• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    Рейтинговая соломка

    Предупреждение о возможном снижении кредитного рейтинга, с которым выступило рейтинговое агентство Standard & Poor’s, вызвало болезненную реакцию в Эстонии, в т.ч. и в Минфине, не говоря уже о политиках, высказавшихся по этому поводу.

    И хотя министр финансов Юрген Лиги выразил сравнительно сдержанное недоумение, он всё же заметил, что рейтинговое агентство «перешло черту». А глава парламентской комиссии по делам ЕС Таави Рыйвас не скрывал своего возмущения. По его мнению, рейтинг Эстонии если и трогать, то только в сторону повышения.
    Эмоции политиков понятны ДВ. Действительно, преду­преждение S&P может быть воспринято как наказание прилежного ученика за грехи его одноклассников. И станет таковым, если оно будет реализовано. Но понятна и логика S&P.
    Эстония и в самом деле относится к числу самых дисциплинированных в финансовом и бюджетном отношении стран ЕС, чем чрезвычайно гордится правительство и за что страну не раз хвалили в разных международных инстанциях. У нас хоть и свёрстанный с дефицитом, но с очень приемлемым дефицитом, госбюджет и программа выхода на сбалансированный бюджет с конкретными мерами и сроками.
    У нас очень небольшая государственная задолженность, а внешний нетто-долг (требования минус обязательства за рубежом) государственного и частного сектора, по последним данным Банка Эстонии, составил всего 9% от ВВП. Иными словами, с финансами у нас, как не устаёт заверять правительство, всё в полном ажуре. С чем трудно поспорить – выглядим мы хорошо. Но здесь есть по меньшей мере два «но».
    Первое состоит в том, что рейтинговое агентство в данном случае рассматривает Эстонию не как первого ученика в классе, а как члена всего классного коллектива, каковым является еврозона. Ведь угроза S&P касается не только нас, но пятнадцати стран (за исключением Греции, которой просто нечего снижать, и Кипра, которому рейтинг уже понижен).
    Тревога вызвана общим состоянием дел в зоне евро, а оно таково, что не может не увеличивать риски и для Эстонии. Кроме того, благополучная фискальная политика при всей её важности служит всё-таки не единственным критерием для агентства и не единственным фактором, влияющим на экономику. Платёжеспособность государства во многом зависит от внешней среды, которая, при всех наших радующих глаз показателях, заметно ухудшилась.
    Второе «но» касается уже нас самих и нашего неистребимого желания «хорошо выглядеть». Притом что реальные усилия правительства не следует, конечно, недооценивать, не надо и обманывать себя. Показатели, позволяющие г-ну Рыйвасу утверждать, что наш рейтинг не снижать надо, а увеличивать, хотя бы отчасти достигнуты при помощи «бухгалтерской химии».
    Вспомним, как государство в качестве собственника изъяло два года назад из предприятия Tallinna Sa­dam 417 млн. крон в виде дивидендов, а затем предоставило ему кредит в 800 млн. крон под нехилый процент. Или как были вытащены большие дивиденды из Eesti Energia и вложены в ­Elering. Фишка тут в том, что инвестиция в капитал предприятия отражается в бухгалтерии как инвестиционная сделка и не является с бюджетной точки зрения расходом.
    Зато дивиденды учитываются в бюджете как доход. Последний яркий пример – пресловутая «централизация» Кассы страхования от безработицы и отказ правительства (по мнению многих экспертов, не совсем законный) утвердить решение совета кассы о снижении ставки платежей. Превращение платежей, по сути, в налог позволяет правительству тратить суммы, соответствующие резерву кассы, не ввергая госбюджет в дефицит, поскольку эти суммы бухгалтерски покрыты резервом.
    Это, конечно, ещё не тот обман, при помощи которого получила евро Греция, но, увы, путь как раз в том направлении. «Виртуализация» госбюджета – это тоже сокрытие рисков, а сокрытие рисков только увеличивает их. Поэтому рейтинговое агентство право, подстилая соломку даже там, где пока ещё мягко или (тем более!) кажется, что мягко.
     
    Autor: dv. ее
    Поделиться:
  • Самое читаемое

Стоимость нефти марки Brent достигла трехлетнего максимума
Цены на нефть растут четвертый день подряд – стоимость нефти марки Brent достигла почти трехлетнего максимума, пишет
Цены на нефть растут четвертый день подряд – стоимость нефти марки Brent достигла почти трехлетнего максимума, пишет
Передовая ДВ: неожиданно как снег зимой
Актуальность темы роста цен на электричество не спадает. За последние 2 недели мы побили все рекорды, и политики, наконец, забегали: начали писать письма, вносить рацпредложения. Вот только нынешнее повышение цен было столь же неожиданным как снег зимой.
Актуальность темы роста цен на электричество не спадает. За последние 2 недели мы побили все рекорды, и политики, наконец, забегали: начали писать письма, вносить рацпредложения. Вот только нынешнее повышение цен было столь же неожиданным как снег зимой.