Бизнес, не терпящий стресса

13 февраля 2009, 10:43

Сегодня на пятничный кофе к ДВ пришла Силле
Херма, владелица парикмахерского салона Savannah в Таллинне. Силле рассказала
нам историю о том, как 20-летняя выпускница парикмахерской школы в смутном
1994-м, потеряв мужа на затонувшей «Эстонии» и оставшись с 6-месячным ребёнком
на руках, в подвале Кадриорга заложила основы парикмахерского салона,
расположенного сегодня в квартале Ротерманна.

- С чего всё началось?

- Когда я окончила среднюю школу, я знала, что хочу стать парикмахером, но так как все мои одноклассники пошли в университет, то я решила, что тоже попробую, и подала документы в ТТУ на специальность "управление в сфере услуг". Первым экзаменом была математика, по которой я получила тройку, и сразу использовала это как предлог, чтобы забрать документы.

- И что же??????? ? ???????? ??????????

- Я пошла учиться в парикмахерскую школу. У меня и сегодня есть ещё клиенты, с которыми я познакомилась в то время, то есть примерно 15 лет назад. Я жила в Кадриорге. Времена были смутные - конец эры рубля, возвращение кроны. Сестра открыла цветочный магазин, и я, глядя на неё, тоже решила попробовать.

Мне тогда был 21 год, и, получив в своё распоряжение на улице Кундери небольшое подвальное помещение, где до этого хранилась картошка, я открыла парикмахерскую.

Начинать пришлось с ремонта, который длился почти год – тогда работали не так, как сейчас. Я сделала 4 рабочих места, что означало, что у меня должно было работать 8 мастеров. По окончании ремонта у меня не было ни одной кандидатуры, но я не переживала. В молодости казалось, что всё образуется, и всё в итоге получилось.

К счастью, до этого мне удалось поработать в качестве практиканта в салоне гостиницы «Олимпия», который в то время был одним из самых гламурных салонов в городе, где работали замечательные мастера. У них я многому научилась.

- Когда же салон переехал на улицу Лийвалайа?

- Позднее я поняла, что подвал долго не продержится, и нужно переезжать в центр города на лучшее место. Я долго колебалась, но случилось так, что одна моя бывшая сокурсница уходила из салона. Вместе с ней уходили и ещё несколько мастеров. Поскольку они были согласны перейти ко мне на работу, я отважилась на переезд. Так мы переехали и открыли салон Savannah на Лийвалайа.

- Кто-нибудь из этих мастеров до сих пор работает с тобой?

- Да, один. Сейчас у нас много молодых мастеров, которые помимо работы парикмахерами, ещё учатся другим специальностям. Ведь работа парикмахера – очень сложная. Она сложна физически, кроме того, хороший мастер должен уметь слушать, должен уметь общаться с клиентом, хорошо знать своё дело. Пробиться в этой профессии очень тяжело. Иногда возникает желание поменять профиль, а для этого нужны дополнительные знания.

- Какими качествами должен обладать парикмахер, чтобы ты его пригласила на работу в свой салон?

- Сегодня работодатели находятся в очень хорошем положении – выбор работников на рынке большой, не то, что раньше, когда нужно было радоваться любому, кто лишь пожелал к тебе прийти.

У нас суперколлектив. Когда я выбираю себе работника сегодня, я рассчитываю на то, чтобы он был приятным коллегой, хорошим другом, и, естественно, очень хорошим парикмахером. Человека, совмещающего все эти качества найти сегодня, однако, всё равно сложно.

- Для тебя лично, какая роль сложнее и какая интереснее, быть предпринимателем или быть парикмахером?

- Это хороший вопрос… И то и другое одинаково интересно. Но у меня есть один недостаток - я очень плохо переношу стресс. В моей ежедневной работе парикмахера стресса мало, так как у меня замечательные клиенты, с которыми мне в удовольствие общаться и поэтому легко работать.

