31 мая 2013

«Наш» поезд ушёл? 

Недавно я попал на железнодорожную станцию (Balti Jaam), где увидел новенький, только что прибывший из Австрии в Эстонию поезд. Как вагоны, так и локомотив были произведены фирмой Stadler. К сожалению, для меня это не было новостью, говорит Хейнарт Пухким, аналитик рынка труда (здесь и далее комментарий эксперта - ред.). 

Я уже видел картинки, эскизы и даже рабочие чертежи этого поезда 15 лет назад на столе у технического директора BLRT Grupp. Тогда уже даже подготовились к выполнению возможного госзаказа на строительство экономичных электропоездов с двумя-четырьмя вагонами.

Так как у предприятия был штат инженеров на высшем уровне, то не было и проблем, чтобы выполнить этот заказ. В долгосрочной перспективе на строительстве поезда были бы заняты десятки высокооплачиваемых инженеров и сотни простых рабочих.

К сожалению, этот государственный заказ так и остался нереализованным, но мы можем порадоваться, что  в Австрии по сравнению с Эстонией и уровень безработицы ниже, и зарплаты приличнее.

Производственные предприятия Эстонии в любом случае маленькие и живут таким образом, что сводят концы с концами.  Любая, даже самая маленькая неудача может парализовать производство.

У нас нет достаточных финансовых средств для развития производств, чтобы выходить на дорогие иностранные рынки и создавать хорошо оплачиваемые рабочие места.

В сфере эстонской обрабатывающей промышленности (машиностроение, лесообработка, химическая промышленность и т.д.) сегодня работают 130 тыс. человек, 35 тыс. из них заняты в сфере машиностроения.

Сегодня эта сфера промышленности, которая всегда в Эстонии была основной, нуждается в поддержке. Пару десятков лет назад мы слишком углубились в производство, требующее большого расхода материала, энергии и труда. При более научном подходе к развитию продукции мы могли бы немного отойти от направления, которое до сих пор нам помогало, и развивать в дальнейшем высокооплачиваемые специальности.

Мне кажется, что произошедшая четыре года назад ликвидация Департамента рынка труда и передача её региональных офисов Кассе по безработице была не самым обоснованным шагом. Социальное страхование занимается пенсионерами и пособиями, а Касса по безработице – более молодым контингентом, безработными. В то же время нам не хватает государственной политики рынка труда, поскольку отсутствует лицо, которое непосредственно отвечало бы за эту крайне важную деятельность.

Немного трудовой политикой занимается Министерство социальных дел, немного Министерство образования, госзаказ для училищ составляет Министерство экономики. Обучает даже Министерство обороны и внутренних дел. Тогда как в Финляндии всем этим ведает Министерство труда, привлекающее к своей работе предпринимателей и профсоюзы. Рынок труда работает, им управляют. Интересно, если бы министр Лаури Ихалайнен приехал в Эстонию с рабочим визитом, с кем бы он встретился? Подводя итог, стоит задаться вопросом: что мы выиграли и как много потеряли от ликвидации Департамента рынка труда и передачи его задач Кассе по безработице?

Autor: dv. ее

Самое читаемое