Ошибки аналитиков: кто выиграл в кризис

18 сентября 2009, 15:56

Осенью 2008 года, когда экономический
кризис грянул на полную мощь, "Деловой Петербург" писал о десятках новых
бизнес–проектов. Спустя год мы решили узнать у наших героев, что же такое кризис
— опасность или возможность. Для этого были выбраны пять проектов, самых
нетипичных для рынка, со стороны даже кажущихся авантюрными.

Кризис–1998 подарил рынку много сильных брендов: "Пятерочка", "Теремок", "Магнит", "Дикси", "Крошка–Картошка", "Дарья", "Тинькофф" — список можно продолжать долго. Как выяснилось, кризис–2008 многим предпринимателям тоже принес удачу, пишет dp.ru.

Сергей Гализин, совладелец торгового комплекса "Навигатор", организует работу компании так, чтобы не замечать кризис. Год назад они с партнером стали делать для ресторанов океанариумы для торговли живыми крабами, морскими ежами, устрицами и др.

На рынке в то время было изобилие разных продуктов. У "Навигатора", например, оказались невостребованными две тонны атлантической трески, которую пришлось утилизовать. Нужно было срочно предлагать что–то новое. Так возникла идея живых морепродуктов: замороженных деликатесов было много, а свежих — единицы. Казалось бы, покупатель должен был забыть о морских ежах, как и об авокадо и других изысках для среднего класса.

Но нет, компания уверенно держится на плаву. "Хотя на запланированный объем продаж — 500 кг морепродуктов в месяц — мы пока не вышли, но продаем по 350–400 кг. Продажи упали, но ведь не прекратились! Привычка к хорошей жизни все равно осталась. Если раньше люди заказывали порцию из дюжины устриц, сейчас из пяти–шести", — объясняет Сергей.

Компанию выручает еще недавно забытая всеми треска. Сейчас ее берут даже рестораны. Предприниматель убежден, что кризис всех отрезвил — и покупателей, и владельцев компаний. В отношениях с партнерами почти не осталось неформальностей. Предоплата стала девизом новых отношений: не более чем пятидневные отсрочки делаются только для самых проверенных партнеров.

Компания даже не стала тратиться на интернет–сайт и использует как каналы продвижения продукции персонал ресторанов. Положительное следствие кризиса — он смел всех возможных конкурентов. Там, где раньше можно было купить, как выражается Сергей, полуживого краба, сейчас его уже нет. "У нас такая лямка — если тянешь ее, нельзя бросить и остановиться", — объясняет Сергей секрет своей живучести.

Совладелец ООО "НСК–групп Северо–Запад" Дмитрий Колесник год назад вышел на рынок с, казалось бы, понятным проектом — магазинами разливного пива "Лит.ра". Тем не менее эксперты, опрошенные "Деловым Петербургом", предрекали ему скорую неудачу: рынок консолидирован, потребление пива стагнирует, ниши заняты.

Тем не менее за год число магазинов возросло до 22.

"Сеть живет благодаря тому, что есть представительства в разных регионах. Мы работаем с конечным потребителем, поэтому выручка есть каждый день, — рассказывает генеральный директор сети "Лит.ра". Впрочем, амбициозный план — открыть в Петербурге 100 точек в течение 2 лет— пока не реализован. Объемы продаж — около 300 л пива в одной точке в день — не упали, но выручка снизилась: потребитель теперь пьет более дешевое пиво, и падение продолжается. По словам Дмитрия Колесника, планы скорректировал не столько кризис, сколько большее понимание бизнеса владельцами: "Мы ожидали, что в летние месяцы спрос на пиво растет в разы. Оказалось, на 10%".
Инвестиции, которые составляли, по заявлениям владельцев, $200 тыс. на одну точку, еще не окупились. Дмитрий говорит, что компания и не думает о сиюминутной окупаемости: "Это проект на десятилетия".

Кризис научил компанию считать деньги: инвесторы сократили бюджет и не позволяют ни на шаг отступать от него. То же произошло и у контрагентов: двух–трехдневная просрочка платежа вызывает панику, чего раньше не было.

"А вот на поведении чиновников кризис не сказался. Как ходили, так и ходят. Я ожидал, что станут скромнее, ведь доходы бизнеса падают. Но нет. Нас–то это не сильно касается, а как живет совсем малый бизнес, я даже не представляю", — рассказывает Дмитрий. В целом, по его словам, "если нормально работать, то кризис не страшен". Бизнес находит способы сократить издержки, приспосабливаться к потребностям покупателя, ставить адекватные цены. Даже нефть по $7 за баррель не убьет компании: они потеряют только будущие доходы, но не все, что у них есть, считает Дмитрий.

Ресторан "Зеленая комната" под влиянием кризиса преобразился почти до неузнаваемости. Заведение позиционировалось как первый ресторан органической кухни в Петербурге. Проще говоря, меню составлялось из блюд, при выращивании которых не используются химические удобрения и генная инженерия.

С формальной точки зрения в России биопродукты сейчас произвести нельзя, потому что не разработана система сертификации. В итоге почти все нужно везти из–за границы. Средняя стоимость блюда составляла 300–400 рублей, а находится заведение на четвертом этаже бывшего хлебозавода — в лофт–проекте "Этажи".

"Лофт–проект задумывался как некоммерческий. Он существует на средства учредителей, чей основной бизнес, к счастью, не пострадал от кризиса. Наши бюджеты они не сократили. Но пришлось отсечь некоторые очень интересные идеи по причине того, что они были авантюрны по сути", — рассказывает Мария Ромашева, генеральный директор культурного центра.

