Производитель детской одежды Lenne: мы бы никогда не купили Baltika

Один из владельцев семейной фирмы по пошиву детской одежды Lenne Меэли Леэман говорит, что они никогда бы не купили второго по величине эстонского производителя одежды Baltika Grupp.

Совладелица семейной фирмы Lenne Меэли Леэман   Фото: Андрас Кралла

Одной из самых известных эстонских фирм по пошиву одежды можно считать Baltika, акции которой котируются на Таллиннской бирже. Один из самых известных брендов компании – Monton. Но если Baltika не удается выйти в прибыль, а акции предприятия стоят менее 20 центов, то у производителя детской одежды Lenne, который на рынке уже 28 лет, на счету 40 миллионов евро. «Эти деньги найдут свое применение, когда появится хорошая идея. Я не считаю, что мы теперь должны срочно искать место, куда бы эти деньги вложить. Придет время, и появятся проекты, где эти деньги пригодятся», - говорит один из совладельцев семейной фирмы Меэли Леэман, которая в этом году выступит и на конгрессе Газелей.

В сравнении с Baltika

Если Baltika при обороте в 48 миллионов евро дает работу 1000 человек, то оборот Lenne с 60 работниками составляет 16 миллионов евро. 2017 год Lenne закончило с прибылью в 3,3 миллиона евро, тогда как доход Baltika составил лишь 100 000 евро. «У нас значительно выше рентабельность, видимо они что-то делают по-другому», - говорит Леэман. «Мы, как руководители, сами находимся в центре процессов. Я могу сказать, что я в курсе всех дел. Если где-то что-то начинает хромать, то я знаю, где и в чем проблема, и как ее решить».

Леэман даже гипотетически не может представить себе покупку Baltika: «Никогда в жизни. Там нужно очень многое менять. Нельзя покупать систему, жизнеспособность которой фирма за столько лет не сумела доказать». Она уточнила, что у Baltika проблем нет. «Разумеется Baltika хороший бренд. Жаль лишь, что Baltika никогда не выходит в прибыль. Люди, которые там работают, молодцы, но им надо каким-то образом менять управление, чтобы в итоге начать зарабатывать».

Руководитель Baltika Меэлис Мильдер был немногословен: «Чего там комментировать? Мы стараемся на своем поприще, и у каждого свое мнение. Это ее право так говорить».

Не шьют в Азии

Продукция Lenne производится в Эстонии, и с 1997 также в Латвии. Это отличает предприятие от многих других производителей одежды, которые предпочитают использовать рабочую силу в Азии.

В Латвии одежду Lenne производит около 400 швей. «Если есть работа, которая требует специфических навыков, например работа швей, то в Эстонии с этим довольно сложно. К счастью в Латвии работа швеи все еще в почете. Через десять лет мы будем производить там, где есть швеи», - отмечает Меэли Леэман.

Она поясняет, что цены в Азии растут невероятными темпами, и нет гарантии, что за следующие полгода она останется на уровне предыдущих договоренностей. Но она признает, что с учетом развития азиатских стран, возможно в один момент тот факт, что Lenne производит одежду здесь, будет их преимуществом.

Зарубежные рынки полны сюрпризов

Один из рынков Lenne – Украина. После начала конфликта межу Россией и Украиной в 2014 году, украинский рынок для Lenne резко обвалился. Если в 2013 году оборот компании там составил 3,4 миллиона евро, то в 2015 оборот снизился до 1,2 миллионов евро. По словам Леэман, помимо потери клиентов, большую головную боль создало падение валютного курса. «Курс до сих пор прыгает. Но теперь там вновь появился потенциал для роста. Клиенты восстанавливаются и готовы заказывать больше», - говорит она. В 2017 году оборот Lenne на украинском рынке составил 2,3 миллиона евро.

Еще один интересный пример зарубежного рынка – Исландия, где Lenne работает с начала 2000 годов. Посредник сам сделал предложение продавать одежду Lenne в Исландии. Однако эстонской фирме в свое время пришлось там несладко.

«Самым большим промахом продаж стало то, что мы вышли на исландский рынок со знаком "Made in Estonia". В то время об Эстонии по телевизору там говорили, как у нас обворовывают и убивают друг друга», - вспоминает Леэман. Тогда этот подход не работал, не то что теперь.

На складах Lenne ткани на миллионы евро  Фото: Андрас Кралла

Однако продажи Lenne в большей степени зависят от погоды – плохая и морозная погода сразу увеличивает обороты. «На нас погода влияет в десять раз больше, чем какая-либо рекламная компания. Нас делает счастливыми первый снег», – отмечает она.

Что делать, когда популярность набирает одежда «секонд-хенд»

Но каким бы не был рынок, погода или реклама, бизнес Lenne сильно зависит от вторичного рынка. Многие родители не хотят покупать новую дорогую детскую одежду, так как ребенок из нее вырастает за пару месяцев. «У использованных вещей есть свои минусы – ты никогда не знаешь, как использовалась вещь и как за ней ухаживали. Вещь может и выглядеть как новая, но может выясниться, что там больше нет защитного слоя, и вещь больше не водопромокаемая», - приводит она пример.

В то же время Леэман отмечает, что и Lenne не чужд «зеленый подход». Например, ватин и ткани, которые использует Lenne, произведены из вторично используемых материалов.

Электронная торговля составляет пару десятков процентов от всего оборота предприятия. Amazon Леэман не интересует. «Мамы, которые хотят покупать наши вещи, находят наши е-магазины. Нет необходимости продавать через Amazon».

Леэман говорит, что управление предприятием для нее хобби, которое стало работой, и два раза в год приходится сильно поднапрячься. «При создании новых коллекций ты должен быть на мировом уровне. Мы работаем глобально, а не только на эстонском рынке. Наш вызов – нравиться миллионам людей».

Самое читаемое