23 ноября 2017 • 7 мин
Поделиться:

Ранд: Эстонию заполонила нелегальная рабсила

владелец строительной фирмы Rand & Tuulberg Райво Ранд  Фото: Raul Mee

«Проблема очень серьёзная», – подтвердил владелец строительной фирмы Rand & Tuulberg Райво Ранд, когда разговор коснулся рабочих рук, незаконно проникающих в Эстонию из третьих стран через Польшу.

В беседе по радио Aripaev Райво Ранда и генерального директора Aripaev Игоря Рытова были затронуты темы состояния строительного рынка и нашествия нелегальных рабочих рук.

По инициативе министра предпринимательства и инфотехнологий Урве Пало, государство будет строить жильё. Правые предприниматели все как один осудили эту идею, вы же при каждом удобном случае Пало поддерживаете. Почему?

Странно было бы, если б строителю предложили что-нибудь построить, а он отказался бы. Строитель на то и строитель, чтобы строить. А что касается моей поддержки, так я говорю о необходимости государственной политики строительства жилья и о том, как она должна была бы развиваться. И часть такой политики – это наверняка муниципальные квартиры, которые и будут строить. Жилищное хозяйство состоит из собственного жилья, арендного и социального. Мы как-то скособочились в одну сторону, мол, частные застройщики строят, а покупатели покупают. Это вовсе не означает, что государству следует строить намного больше, это означает наличие ясной политики – когда, как и где возводить дома.     

Но Таллинн и без господдержки забит строительными кранами, дома растут как грибы после дождя. Если теперь ещё и государство «соломки подстелет» – не будет ли перебора?

Но Эстония это не только Таллинн. Таллинн да, забит кранами, в Тарту тоже встречаются, и в Пярну тоже недавно что-то построили. Между тем, Элва  и Пылва и в глаза кранов не видели, уж забыли, что это такое, а там жильё тоже нужно. Если мы хотим сохранить в Эстонии жизнь и людей, то без жилищного строительства никак нельзя. То, что сейчас собирается построить государство, это впервые за довольно долгий период времени и сегодня это не окажет влияния ни в целом на строительство, ни на конкретный рынок.

Кстати, о рынке – наблюдается ли сейчас опасный бум или перегрев, как утверждают банкиры, или всё у нас нормально?

С точки зрения дефицита рабочих рук, то в строительстве бум. А если посмотреть, как мало, на самом деле, построено жилых домов и производственных зданий, то бума нет. Вот когда не только в Таллинне, а и в Элва и Пылва будет полно башенных кранов, тогда и можно будет говорить о буме.

Рабочие руки всё же находятся, но они полулегально через Польшу приезжают к нам из Украины. Подсчитано, что в Эстонии работает примерно 5000 человек из третьих стран, въезжающих в Эстонию с польской рабочей визой, поскольку система въезда в Эстонию напрямую слишком ограничена. Как видят эту проблему предприниматели, занимающиеся строительством?

5000 – это многовато, не верю, что их так много. В 2007 году в строительстве было задействовано 80 000 человек, сейчас примерно 60 000. Непосредственно на стройплощадках трудятся 25-30 000 человек, не больше. Многие уехали, а наша образовательная система долгое время не выпускала квалифицированных строителей. И, как известно, природа не терпит пустот, теперь сюда едут строители из третьих стран. Точно так же, как когда-то эстонцы ехали строить в Северные страны, так теперь в Эстонию едут с востока.  Есть среди них, конечно, и законные строители, но серьёзность проблемы в том, что в Эстонии крутится очень и очень много нелегальной иностранной рабочей силы.  

Так что же всё-таки творится под сенью кранов? Если сейчас запустить строительство объекта, к примеру, в Тарту или в Таллинне и придётся искать рабочие руки через подрядчиков, насколько трудно это окажется?

 

Правда то, что с подрядом всё не просто. Если в 2007 году было 43 фирмы со 100-250 работниками, то сегодня таких фирм всего 9. Наши крупные подрядчики сгинули. Наши собственные команды на объектах стали намного больше, вследствие чего приходится иметь дело с мелкими подрядчиками. А поскольку рынок долгое время находился в нестабильном состоянии, то вопросами рабочей силы не очень-то и занимались. Теперь по возможности пытаются латать дыры. Есть много рабочих, имеющих 270-невное разрешение на работу, но много и нелегалов. Множество людей и фирм названивают и предлагают польских рабочих на ставку 5-8 евро в час, а это ниже рыночной стоимости. Так что проблема серьёзнейшая. 

Для предпринимателей в секторе строительства ситуация осложнена ещё и тем, что существует три различных регистра, в которых надо обозначить работника. По моему разумению, разные службы ещё и по-разному толкуют понятие официального работника. Вчера мы долго обсуждали положение с полицейско-пограничным департаментом. Предприниматели попросили чиновников на двух страницах чётко описать нам, кто может у нас трудиться, а кто нет.  

Проблема существует давно, и предприниматели обращались к политикам с просьбой увеличить квоты для иностранной рабочей силы, чтобы можно было на законных основаниях ввозить сюда специалистов. В этом вопросе государство очень консервативно. Теперь мы видим, что проблема лишь усугубилась. Какой выход на долгосрочную перспективу видите вы?

Безусловно, увеличить квоты было бы разумным решением. Мы постоянно отсылаем своих людей на работу, ибо у нас всё больше экспорта. Приходится и самим набирать рабочих. Просто с 270-дневным разрешением на работу нам достаётся арендованная рабсила и немного больше возможности извернуться. А с увеличением квот к нам приехали бы люди, которые остались бы жить в Эстонии, в отношении квалификации которых сомнений уже не оставалось, и от которых всем была бы гораздо большая польза.

Предприниматели в сфере строительства хотели бы ввести у себя на стройплощадках карточную систему. Что это такое?

Эта система затронула бы не только иностранных рабочих, она помогла бы решить и проблему с выплатами в конвертах. Мы действительно вышли с предложением, что у работников могла бы быть личная карточка, связанная с трудовым регистром и с помощью которой было бы очень просто установить, с кем имеешь дело.

А не слишком ли это сурово? На стройплощадку явится налоговый инспектор или там полицейский и скажет, давай, мол, документ, сейчас посмотрим, что ты за человек такой?

Ну, почему же сурово, у наших соседей такая система вполне действует. Представители генподрядчика, заказчики и госчиновники в любой момент могут проверить, кто работает на стройке.

Чем политики объясняют вам, почему въездные квоты не увеличиваются?

Да они не слишком-то и объясняют. Последние идеи были, что можно было бы поднять критерий зарплаты, то есть, если квоты и увеличивать, то въезжающим нужно будет платить минимум полторы средних зарплаты по Эстонии. Но это совершенно непропорционально, поскольку в строительном секторе полуторный средний заработок слишком высок, а в ИТ-секторе – слишком низок. Это взбаламутило бы рынок, началась бы большая неразбериха.

И всё-таки в строительстве сейчас неплохие времена. Ваша оценка на следующий год? Видите ли вы какие-либо риски на рынке?

Как без рисков, риски есть непременно. Кажется, что строят много, но цена строительства сейчас несколько занижена. В будущем году вырастут как объёмы строительства, так и цены. В какой-то мере цены наверняка поднимутся и для конечного потребителя.

Autor: Игорь Рытов igor.rotov@aripaev.ee

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее