27 апреля 2016

Тень вместо прозрачности

Правительство внесло в Рийгикогу проект нового закона о госпоставках, в котором наряду с резонными и вполне целесообразными положениями есть и вызывающее, по меньшей мере, недоумение – если действующий закон предусматривает т.н. открытие протокола, т.е. обнародование заказчиком поступивших предложений в электронном регистре госпоставок, с названиями фирм-участниц и предложенными ими ценами, то новый законопроект этот порядок для тендеров в электронной среде отменяет. Объявляется только победитель уже завершившегося тендера.

Замечательно то, что действующий порядок был записан в закон во избежание возможных ценовых договорённос­тей заказчика и оферента, т.е. для обеспечения большей прозрачности, но и нынешняя новация объясняется ровно тем же – стремлением к прозрачности.

По мнению авторов законопроекта, такое открытие протокола способствует злоупот­реблению информацией.По мнению ДВ, такое засекречивание сведений, как и любое засекречивание не представляющей на самом деле ни коммерческой, ни, тем более, государст­венной тайны информации, только вредит нормальному бизнесу. А какую коммерческую тайну содержит просто цена оферты, без раскрытия бюджетных и бухгалтерских подробностей?С тем, что засекречивание протокола тендера мешает бизнесу, согласны в большинстве своём и откликнувшиеся на новый законопроект предприниматели. Главная их претензия состоит в том, что он затрудняет само участие в тендерах. Отсутст­вие информации о ценах конкурентов не позволяет участникам тендера, что называется, определить, где они со своей ценой находятся. Незнание этого мешает, в частности, нормально участ­вовать в других тендерах.

По словам председателя правления строительной фирмы Lemminkainen Eesti AS Свена Пертенса, выразившего мнение Союза строительных предприятий, ресурс фирм ограничен: «И если мы не имеем даже намёка, то рискуем либо перебрать работы на какой-то период, либо, наоборот, остаться без ничего, если мы предложили нерыночную цену по причине отсутствия информации о других предложениях».

Кроме того, предприниматели считают, что закрытость информации приведёт к тому, что начнётся настоящая охота за ней, что, в свою очередь, не может не вызвать злоупотребления.Например, те чиновники, которым информация гостендеров доступна, «вырастут в цене», а, значит, вместо прозрачности появится инструмент коррупции. Правда, при электронном делопроизводстве, о котором, собственно, идёт речь, это затруднительно.

Так что, в законопроекте нет вообще ничего положительного? Ну, укажем прежде всего, что появление законопроекта связано с перенятием трёх директив ЕС, которые направлены на придание госпоставкам большей гибкости, на содействие полного перехода на безбумажную технологию их организации и т.д. Поэтому там в целом есть много положительных моментов. Непосредственно в том, о чём идёт здесь речь, тоже можно обнаружить какой-то резон. Он в том, что отсутствие информации может препятствовать демпингу.

Это явление распространено у нас при тендерах достаточно широко: фирма выигрывала конкурс, предложив низкую цену, а потом в неё не укладывалась и допрашивала деньги. Правда, во-первых, с демпингом лучше бороться иначе, ставя во главу угла условий тендеров не одну только цену – и это, кстати, директивами ЕС, а, следовательно, и законопроектом предусматривается.А, во-вторых, нередко оказывалось, что в случаях откровенного демпинга с последующим приплачиванием исполнителю имела место предварительная договорённость, а, значит, это был не столько демпинг, сколько банальная коррупция.

Но в любом случае странно по пути к прозрачности уменьшать её. Конечно, законопроект только-только внесён в парламент, он ещё не прошёл даже первого чтения. Поэтому есть надежда, что в ходе парламентских дебатов аргументы бизнеса будут услышаны.

Самое читаемое