Хазин: суть кризиса обнажится осенью

02 июля 2009, 08:59

Известный экономист Михаил Хазин на пальцах
объяснил "Деловому Петербургу", почему кризис будет затяжным, а выход из
него в рамках текущей экономической модели невозможен.


"ДП": Михаил, традиционный вопрос: мировая экономика уже достигла дна?

М.Х.: Несмотря на многочисленные заявления о том, что дно вот-вот будет достигнуто, кризис развивается в полном соответствии с той теорией, которая была описана экономистами в 1999-2001 гг.

Напомню, причина кризиса состоит в том, что объем спроса многократно превышал реальные доходы населения. Суммарно разрыв составляет $3 трлн в год, то есть в ближайшее время совокупный спрос в США упадет на $3 трлн в год. ВВП США упадет на 40%. В ближайшие 3-5 лет темпы спада будут составлять 8-12% в год. Что касается России, то темпы кризиса ускорились.

"ДП": Это значит, что в нашей экономике произойдет коллапс?

Ничего не значит. На сколько упали объемы промышленного производства в Японии? В России, по данным "Неокона", на 20%. По официальным данным - на 17%. В Японии - в 4,8 раза. Вот там действительно коллапс. Можно закрываться. В промышленности есть порог рентабельности.

Если у вас есть завод, то у него есть минимальный объем производства, при котором оно вообще осмысленно. Если норма 10 тыс. штук, то завод может какое-то время производить 8 тыс., а Михаил Хазин: "квинтэссенция кризиса наступит этой осенью"если он будет производить 2 тыс., то лучше сразу закрывать и не мучиться.

"ДП": Что можно посоветовать владельцам заводов?

М.Х.: Куды податься бедному крестьянину? Белые пришли - грабят, красные пришли - грабят… В чем вся проблема с крестьянином? Дело в том, что все производство существовало в рамках некой модели. Она заканчивается. Можно долго спорить, была она правильной или неправильной. Была накачка эмиссионная, напечатали денег, и поэтому был избыточный спрос. Можно говорить, что слишком много получали посредники (банки, финансовые институты), а должны были получать меньше. Сегодня это не важно.

Важно, что некая модель, которая существовала 30 лет, заканчивается. Все, кто работал в рамках этой модели, так больше работать не будут. Они могут умереть, перестроиться, но так больше работать не будут. Беда в том, что под нее была выстроена колоссальная инфраструктура: банки, финансовые институты, консультанты и еще целая свора бездельников, которых научили некоторым приемам: делай раз! делай два! делай три!

Они совершенно искренне убеждены, что любой человек, который работает в соответствии с их рекомендациями, должен получать зарплату как минимум $5 тыс. в месяц плюс бонусы в конце года. Эти люди занимают очень важные посты, преподают в самых престижных университетах, даже Нобелевские премии получают. Именно они сейчас поднимают шум и гам.

Они кричат что кризиса нет, а есть только неправильная интерпретация данных. А те, кто говорит о кризисе, - кликуши, которые ничего не понимают в экономике. Они понимают, что летят банки, компании, но их задача не упустить экспертно-аналитические контракты, которые они получали. Их рекомендации рассчитаны для непрерывного экономического роста в условиях эмиссии.

"ДП": Но все-таки, что делать предприятию в условиях спада?

М.Х.: Во время подъема предприятия должны зарабатывать прибыль, а во время спада - увеличивать долю рынка. Классический пример следования этой стратеги - итальянская компания Fiat. На протяжении последних 10 лет Fiat балансировал на грани рентабельности. Вдруг неожиданно полгода назад он объявил, что покупает DaimlerChrysler и борется за покупку Opel. Вопрос - зачем?

Владельцы Fiat - семья Аньели, одна из богатейших в Европе. Пока рынок рос, компанией управлял наемный менеджер и делал то, что считал нужным. Как только начался спад, Аньели правильно поняли: нужно дать денег, резко расширить производство и захватить рынок.

