Варе: повлияют ли санкции на Россию?

15 апреля 2014, 09:52

Из-за происходящего на Украине санкции, применяемые Западом в отношении России, и их реальное влияние на изменение агрессивного поведения России, находятся под вопросом. В отличие от общеполитических заявлений, военно-технические методы устрашения, а особенно экономические шаги, имеют на Россию намного большее влияние, чем на тех, кто эти шаги предпринимает, уверен предприниматель Райво Варе.

Что касается обороны, то заметно, что НАТО вновь обрёл самого себя и с целью продемонстрировать своё присутствие в находящихся под угрозой странах Восточной Европы, в том числе, в прибалтийском пространстве, даже предпринимает некоторые шаги, которые с технической точки зрения на первых порах имеют пока относительно ограниченное практическое влияние. За этим процессом стоит лидер НАТО – США, а также отдельные страны Балтийского региона и Центральной Европы, которые немного лучше знают Россию, чем некоторые ключевые страны Западной Европы.

На первый взгляд кажется, что в случае дальнейшей эскалации событий как в Украине, так и в других местах, можно предположить применение ещё более жёстких ответных оборонительных мер со стороны НАТО. Что касается экономической деятельности, на Западе заметно значительное расхождение между разными интересами и общим настроем. 

Первые санкции. На данный момент в отношении России уже были введены санкции, но экономических мер они, пока что, не включали, ограничившись на первых порах приостановлением сотрудничества в сфере обороны и науки, а также на внешнеполитическом уровне. В этом Европа и США были относительно едины. Ясно, что Россия учла это при планировании своих акций, будучи важным игроком на международной арене, продолжение сотрудничества с ней в той или иной форме при решении различных острых международных проблем – это только вопрос времени. Так было и во время войны с Грузией.

Санкции следующего уровня. Санкциями второго уровня стали санкции, направленные против конкретных лиц и некоторых организаций, связанных с аннексией Крыма, входящих в конкретное окружение Путина. Влияние этих санкций уже более ощутимо. Правильнее было бы сказать, что санкции, направленные против российских политиков, не имеют особого влияние и вызывают у России только ухмылку или пожатие плачами. Тем более, что им предшествовала продолжительная дискуссия, которая оставила лицам, против которого были введены санкции достаточно времени, чтобы сделать что-нибудь с имуществом. Хотя, большинство из них в любом случае не были напрямую связаны с имуществом, находящимся за границей. Тем более никакого эффекта не дало наказание российских военачальников, которые в любом случае не слишком разъезжают по заграницам и выполняют приказы главнокомандующего, в отношении которого ничто не хочет и не осмеливается вводить санкции. Другое дело –ограничения, распространившиеся на какого-нибудь приближённого к Путину предпринимателя, результатом которых стали определённые убытки для бизнеса.

Здесь уже появились первые разночтения между Европой и Северной Америкой. Если США действовали решительнее, предприняв шаги против более широкого и влиятельного круга российских предпринимателей, и посредством вытекающего из особенности правовой системы США т.н. механизма executive decision ещё больше ускорили и упростили возможность быстрого применения санкций, то Европейский Союз действует иначе. Причина этого кроется в том, что, в отличие от США, применяемые Европой санкции в случае их оспаривания в суде должны быть «непотопляемыми» с правовой точки зрения. В результате мы получаем более узкий круг санкций и целевых лиц и необходимость применения новой медлительной процедуры при желании этот круг расширить.

Шаги в финансовой сфере. Ещё более эффективными и косвенно указывающими на возможности дальнейших санкций стали некоторые финансовые шаги, предпринятые США. Я имею ввиду понижение международных рейтингов, а также меры, принятые в отношении международных систем оплаты банковскими карточками, которые были введены против российских банков, контролируемых некоторыми вышеописанными лицами.

Ещё более продолжительными и весомыми для экономики и социального России являются косвенные меры. Они выражаются в ускорившемся оттоке капитала из России и отмене инвестиционных решений, вытекающей из резкого снижения инвестиционной надёжности страны, что вместе с частичным замораживанием всей связанной с Россией инвестиционной деятельности и применением выражающейся в процентах возрастающей премии за риск ещё долго будут влиять на развитие экономики России.

Сюда можно добавить начало разработки в Европе и возможный запуск программы по уменьшению зависимости от российских энергоносителей, что в долгосрочной перспективе нанесёт по России самый болезненный удар. В таком случае в новой реальности рекламируемые ею возможности развития экспорта энергетических ресурсов, особенно природного газа, в направлении Азии по многим причинам будут для России менее привлекательны.

В то же время нужно отметить, что в страхе перед санкциями санкций часть вложенных за границей российских денег и на самом деле возвращается на родину и ищет там применения, что частично компенсирует усыхание вышеуказанных инвестиций.