Что же касается бизнеса, здесь стресса больше. Нужно быстро реагировать не непредвиденные ситуации, например, заболел работник – нужно искать ему замену вплоть до выхода на работу самой, кто-то хочет уйти – нужно искать нового члена коллектива. Нужно постоянно искать клиентов. Например, я поняла, что просто разместить рекламу об открытии нового салона - абсолютно недостаточно.

- Что же нужно сделать, чтобы их завлечь?

- Лучшая реклама – это хорошее обслуживание, которое должен почувствовать на себе сам клиент. Это эмоции, которые он получает, придя к нам, о которых расскажет потом своим друзьям и коллегам. Я постоянно говорю своим девочкам, что мы всегда должны быть на шаг впереди своих клиентов.

- Насколько успех парикмахерского бизнеса зависит от уровня цен на услуги, их качества и местонахождения салона?

- Все три момента очень важны. Местонахождение, как и в ресторанном бизнесе, очень важно. Мастерство тоже – люди сегодня не выбирают парикмахерскую по принципу «поближе к дому», им всё равно - поехать на улицу Лийвалайа или в квартал Ротерманна.

Что касается стоимости услуг, то каждому мастеру есть своя цена. Если ты действительно опытный парикмахер, постоянно повышающий свою квалификацию, что тоже в наше время стоит недёшево, то ты не можешь продавать себя дёшево. В противном случае, люди не поверят, что ты действительно классный специалист.

Что касается цены, то в ней отражается и цена тех помещений, та атмосфера салона, в которой оказывается клиент. У нас сегодня просторное помещение, в котором расположено всего 5 рабочих мест. И это потому, что мы хотим предложить своим клиентам приватность и приятную атмосферу. Это значит, что работу десятерых мы выполняем впятером, но зато клиентам никто не дышит в затылок.

- А какова ваша ценовая политика, особенно сегодня, в условиях экономического спада?

Мы держим цены стабильными. Каждый год мы их пересматриваем, но по возможности стараемся не менять. Мы не поднимали цены, когда в экономике страны всё было хорошо, и сегодня мы их тоже не снижаем. Могу сказать, что сейчас мы – один из самых недорогих салонов в своём классе в центре города. Определенно, мы не рекламируем себя, как дешёвый салон. Мы сегодня справляемся благодаря своей большой клиентской базе.

- Отразился ли как-нибудь кризис на посещаемости салона? Клиенты не разбегаются?

- Надеюсь, что наши сегодняшние клиенты останутся с нами, хотя для многих людей в стране ситуация действительно сложная. Приведу пример работницы среднего звена, у которой семья, трое детей, мужа сократили. Пойдёт она в следующем месяце в парикмахерскую? – Конечно, нет. Может быть, пойдёт через 3-4 месяца. Это означает, что интервал между визитами удлиняется, и в результате парикмахеры меньше зарабатывают. Некоторые женщины начинают красить волосы уже дома. К счастью, у наших клиентов в основном таких проблем нет, но все стали аккуратнее с деньгами, включая и меня.

- Переезд салона в квартал Ротерманна прибавил новых клиентов? Как вообще Вам «живётся» в этом квартале?

- Нам очень нравится. Я подумывала о том, что хочу там работать ещё когда идея создания квартала только зарождалась. Это суперрайон. Я уверена, что в будущем – это таллиннский Сити. Там всё сделано для того, чтобы люди себя чувствовали комфортно. Утром ехать туда на работу – радость, хоть у неё и есть своя цена. Не знаю, может когда-нибудь я буду не в состоянии её платить, но надеюсь, что мы справимся.

Я уже давно пыталась раздобыть в квартале Ротерманна площадь для аренды, но когда в экономике Эстонии всё шло хорошо, такой маленький салон там был никому не нужен. Сейчас же, когда стал востребован и маленький бизнес, мы смогли получить желаемую площадь. В жизни часто вещи происходят случайно, и я просто оказалась в нужное время в нужном месте, и мне предложили подходящую площадь.

Вообще для меня очень важно, чтобы салон был автономным, не находился внутри торгового центра. Для бизнеса не хорошо, когда нам кто-то диктует время работы салона. Иногда нам нужно задержаться допоздна, иногда приходит невеста, и ей нужно сделать причёску рано утром, когда торговый центр ещё закрыт.

