Осиновский: что правда, то правда - осточертело!

02 марта 2018, 11:00

председатель социал-демократической партии и министр здравоохранения и труда Евгений Осиновский. председатель социал-демократической партии и министр здравоохранения и труда...
Фото: Andras Kralla

«Не думаю, что через десять лет я ещё буду в эстонской политике», – сказал попавший под яростный огонь критики председатель социал-демократической партии и министр здравоохранения и труда Евгений Осиновский.

Евгений Осиновский в понедельничной радиопередаче Aripaev «В гостях – министр» разъясняет, почему устал от дебатов по поводу алкогольных акцизов и почему он по-прежнему уверен, что всё сделал правильно. Также он рассказал и о том, как сам думает, будет он доволен своими нынешними решениями, глядя на себя в зеркало через десять лет? И что должны соцдемы предпринять, чтобы выбраться из рекордно низкого рейтинга своей партии?

В феврале прошлого года вы дали газете Aripaev интервью под заголовком: «Осиновский отвечает на яростную критику». Теперь можно вести беседу точно под таким же названием, только что год назад вас критиковали преимущественно за решения всего правительства больше заниматься низкооплачиваемыми людьми, чем предпринимательством, то теперь критика направлена против вас лично. Целый год жить под огнем критики – спросим по-простому, не осточертело?

Это правда, что споры на алкогольные темы ведутся в эстонском обществе  уже года так с 2015, точнее даже с декабря того года, когда я стал министром здравоохранения, и министерство социальных дел предложило ограничить рекламу алкоголя. Теперь в разных кругах эта тема поднята вновь, но ничего особенно нового не предложено. Как аргументы «за», так и «против» всё те же. А если ответить на вопрос, не осточертело ли мне – да, осточертело!

По сути, тема эта проспорена вдоль и поперек. Решения приняты, минфин допустил ошибку в прогнозах поступления алкогольного акциза, и это мы тоже признаем. Понятно, что правительством в ситуации низкого поступления акцизных сумм уже сделаны и коррективы. Я придерживаюсь мнения, что повышение акцизов в будущем году надо отменить, и на этом, в сущности, тема исчерпывается. Поправки к рекламе алкоголя и ограничения вступят в силу с 1 июня. Первые позитивные плоды  новой алкогольной политики тоже уже видны – смертей на почве алкоголя в прошлом году было на 50 меньше, чем в предыдущем году, преступлений, связанных с употреблением алкоголя, стало почти на 20% меньше. Но настоящая отдача наступит только через много лет.

К сожалению, на протяжении последних лет создаётся впечатление, что самой острой проблемой Эстонии остаётся цена на водку в магазинах. В год столетнего юбилея Эстонии неплохо бы задуматься, а так ли это на самом деле. Ведь это никакая не проблема. Пора начать обсуждать темы, по-настоящему важные и насущные.

Но как так вышло, что вы загнали себя в эту вилку? Ведь сейчас вы превратились в мальчика для битья.

Это не вилка, это вопрос гражданского мужества.

Другим его здорово не хватает?

Бывают решения в короткой перспективе непопулярные, позитивные результаты которых выявляются спустя годы. Все политики знают, что никто спустя эти годы не скажет спасибо за проявившийся позитив. К примеру, если через пять лет смертей от алкоголя будет в два раза меньше, и мы за год сохраним 200-300 человеческих жизней … никто мне и тогда за это спасибо не скажет.

Факт тот, что когда тема непопулярна на ближайшую перспективу, то в ней никто ковыряться не хочет. Я же… Я считаю, что если дело правое, когда есть научное обоснование и принято решение это осуществить, то такое решение нужно отстаивать.

IRL и их министр финансов, по сути, отвечающие за алкогольную политику, забились в тень. Как предыдущий, так и нынешний министр финансов.

Я полагаю, что в принципе правительство приняло правильные решения, то есть в правильном направлении. Кое-где ошиблись, это необходимо признать. Вот и надо внести коррективы, чем мы сейчас и занимаемся. Но прятаться в тени и заявлять, что его и не было за столом переговоров, когда решались эти вопросы, и это были предложения другого человека, взятые откуда-то с потолка, – вот такое поведение достойным я не считаю.

Но как теперь выйти из-под этого огня, ведь выборы уже не за горами?

Идёт борьба между общественным интересом и здоровьем нации и интересами очень могущественного алкогольного бизнеса. В этой ситуации защищать интересы общества очень непросто. В минсоце этой темой занимаются два чиновника, в институте здоровья еще пара человек и в третьем секторе есть те, кто оказывают поддержку. С другой стороны им противостоят многие ведущие в Эстонии PR-фирмы, адвокатские бюро, которым платят сотни тысяч евро за кампании против государства.

