12 января 2019

Особенная женщина c особыми подопечными

Предприниматель Лийна Локко основала две успешные компании, оказывающие опорные услуги детям с особыми потребностями, на создание которых её вдохновила дочь с синдромом Дауна. Локко поделилась своим видением проблем государства, связанных с поддержкой детей с особыми потребностями.

Предприниматель Лийна Локко: государству важен не человек, а Rail Baltic, имидж Эстонии как э-государства и здание супер-минис­терства.  Фото: Вяйну Розенталь

В 2018 году оба предприятия Лийны Локко попали в ТОП быст­рорастущих компаний, поскольку их выручка выросла более чем на 50% процентов в 2014-2016 годах. В 2017 году инклюзивный детский сад Anni Lasteaed нарастил оборот ещё на 37%, а ­Отепяэский реабилитационный центр – на 30%.

30%- на столько вырос оборот Отепяэского реабилитационного центра в 2017 году по сравнению с предыдущем годом.

В прошлом году газета Äripäev писала, что на создание компаний предпринимательницу вдохновила дочь Аннабель. «Теперь я думаю, что если бы Аннабель не родилась, я бы не была сейчас тем, кто я есть. У меня не было бы никаких причин заниматься работой, которую я так люблю», - рассказывала она в интервью.

Залогом успеха стал новый подход

Отепяэский реабилитационный центр Локко открыла в 2010 году. Вскоре после этого её позвали возглавить оздоровительный дом для престарелых Villa Benita, который расположен недалеко от Таллинна.

Долгие годы она была лишь пассивным собственником отепяэского центра, но весной 2015 года, после рождения третьего ребенка, вернулась в Южную Эстонию. «Когда я приехала со своими грандиозными планами в маленький Отепяэ, чтобы взять на себя управление центром, я была уже другой, и люди оказались к этому не готовы. Одни ушли, им на смену пришли другие, - поделилась она. – Новые подходы и методология, вкупе с крепкой самостоятельно мыслящей командой и стали залогом нашего успеха».

Государство озабочено не тем

Локко – пламенный защитник инклюзивного образования, но признаёт, что такая система подходит не всем. С другой стороны, её тревожит, что родители часто идут лёгким путём и изолируют от общества детей, которые могли бы справиться и в инклюзивной школе.

«По-прежнему во многих местах пытаются засунуть всех особенных детей в специальные учреждения коррекционной системы, не думая об иных возможностях и не задумываясь о том, куда потом деваться всем этим несоциализированным детям», – сказала она. По её словам, большинство учителей и тех, в чьих руках находится решение проблемы, не являются сторонниками совместного обучения.

Что такое инклюзивное образование? Согласно принципам инклюзивного образования, ученики с особыми потребностями учатся в общеобразовательной школе.

Локко считает, что хотя государство и призывает заводить больше детей, оно само не способно решить элементарные проблемы. «Пособие на ребёнка с глубокой степенью инвалидности не повышается уже 12 лет, а парламент при этом находит возможности для «крышевых» денег для партий. Это никуда не годится, это просто безобразие», – возмущается предпринимательница.

«По-прежнему важен не человек, а Rail Baltic, имидж Эстонии как э-государства и здание супер-министерства. А люди, особенно дети, за всем этим теряются».

Локко надеется, что в этом году появятся пилотные проекты, которые помогут сломать устаревшую систему. «18 лет говорят об изменениях, кое-что даже изменилось, однако результат тот же. У нас нет целостного видения и долгосрочных соглашений, а если и есть, то это засунутая в чей-то долгий ящик программа развития, не реализуемая в действительнос­ти», – сокрушается она.

Родителям нужно время

Чтобы вовремя выявить проблемы ребёнка и помочь ему адаптироваться в инклюзивной школе, у родителей должно быть на это время, отмечает Локко.

Вечная спешка и трудоголизм родителей, по её словам, привносит в дом напряжённую, даже тревожную обстановку, что сказывается и на развитии детей. «Увы, слишком часто мы с опозданием замечаем, что наш ребёнок отстаёт в развитии и нуждается в помощи. Мы сами создаём для своих детей почву для расстройства психики», – считает Локко.

И тут у неё есть совет всем родителям: «Время, которое мы уделяем своим детям, должно быть осмысленным и полным внимания – тогда будет хватать и двадцати минут. Это достаточное время для профилактики – чтобы разглядеть проблемы ребёнка и понять, что можно предпринять».

Кроме того, работодатели тоже должны дать родителям возможность проводить больше времени со своими детьми. «Если владельцы предприятий и руководители знают, что у подчинённого есть ребёнок с особыми потребностями, они могли бы поискать возможности для поддержки такого родителя. Хотя бы иногда отпуская с работы или разрешая время от времени работать удалённо, из дома», – считает Локко.

Общество должно осознать, что уход за детьми с особыми потребностями – тяжёлый труд, и тут каждый родитель нуждается в поддержке. «Если он поддержку получает, то становится счастливее, а это состояние в свою очередь воздействует на ребёнка», – считает она.

Опорные услуги доступны не всем

Однако проблема гораздо глубже, чем моральное состояние родителей. Обычное дело, что в Отепяэский реабилитационный центр попадают дети, у которых нет даже собственной зубной щётки, не говоря уже о приличной обуви.

Otepää Rehabilitatsioonikeskus OÜ Новое название компании - Varajase kaasamise keskus OÜ. Оборот в 2017 году составил 0,7 млн. евро и коммерческая прибыль - 76 000 евро. Число работников: 15

Sverresson OÜ (Anni Lasteaed) Оборот в 2017 году: 1,2 млн. евро; коммерческая прибыль: 52 000 евро; число работников: 30

Кроме того, не во всех регионах опорные услуги доступны, иногда чисто из-за логистических проблем. Если в Таллинне нет проблем с общественным транспортом, то в посёлки Южной Эстонии автобус в лучшем случае ходит раз в день. Вот и выходит, что родителям негде искать помощи. «Министры твердят, что инвалиды обеспечены транспортом, но это не так, – утверждает Локко. – Реальность такова, что один социальный работник не может тратить целый день на одного ребёнка, его просто не хватит на всех нуждающихся».

«Я вовсе не хочу быть излишне критичной в адрес самоуправлений. Только вот кто будет пользоваться всеми этими стеклянными домами и городскими площадями, если наше будущее – наши дети – не окружены заботой?» – задаётся вопросом Локко.

БЛИЦ-ОПРОС: 7 ответов за 7 секунд

1. Что приносит счастье? Мои дети, мой муж и моя работа.

2. А ввергает в печаль? То, когда я «застреваю» в состоянии печали.

3. А как в нём не «застревать»? Позитивно мыслить! Скоро ведь весна. И это классно!

4. Вы, скорее, эмоциональный или рациональный человек? Глубоко эмоциональный, но путём тренировок добилась крайней рациональности.

5. Первым делом воскресным утром? Мой кофе, мой диван, моя тишина до момента пробуждения семейства.

6. Главный урок в жизни? Несмотря на привычку находить в людях только хорошее, узнала, что не все люди хорошие.

7. Идеальная Эстония? Если большему числу людей будет намного лучше жить, чем сейчас.

Самое читаемое