Есть мнение, что после кризиса, не считая нишевых производителей автомобилей, останутся 2-2,5 компании. Одна, очевидно, Volkswagen, вторая, возможно, Fiat. Аналогичная ситуация происходит во всех отраслях. Владельцы бизнеса должны принять решение: либо они не выживают, либо увеличивают долю рынка.

"ДП": К вопросу о кризисе модели. Кризис начался с краха ипотечных облигаций в США. Означает ли это, что обеспечение всех граждан жильем невозможно в рамках и социалистической, и капиталистической модели.

М.Х.: Неправда. В Германии эту проблему решили, но там совершенно другое налоговое законодательство. Там система устроена так, что надуть пузырь на рынке недвижимости в принципе невозможно. Дело не в ипотеке. Это только один из пузырей. Еще был пузырь фондового рынка, нефтяных фьючерсов. На какой-то момент ипотечный пузырь оказался самым крупным.

Причина кризиса в том, что с 1981 г. США за счет непрерывной эмиссии раздували совокупный спрос. Зачем они это делали? Есть имманентная, то есть неотделимая от самой сути капитализма, проблема. Прибыль образуется в момент продажи товара. Если вы ее делите не честно, у вас в результате получается, что рабочий не может купить то количество товаров, которое произведено.

В условиях соревнования с мировой системой социализма нельзя было это дело пускать на самотек, и США начали с 1981 года стимулировать спрос. Начав это делать, они уже остановиться не могли. К прошлому году объем спроса по сравнению с объемом реально располагаемых доходов населения был на $3 трлн в год больше. Механизм поддержания этого разрыва и его увеличения состоял в снижении стоимости кредита. Грубо говоря, каждый кредит финансировался за счет следующего, и это так долго тянулось, потому что каждый следующий кредит был дешевле предыдущего, что и позволяло некоторую часть отправлять на потребление.

Процесс закончился в прошлом году, когда учетная ставка стала равна нулю. Думаю, что час "Ч", квинтэссенция кризиса наступит этой осенью, когда станет понятно, что роста не будет, а снова будет спад. Думаю, что осенью будет дефляционный спад с резким спадом производства, резким ростом безработицы. Народ почувствует, что будет плохо.

"ДП": В банковских кругах всерьез обсуждается вариант с "обнулением" ситуации, когда банки списывают долги компаний в обмен на госгарантии, длинные кредиты. По выходу из кризиса предприятия должны будут делиться прибылью. Насколько вероятен такой сценарий?

М.Х.: Это некий вариант списания долгов. Теоретически такую схему можно попытаться реализовать, но на практике это ничего не даст. Экономика - это производство. Чтобы предприятие работало, надо, чтобы кто-то покупал его продукцию. Если спрос падает, все это работать не будет.

Схема заработает, когда появится рост. Если спад такой большой -40%, происходит то, что называется "разрушение институциональной структуры экономики". Это очень опасная вещь.

"ДП": Чем она опасна?

М.Х.: Представьте себе, что вы торговая сеть, завозите откуда-то продовольствие и сама по себе система закупок, хранения, перевозок увеличивает стоимость каждой картофелины на какую-то сумму, допустим десятую долю процента. Если вдруг выясняется, что объем картошки, которую вы перевозите, начинает составлять не 10 млрд, а 2, то десятая доля процента превращается в 15%. С такой наценкой вашу картошку покупать не будут, значит, вы закрываете весь проект.

Это совершено стандартная ситуация. Инфраструктура всегда стоит одинаково. Если производство маленькое, стоимость инфраструктуры становится большой, а производство нерентабельным.

К сожалению, сейчас все это произойдет в большинстве отраслей. Классический пример - самолетостроение. Airbus А380 и Boеing-787 Dreamliner, скорее всего, уже не полетят. Их больше никто не будет покупать, производство не окупится. Airbus А380 вместо 200 штук купят 10, а порог рентабельности для него - 150 штук. Производить невыгодно. Так будет в очень многих отраслях. Утверждается, что Intel сняла с производства наиболее дорогие модели процессоров.