Вы так и скажете своей партии, что, мол, «было очень трудно»? По самым свежим исследованиям поддержка вашей партии сейчас составляет 8%.

Безусловно, для партии это прискорбно. Мы ведь сделали правильное дело, и сделали его не в одиночку. Мы опирались в этом вопросе на лучших эстонских ученых-специалистов. Все они соглашаются, хвалят и говорят, что это один из немногих примеров настоящей, опирающейся на доказательную базу, политики…

Голоса учёных вы получите, а как с остальными?

Понятно, что партия попала в затруднительное положение. Но принципиальное решение было принято уже некоторое время назад, что социал-демократы должны больше заниматься темами, напрямую связанными с нашими основополагающими ценностями. Мы обещали это своим избирателям, и этим мы, по сути, и заняты. Боремся за равные возможности, за уменьшение бедности – и здесь мы достигли значительных успехов, но работы ещё невпроворот.

В пылу алкогольной свалки и баталий эти темы недостаточно заметны. Так что нам предстоит поставить перед собой вопрос, как вести политику таким образом, чтобы и другие темы удостаивались большего внимания.

С какой стратегией вы идёте на выборы? Приподнимите немного завесу тайны.

Не приподниму.

Не хотите пока открывать карты?

Партийная стратегия – это, прежде всего, предмет внутреннего обсуждения партийцев, их решения, и когда такие решения приняты, тогда они станут известны и общественности.

Одним словом, вы уверены в том, что внутри партии у вас поддержка сильная?

Да. Мы все придерживаемся единого мнения по поводу того, что делаем. Верим, что это правильное дело. Сейчас партия на спаде, в этом нет никакого сомнения. Ханнес Ханно прямо заявил, что нас загнали в угол, выставили в этом вопросе какими-то ярыми антиалкогольными фанатиками, которые способны крушить полки с алкоголем.

Но ведь это не так. Свобода потреблять алкоголь и упиться насмерть в Эстонии есть и будет. Как и свобода покупать себе алкоголь там, где хочется. Но ясно то, что в плане создания репутации ситуация сейчас сложилась против нас, но у нас есть план, как это преодолеть и выйти из этой ситуации.

Вы назвали Ханнеса Хансо – он один из тех, кто не стоит у вас за спиной. А Райнер Вакра стоит?

Как же, стоит, конечно. В партии нет широкого обсуждения изменения курса, не обсуждается и тема нового мандата руководству партии. Мандат руководству, в том числе, и мой, прошлым летом выдан на два года, то есть до вывода партии на выборы. Сегодня смена руководства на повестке дня не стоит, но естественно, что партия может решить этот вопрос.

Газета Paevaleht написала, что Марис Йессе хотят видеть на вашем месте в руководстве партии.

Это их домыслы, я знаю, откуда ноги растут, и растут они не из социал-демократических рядов.

Откуда же?

Из бюро другой партии.

Похоже, что по результатам следующих выборов соцдемы в правительство уже не попадут. Если вспомнить прошлое, как вам нравилась работа рядового члена Рийгикогу?

Во-первых, до выборов еще год, а эстонский политический ландшафт в данный момент довольно динамичен. Скажем так, что не все из сегодняшних парламентских партий попадут в состав следующего парламента. И весь вопрос в том, как распределятся голоса для оставшихся в парламенте.

Как уже сказано, у соцдемов сейчас низкий рейтинг, что сказывается и в поддержке. Если спросить у людей, поддерживают ли они соцдемов, то они сначала подумают, а что те сделали, и вспомнят, что «ах, да, они же занимались водкой, но водка для меня не имеет такого уж значения, так что поддерживать их у меня нет особого смысла».

Так что, вопрос не в том, что люди не поддерживают основные ценности социал-демократов. Вопрос в том, что когда идет опрос, то в воздухе висит одна тема – уменьшение поступления алкогольного акциза, и выходит, что мы не дали тем, кто нас обычно поддерживает, основания полагать, что мы занимались жизненно важными для них вопросами.

На самом же деле, именно жизненно важными вопросами мы и занимаемся, будь то уменьшение регионального неравенства или борьба против детской бедности, и это области, где достигнуты большие успехи. Но, повторюсь, для нас вопрос ближайших месяцев состоит в том, как эти темы вывести из тени и сфокусироваться на них.

