27 октября 2011
Поделиться:

Осиновский: Эстония – скандинавский тигр или Кипр?

Дебаты относительно госбюджета, которые вот-вот начнутся в Рийгикогу, будут, несомненно, очень напряжёнными, поскольку областей, нуждающихся в дополнительных средствах, предостаточно.

75% прописанных в бюджете расходов пойдут на выполнение предписанных законом обязательств, поэтому Рийгикогу сможет решать судьбу лишь 1,7 миллиарда евро.

Разумеется, стоит серьёзно подумать над тем, является ли 60-миллионная инвестиция в военную технику необходимым шагом в то время, когда моральным обязательством государства является подъём зарплат учителям и спасателям, а также увеличение размера детских пособий.

Несмотря на самый большой объём бюджета в истории, приходится признать, что страна не умеет делать элементарные инвестиции в будущее.

«Пророческая» болтовня о том, что низкие налоги принесут нам счастье, примитивна. В то же время нельзя назвать компетентными рассуждения некоторых политиков от оппозиции о том, что если бы налоги в Эстонии поднялись до уровня в скандинавских странах, то мы сразу же достигли бы и их уровня благополучия.

Иными словами, финансовое положение нашего государства оставляет желать лучшего не потому, что налоги низкие, а потому, что наши люди и предприятия не производят достаточно богатства, с которого эти налоги платятся.

Поэтому уже много лет говорится о том, что Эстонии в международной производственной цепи следует двигаться выше, предлагая товары и услуги с более высокой добавочной ценностью.

Все, разумеется, согласны с такими складными речами, но остаётся непонятным, как мы собираемся достичь этой цели. О чём думал премьер-министр, когда обещал, что до 2020 года Эстония войдёт в число самых богатых стран Европы? Как он собирается сделать из нашей страны «скандинавского тигра»? До сих пор в качестве возможных мер предлагалось только снижение налогов.

Приходится признать, что в 2000 году снижение налогов было разумным. Эстонии требовалось заманить иностранных инвесторов, для которых в то время слова Baltics и Balkans были синонимами.

Тогдашний проект оказался успешным, и Эстонию вскоре стали уважать как место, где права на собственность защищены, инфраструктура развита, а государственная бюрократия проста и благоволит предпринимательской деятельности.

Однако теперь расходы на рабочую силу существенно выросли, и дешёвую мебель проще собирать в Румынии, Украине или Вьетнаме. Производители мобильных зарядок тоже вскоре отправятся на поиски лучшей доли.

Поэтому мы, по сути, стоим перед выбором: снижать ли нам и дальше налоги, становясь этакой Меккой налогового туризма вроде Кипра, или же серьёзно инвестировать в образование и инновации, как это делают скандинавы.

В последующие десятилетия величайшим вызовом для эстонской экономики будет, несомненно, качество человеческого ресурса.

В связи со старением населения, сокращающим число работников, для погашения расходов бюджета нужно поднять производительность труда или производимую работником добавочную ценность. В 2010 году она в Эстонии составляла 69,3% от среднего показателя по Европе. В то же время в Финляндии эта цифра была 113,5%.

Если в 2010 году во время кризиса рост эффективности и снижение реальных зарплат привели к 6,9% роста производительности труда, то во втором квартале этого года рост составил уже всего 0,5%. Да и этот небольшой процент был достигнут за счёт уменьшения реальных зарплат ещё на 1%.

Существует реальная опасность, что в ближайшие годы нас будет ожидать потолок роста продуктивности. Квалификация нашей рабочей силы просто не отвечает меняющимся условиям рынка труда, поскольку сразу 32% взрослых не имеют ни специального, ни высшего образования.

Программа правительства «Эстония-2020» говорит о том, что к 2020 году это число сократится всего на 2% - вот так амбиция, ничего не скажешь!

Обучение взрослых имеет как положительные, так и отрицательные результаты. С одной стороны, благодаря большим средствам ЕС число обучающихся взрослых в последние годы заметно выросло. С другой стороны, госконтроль в своём аудите обнаружил, что почти 75% этого «обучения» составляют семинары и курсы продолжительностью до недели, насчёт эффективности которых есть серьёзные сомнения.

 Премьер-министр не устаёт повторять, что по отношению к ВВП мы инвестируем в образование как ведущие державы Европы; однако в абсолютных числах мы остаёмся на одном уровне с Латвией и Хорватией. В 2008 году Эстония на все учебные заведения, вместе взятые, потратила 4200 евро на ученика/студента, в то время как средний показатель по ЕС – 6500 евро.

Наряду с улучшением качества рабочей силы к росту производительности приводит и благоприятствование инновации предприятий, где приоритеты также не на месте. В следующем году расходы на развитие и научную деятельность снизятся до 1% от ВВП, в то время как ЕС в среднем тратит 2%, Швеция и Финляндия - 4% от ВВП.

Как же стать скандинавским тигром, когда экономическая политика правительства упрямо ведёт нас в другом направлении? Вопрос, разумеется, риторический, но последствия – весьма реальные.

После быстрого спурта в начале этого века мы оказались в т.н. ловушке среднего дохода (middle-income ­trap), где прожиточный уровень не может вырасти, поскольку недостаточный уровень нашего человеческого ресурса препятствует экономическому росту.

Autor: dv. ее

Поделиться:
Статьи по теме
Самое читаемое