Всё больше начинает влиять интерес стран. Поскольку Россия продолжает эскалацию кризиса в Восточной и Южной Украине, на Западе начинают поговаривать о возможности третей волны санкций. Это означает очередное расширение круга лиц и – что особенно эффективно – российских фирм, которых затронут санкции. Прежде всего, это принадлежащие государству фирмы. Также могут быть применены более широкие финансовые санкции. По сути, США могут их применить уже сейчас, тогда как Европейский союз только обсуждает возможность подобных санкций.

Подоплёка кроется в разных экономических связях США и Европейского союза с Россией, которые местами можно назвать даже зависимостью. Начнём хоть с того, что у ЕС в 10 раз больше товарооборот  с Россией по сравнению с США. Ясно, крайняя осторожность ведущих европейских стран, даже Германии, Франции, Объединённого Королевства, а также Словакии, Венгрии, Чехии, Болгарии и некоторых других стран обусловлена зависимостью от России как от поставщика энергии, заманчивого экспортного рынка, целевого рынка двусторонних кредитов/инвестиций и прочей предпринимательской деятельности. Также в Европе боятся обещанных Россией ответных мер, которые, несомненно, повлекли бы за собой экономические убытки для множества европейских фирм. И, в конце концов, на фоне всего этого опасность прерывания столь важных для некоторых европейских стран поставок российского газа, что больно ударило бы по их энергоснабжению.

Россия и сама зависит от Европы. Зависимость России от европейского рынка также настолько велика, что она до сих пор уверяет, что объявленные с апломбом ответные шаги против Запада, прежде всего, против европейских партнёров, пока что предприняты не будут, хотя по-прежнему Россия этими шагами угрожает. Тем самым, идёт война нервов, исход которой решит время и выполненные Россией подсчёты рисков.

Кажется, что эти подсчеты до определённого уровня уже выполнены, и Россия в целом считает, что на самом деле Европа не хочет переходить на следующий уровень, к уже реально действенным санкциям. То есть, к более жёстким и охватывающим более широкий круг финансовым санкциям, а также мерам, требующим прекращения совместных проектов с Россией и влекущим наказание за невыполнение этих требований. Следующим шагом были бы имеющие непосредственные признаки торговой войны сплошные санкции, которые пока что не были выложены на стол.

Можно предположить, то если Россия продолжит крымский сценарий в Восточной и Южной Украине, то не исключено, что очередь дойдёт и до дополнительных санкций. Для России это стало бы последней каплей. Поэтому можно предположить, что в Восточной и Южной Украине Россия, так сказать, останется балансировать на грани. Тем более, что на данный момент путинский режим добился своих главных целей.

Крым аннексирован и внутрироссийский политический климат для укрепления существующей конструкции власти сформирован. Де факто, Россия получила власть в Украине, поскольку организация дипломатического и практического решения разразившегося кризиса предполагает решительную роль России и весомость её слов. Это независимо от фактической реализации инициированной Россией «федерализации» Украины и возможных способов розжига и поддержания уровня недовольства до начала партизанской войны. По мнению России, посредством запугивания другим странам был преподнесён урок того, что нужно учитывать её интересы. И, наконец, на эмоциональном уровне Россия «отомстила» Западу за якобы «унижение» и «игнорирование». Только непосредственная военная инвазия России могла бы испортить эту картину для нее.

Эстония вернулась «опасную зону».  Но как бы ни развивались события дальше, по экономике Эстонии, как и других соседствующих с Россией стран, будет нанесён определённый удар, не столько по политическим причинам, сколько из-за косвенного влияния, прежде всего, со стороны инвесторов. Мы снова вернулись в «опасную зону», известную нам с начала 1990-х. Ну и что, что это несправедливо. Или все-таки справедливо?

Ключевые слова
Рассылка dv.ee
Хотите получать свежие экономические новости на свой e-mail? Подпишитесь на рассылку dv.ee!

* E-mail:

* Имя:

Спасибо, что присоединились к рассылке новостей dv.ee!

Мы отправили вам на е-mail письмо, подтверждающее вашу подписку.

Если письма нет, то проверьте, правильно ли ввели все данные. Вопросы по адресу liis.rush@aripaev.ee.

Новости
16:38 08 сентября 2017
Премия может стать наказанием Партнер организации EY Ранно Тингас пояснил на проходящей сегодня конференции, приуроченной ко Дню зарплаты, предстоящие изменения в системе налогообложения и сопутствующие им обязательства,...
Построй свой дом

Как найти подходящий и долговечный текстиль?

Как разбогатеть?

Займы частным лицам и фирмам – опасности и возможности

Блог клиента
Газета в формате PDF
Юридическая информация
Юбиляры
ТОПы Äripäev
Mероприятия
Полезные предложения