Ресторан не закрылся, но от биоеды в "Зеленой комнате" не осталось и следа. Преобладает узбекская кухня, стоимость блюда — 120–150 рублей, от прежней жизни — только биопиво по 300 рублей за 0,6 л.

Михаил Белов, коммерческий директор "ДОЗ. Деревообрабатывающий завод в Приозерске", инвестировал 1,5 млн рублей личных средств в технологию упаковки чайных пакетов совместно с сахаром. Общая же стоимость проекта составляла 5 млн рублей.

Конструкция пакетика позволяла долгое время хранить два продукта, несовместимые в хранении (сахар впитывает воду и портит чай). Компания рассчитывала на большие объемы госзаказа (армия, детские учебные учреждения) и на то, что технология будет востребована в фармакологии. Первые месяцы работы были не самыми удачными.

"Мы рассчитывали продавать чайных пакетиков на 3 млн рублей в месяц, продаем на 750 тыс. Этого достаточно, чтобы линия не работала в убыток. С госзаказами не получилось, продукция продается в магазинах Приозерска", — говорит Михаил. Главной удачей стало заключение контракта с IKEA. "Шведы — наши партнеры по лесному бизнесу. Теперь они покупают чай для своих ресторанов, только попросили сделать для каждого пакетика индивидуальную упаковку", — доволен Михаил.

Альберт Суфияров, президент холдинговой компании "Невские сыры", год назад запустил производство упакованных сыров премиум–класса и не прогадал. Во время кризиса упакованные сыры, по словам президента, вытесняют так называемые натуральные сыры, которые поступают в магазины целыми головками.

Сейчас объем производства составляет 350 т в месяц, что всего на 20% меньше запланированного объема. "На натуральные сыры падает спрос: голову сыра стало сложно продать, товар портится. А упакованный продукт удобен и мелким розничным сетям, они переориентировались на новый продукт", — поясняет Альберт Суфияров.

Кризиса, по его словам, бояться не стоит, тем более небольшим компаниям.

"Рецессия заключается в падении спроса и, как следствие, остановке производства. В России то, что могло остановиться, остановилось еще в 1990–е годы. С этой точки зрения кризис нам не страшен. Единственное, чего можно бояться, — падения цен на нефть, а значит, снижения доходов населения, — рассуждает Альберт Суфияров. — Если кризис — это ураган, то малый бизнес, как трава, пригнулся и встал. Большой бизнес — это деревья, которые повалило ураганом".

С выводами предпринимателя согласна и официальная статистика. По данным КЭРПиТ, количество малых предприятий за год возросло на 16 тыс. (в прошлом году их было 256 тыс.). Поступления в бюджет от малого бизнеса идут опережающими темпами: по состоянию на август уже собрано столько же налогов, сколько с января по декабрь 2008 года.

Однако Яна Карпова, председатель НП "Бизнес–солидарность", совладелица компании "Софэкс", считает, что поводов для оптимизма не так много. "Я знаю несколько компаний, которые готовы ликвидироваться, потому что те объемы, которые они продают, не покрывают препятствий, которые им приходится преодолевать на ведение бизнеса. Малый бизнес реально чувствует больше нагрузки — и административной, и налоговой, и правоохранительной. Крупному бизнесу, конечно, полегче. Но, с другой стороны, у него больше долговая нагрузка, которая может привести к дефолту", — говорит Яна.

Чиновники КЭРПиТ убеждены, что малый бизнес постепенно занимает ниши, которые высвобождает бизнес крупный. По мнению Яны Карповой, это слишком смелое утверждение: "Не думаю, что в реальности это так. Чтобы малый и средний бизнес вытеснил неэффективные предприятия, нужна политика государства, направленная на создание отраслей. Возьмем, допустим, химическую промышленность. У нас же нет идеологии ее создания. Мы только привозим удобрения и первичную химию. На Западе эта химия перерабатывается еще 50 раз, и всем этим занимается малый бизнес, конечно".

Рост поступлений в бюджет от малого бизнеса Яна Карпова тоже объясняет "субъективными" факторами. Чиновники получили приказ по Министерству по налогам и сборам при любой проверке брать с предпринимателя не меньше миллиона, любой кровью. Это проходит достаточно жестко для предпринимателя. Теперь и в суды сложнее обращаться, потому что сначала нужно пройти все инстанции в налоговой. Чтобы начислить этот миллион, налоговики придумывают разные основания, например в акте выполнения работ указана только фамилия гендиректора, без имени и отчества".

Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы и независимый директор нескольких компаний, также считает, что изменения структуры экономики пока не происходит: "Крупный бизнес себя чувствует значительно лучше, потому что у него даже сейчас есть доступ к финансовым ресурсам и кое–какие накопленные резервы.

Конечно, для малого бизнеса кризис ударил прежде всего по доступности ресурсов. Конечно, в мировой экономике были примеры, когда кризис уничтожал крупные компании, а их долю занимали средние и малые, и в России сейчас возможна такая ситуация. Например, империя "Базэл" находится в тяжелом состоянии. Таких примеров много, и вполне возможно, что в результате кризиса эти компании разукрупнятся", — предполагает Гуриев.

Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
Эльконд Либман
14:51 01 августа 2017
Список или большой блеф? Исполняется ли кошмарный сон Центристской партии или происходящее не более, но и не менее, чем блеф обиженного и разозлённого бывшего партийного лидера, станет ясно в ближайшие дни.
Как разбогатеть?

Займы частным лицам и фирмам – опасности и возможности

Построй свой дом

Безопасность дома начинается с дверного замка

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
ТОПы Äripäev
Mероприятия
Полезные предложения