"ДП": Наступает время бюджетных товаров, продуктов, идей?

М.Х.: Вероятно. Что с этим делать, неизвестно. Я знаю пример России. В 1998 г. мы потеряли колоссальные производства, которые невозможно было окупить, потому что не было спроса. Теперь то же самое будет в Европе, США, Японии. Они пройдут этот путь. Можно их пожалеть. Кто-то, наверное, будет злорадствовать. Я отношусь к этому как к некой объективной реальности.

"ДП": Вы привели пример семьи Аньели, отказавшейся от прибыли. Наш бизнес может так поступить?

М.Х.: Нет. Все эти дерипаски, керимовы, прохоровы - он же из грязи в князи. Дерипаска вообще продемонстрировал свои качества менеджера, Прохоров оказался чуть успешнее. Керимова, возможно, назначат, кормить свою республику, это дело благородное. Ему это может не понравиться, но его никто не будет спрашивать. Нужно понимать, что эти люди сделали деньги на распиле некоего богатства. Строить они не умеют, это не их тема.

"ДП": Значит, Россия в худшем положении по сравнению с Европой?

М.Х.: Я совершенно не уверен в том, что семья Аньели будет правильно захватывать рынки. Откуда им знать, как это делать, как устроен кризис? Что касается нашей страны, у нас есть фундаментальное преимущество. Кризисная экономика развивалась у нас в первую очередь. Наша экономическая наука обгоняет мировую на 5-6 лет, глупо было бы не использовать это преимущество. Для этого нужен толковый менеджмент и грамотные владельцы. Я думаю, что скорее это будет средний бизнес и те, кто строил бизнес с нуля. Потому что те, кто украл, будут думать, как еще украсть.

"ДП": Какова вероятность того, что США объявят дефолт или перейдут к иной денежной системе?

М.Х.: До тех пор, пока доллар принимают во всех странах, этого не будет. Некоторые правительства заявляют, что больше не будут покапать облигаций США, но пока в их странах на доллар можно все купить. Когда они начнут закрывать границу от доллара, тогда это будет актуально. Но это не вопрос ближайшего полугода, 3-5 лет - возможно. Но давайте дождемся осени.

"ДП": Что будет с нашей политической системой и политической элитой после осени?

М.Х.: Система устоит, элита - почти наверняка нет. Новая элита не будет отрицанием старой. Даже в 1917 г. новая элита во многом пересекалась со старой. Достаточно сказать, что весь генштаб царской армии работал на красных. В белом движении был один адмирал Колчак и генерал-лейтенант Деникин. Управляющий делами совнаркома Бонч-Бруевич был братом начальника военной разведки царской армии генерала Бонч-Бруевича. Все было не так просто.


Факты: 89,8 процентов составил ВВП России в январе-мае 2009 г. по сравнению с аналогичным периодом 2008 г.

Кто такой Михаил Хазин:
Родился 5 мая 1962 года. В 1984 году окончил механико-математический факультет МГУ по специальности "статистика". 1995-1997 годы - начальник Департамента кредитной политики Министерства экономики РФ. С 1997 по июнь 1998-го - заместитель начальника экономического управления президента РФ. В 2002 году создал компанию экспертного консультирования "Неокон". Президент компании "Неокон", действительный государственный советник 3-го класса. Создатель интернет-сайта Worldcrisis.ru.


Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
17:18 26 мая 2017
Фирма Оливера Крууда ликвидирована Компанию Luterma вычеркнули из коммерческого регистра после нескольких лет банкротного производства. Требования на 40 миллионов евро остались не удовлетворены.
Как разбогатеть?

Займы частным лицам и фирмам – опасности и возможности

Построй свой дом

Каковы преимущества стальной кровли перед другими материалами?

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
Mероприятия
Полезные предложения