Что подсказывает ваше внутреннее чувство, сколько партий после следующих выборов будет в Рийгикогу?

Думаю, что пять. Но на вопрос, кто останется за бортом, я сегодня не отвечу.

А кто-нибудь из советчиков предупреждал вас, что алкогольная политика может пойти вкривь и вкось?

Конечно, предупреждали.Но, как уже сказал, я, вероятно, несовременный политик. Когда пришел в политику и, тем более, когда меня избрали председателем партии, я сказал и себе, и другим, что не хочу оказаться в ситуации, когда через десять лет, глядя в зеркало, я буду думать о том, что были у меня и возможность, и мандат, чтобы осуществить в Эстонии важные преобразования, но по каким-то причинам я эту возможность упустил. И решил, что сделаю все от себя зависящее, чтобы защитить здоровье людей.

Даже при условии, что в жертву будет принесена ваша личная политическая карьера?

Будучи председателем партии, я не отвечаю только за собственную политическую карьеру. Не затем я пришёл в политику, чтобы всю жизнь с приятностью получать зарплату. Я пришёл, чтобы принимать важные для будущего Эстонии решения.

Могу признаться, что поставленными перед собой  целями я доволен. Например, в результате различных шагов и действий Эстония вошла в ТОП 5 Европейских государств по уровню детского благополучия. Это поистине феноменальное достижение для такого государства, как наше.

Понятно, что как председатель партии я отвечаю за свою партию в широком смысле слова. Для того чтобы транслировать высшие ценности, надо получить от народа мандат, а для этого необходимо достигнуть на выборах высокого результата. Сегодняшнее положение сложное, и это для соцдемов полезные уроки.

Какие уроки?

Например, тот, что очень просто попасть в ситуацию, в которую никто попадать не хочет. Или тот, что вполне вероятно, что те, кто принимали вместе с тобой решения, увидев реакцию общества, быстренько от тебя отскочат.

Это уроки о чрезмерной самоуверенности или о политическом лицемерии?

Думаю, для нас это урок того, как иной партнёр в целом нахваливает, а когда начинается откровенное забрасывание грязью, быстро самоустраняется. Я и сегодня получаю десятки писем с признанием того, что я, по мнению пишущих, делаю нужное дело, но у них, увы, нет такого голоса, как у противников.

Урок также и в том, что хотя мы почти максимально выполнили в правительстве свою программу, об этом ничего не слышно. Очевидно, у общественности и у медии нет интереса к темам, которые не сопровождаются «драками». Ведь никто не пишет длинных обзоров о том, что за последние четыре года детское благосостояние выросло скачкообразно.

Что касается политики, то кто те люди, к советам которых вы прислушиваетесь и к кому обращаетесь за советом?

Это обязательно ядро политиков партиии, конечно же, парламентская фракция. А также различные люди в партии, специалисты в какой-либо области или просто очень опытные политики. Извне прислушиваюсь к мнению супруги, которая зачастую высказывается наиболее честно по тому или иному поводу. 

Это она посоветовала вам заняться алкогольными акцизами?

Нет. Разумеется, в целом, она поддержала меня, но предупреждала о том, что мы недооцениваем риски.

За какой провал на парламентских выборах вы готовы взять ответственность на себя и уйти в отставку?

Этого я предсказывать не буду, но ясно одно, – если партия покажет на очередных выборах плохой результат, то надо будет дать возможность всё исправить следующему председателю.

А в Рийгикогу вы остались бы?

Там видно будет.

Какие могли бы быть альтернативы? Вы сказали, что пришли в политику не зарабатывать деньги.

Да, не думаю, что вы увидите меня в политике уже через десять лет. Альтернативного плана, чем сразу заняться, у меня нет. Мысли желания, конечно, есть. Я уже говорил, что когда-нибудь поступлю в докторантуру. Время покажет, что буду ещё делать, когда уйду из политики.

    Юрген Клемм
    Элиза Матсалу
Ключевые слова
Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
14:35 21 сентября 2018
Основатель Erply - Ратасу: снизьте налоги, зарплаты быстро растут "Мы уже можем нанимать людей из Франции".
Фото ДВ
Все о строительстве частных домов 2018

Что означает для дома хорошая вентиляционная система?

Всё о бизнес-недвижимости

Научный парк Tehnopol – дом для "умных" технологических предприятий

Как эффективно управлять бюджетом?

Как начинающие предприниматели могут сэкономить время и деньги на бухгалтерских расходах?

Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
Mероприятия
Полезные предложения