- Было сложно решиться на переезд, или второй раз переезжать было уже легче?

- Переехать с улицы Лийвалайа - было тяжёлым решением, которое мы принимали всем коллективом. Поменять место салона в такое сложное экономическое время – это большой риск. Как это понравится клиентам? Но я рискнула, и сейчас, 2 месяца спустя, я не жалею об этом.

- Так как же с новыми клиентами?

Я не могу сказать, что сегодня дела идут превосходно, у нас могло бы быть больше работы, новые клиенты нам нужны. В квартале Ротерманна много офисов, их работники потихоньку начинают проявлять интерес и заходить в салон. Насколько им у нас понравится, останется ли клиент с нами – зависит только от нас.

- А как же понравиться новому клиенту?

- Иногда люди звонят и говорят: «Порекомендуйте мне хорошего мастера». Ну что я должна на такое ответить, особенно не видя человека, его лица? Кто для него хороший мастер? На это у меня готов ответ: «У нас все мастера хорошие, вопрос в том – какой из них подойдёт именно Вам». Когда к нам приходит клиент, то попадёт ли он именно к «своему» парикмахеру - это лотерея. Вопрос в том, насколько эти два человека найдут общий язык.

- Ты сказала, что квартал Ротерманна тебе очень нравится. Неужели здесь действительно всё продумано до мелочей, так что даже не к чему придраться? Или всё-таки есть, на твой взгляд, недостатки?

- О квартале в целом можно сказать, что там нет ни одной точки питания, что осознают и сами его владельцы.

Кроме того, в этом квартале есть очень просторная площадь, на которой, я думаю, мог бы располагаться рынок, возможно, рынок, который работал бы лишь по выходным и создавал бы особую атмосферу. Я обожаю посещать городские рынки, например, рынок в Хельсинки, а в Таллинне такого рынка нет, так как Tallinna Keskturg я за рынок не считаю.

Это была бы интересная идея, которая привлекла бы в квартал ещё больше клиентов. 80% наших собственных клиентов никогда не бывали в квартале до первого посещения нашего салона. Это означает, что потенциал людей, которые могли бы сюда заходить огромен, и если их сюда привлечь, то от этого выиграл бы весь местный бизнес.

Многие считают, что квартал Ротерманна - это очень эксклюзивное место, хотя на самом деле здесь много магазинов для молодёжи и не обязательно дорогих.

- Есть ли у вас русские клиенты?

- Есть.

- Много?

- Мало. У нас в салоне работала когда-то замечательная Инна, но затем она ушла изучать туризм, и с ней ушли и её русские клиенты. Не хочу никого обидеть, но мне нравятся интеллигентные русские. Они классные. Очень сильные, своеобразные личности.

Наша проблема в том, что у нас половина – молодые парикмахеры, которые не говорят по-русски, что очень жалко. Клиенту же, конечно, нравится общаться с мастером на родном языке.

- Когда–то ты говорила, что русский клиент – очень хороший клиент. В каком смысле?

- Русскому клиенту можно верить. Он не мечется туда – сюда, перебегая из одного салона в другой. Также русские легче прощают ошибки, чем эстонцы. Эстонцы - более гордые.

- Ты сама прощаешь клиенту, если он на некоторое время решит сменить салон для разнообразия?

- Конечно. Я уверена, что к одному и тому же парикмахеру не стоит ходить больше пяти лет подряд. Если клиент от нас уйдет, вместо него придёт другой клиент – получается своеобразная ротация. Это освежает и парикмахера, и клиента. Это нормальный процесс, а не вопрос прощения.

- Насколько легко совмещать в себе деловую женщину и хозяйку дома, маму? Насколько дружат между собой два эти человека?

- Сейчас я живу вдвоём с дочкой, и мы очень хорошие друзья. Ей 15 лет. Я часто не бываю дома. Работы много, так как делать приходится очень разные вещи - если надо, то берёшь тряпку и моешь пол, если надо – начисляешь работникам зарплату, если надо – делаешь клиентам стрижки, если надо – общаешься с рекламными агентствами – одним словом, в основном я всё делаю сама. Поэтому дома я стараюсь быть просто мамой и другом.

