признак того, что Эстония стала ещё и государством-донором, инвес­тором. Португалию или Италию в таком контексте рассмат­ривать не будут, несмотря на то, что они также делают взносы, а Эстонию – будут. В ситуации, когда мы всеми силами стараемся рекламировать Эстонию за рубежом, это – подспорье.

Autor: dv.ee Istsenko Olga

Поделиться:
Самое читаемое