Я должна признаться, что дочь – это лучшее в моей жизни. Она меня очень понимает. Если я говорю, что сейчас такой период, когда ты меня будешь видеть мало, она воспринимает это с пониманием. Например, когда мы переезжали в квартал Ротерманна, то 3 месяца я работала и по ночам. Это было тяжело для всех – для ребёнка, для меня, для моих коллег и даже для клиентов, так как у меня для них было мало времени.

Я уверена, что тех людей, которые тебя окружают, нужно очень беречь. Так как без них ты не сможешь. Для родителей и детей всегда нужно найти время, чтобы побыть вместе. С детьми нужно говорить, спрашивать, как у них дела, что их беспокоит. Но для меня совмещение работы с домашними делами – пока не проблема.

- В какой салон ты сама ходишь к парикмахеру?

- Больная тема …. Я стригусь в своём салоне. У разных парикмахеров. Возможно, у меня есть любимый мастер, но я одинаково доверяю им всем.

- Что ты можешь сказать о парикмахерской культуре в Эстонии?

- Это для меня тоже сложная тема … В Таллинне очень много парикмахерских салонов, возможно, даже больше, чем необходимо. Понятно также, что все те, кто идёт учиться на парикмахера, настоящим мастером не становится. Большая проблема в том, что молодым парикмахерам, когда они приходят в салон, начинать очень тяжело. Создать себе базу клиентов безумно сложно. Зарплата, с которой они начинают – 3000 - 4000 крон в месяц. Но если ты сможешь залезть в эту гору, то потом наверху работать уже легко. Не все выдерживают, и поэтому будущие талантливые парикмахеры просто уходят из салонов, начиная заниматься чем-то другим.

- Есть ли в Savahnnah клиенты из-за границы?

- Да, есть из Финляндии.

- Почему они приезжают?

- Сейчас приезжают уже меньше, а раньше приезжали потому, что в Эстонии парикмахерские услуги были дешевле. Кроме того, у них здесь есть время. Сейчас цены уже повысились, и дешевизна - не основная причина. Те, кто приходят, – приходят просто к тому мастеру, который очень нравится.

- Эстонцы больше консервативны в прическах?

- Мне сложно сравнить. Многое зависит от человека, а не от его национальности.

- Есть ли у тебя сегодня цель?

- Да. Несколько. Я понимаю, что все люди стареют - стареют и парикмахеры. Если было бы возможно, то в 50 лет я не захотела бы работать парикмахером в том объеме, как делаю это сейчас. В каждой профессии есть свои профессиональные заболевания. И я понимаю, что если буду сейчас продолжать в том же темпе, то в 50 лет работать совсем не смогу – здоровье откажет.

Мне нравится заниматься этим бизнесом. Парикмахерский бизнес – это очень маленький бизнес, который я не смогу завещать своему ребёнку. Мне кажется, что дочь пойдёт по другому профессиональному пути, и этот бизнес умрёт вместе со мной.

Вторая мечта – эта когда-нибудь найти возможность посылать своих парикмахеров на учебу в академию Vidal Sassoоn в Лондоне. Там есть много, чему поучиться, я сама ездила туда пару раз, и до сих пор использую некоторые выученные там приёмы в работе.

- Есть ли в Эстонии такая же хорошая школа парикмахеров или все они находятся за границей?

- Все они – за границей. В Эстонии есть экспертный салон Wella, который оказывает консультации парикмахерам. Его услугами пользуемся и мы.

Спасибо за интервью!

Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
17:39 28 августа 2017
Сланцевое производство принесло государству €103 млн В этот промышленный сектор было в прошлом году инвестировано 63 миллиона евро.
Как разбогатеть?

Займы частным лицам и фирмам – опасности и возможности

Построй свой дом

Как найти подходящий и долговечный текстиль?

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
ТОПы Äripäev
Mероприятия
Полезные предложения