• Поделиться:

    Война разрушила планы пивоваров: бизнес в России остановлен, расходы превышают сотни тысяч евро

    В позапрошлом году Сакуский пивоваренный завод (Saku Õlletehas) начал производить пиво для российского рынка, однако теперь этому бизнесу пришел конец. С большой долей вероятности часть предназначенного для России пива придется утилизировать. Фото: Liis Treimann

    Крупнейшие эстонские производители напитков Saku Õlletehas и Liviko лишь недавно вышли на российский рынок, однако теперь их планам пришел конец.

    В отчете за позапрошлый год Saku Õlletehas указано, что в лице России для предприятия открылся новый рынок – компания нашла партнера, располагающего более чем 8500 магазинами. По словам руководителя Saku Õlletehas Яана Хярмса, продукция завода продавалась в более чем десяти тысячах магазинах в России, однако теперь этому бизнесу пришел конец.
    Так, находящееся на складе пиво, которое предназначалось для России, в основном Saku Kuld, по большей части подлежит утилизации. Если что-то удастся перепродать в других странах, это будет сделано. Пиво в бочках, которое еще не разлито по банкам, можно будет разлить в банки, предназначенные для местного рынка, а банки для России с надписями по-русски отправятся на свалку. Это, как отметил Хярмс, большие расходы для предприятия, сотни тысяч евро: "Придется как-то справиться".
    Нашел ли Saku альтернативу российскому рынку? "Мы постоянно ищем новые рынки, - сказал Хярмс, добавив, что выход на российский рынок потребовал многолетней работы. – Однако теперь это уже не актуально".
    Продажи компании в России в прошлом году составили, по словам Хярмса, 6-7% от всего оборота предприятия. Если бы для трети этого количества нашелся альтернативный рынок, стало бы легче, отмечает глава компании.

    Carlsberg продолжает работать в России

    Собственником Saku Õlletehas является датский пивоваренный гигант Carlsberg. Его представитель прокомментировал Äripäev, что концерн осуждает российское вторжение в Украину и делает все для того, чтобы помочь украинским работникам и их семьям.

    Однако деятельность западных фирм в России - это непростая тема, и предприятия серьезно относятся к угрозам возможной национализации фирм в России. Carlsberg остановил свои инвестиции в России, убрал с российских прилавков напитки своего бренда, прекратил экспорт в Россию и маркетинг там. Однако заводы Baltika ("Балтика") продолжают работать в качестве самостоятельного предприятия, и вся заработанная ими прибыль будет пожертвована гуманитарным организациям.

    На заводах "Балтика" работает 8400 человек.

    Liviko не может получить деньги из России
    Производитель алкогольных напитков Liviko также недавно вышел на российский рынок, однако теперь этот бизнес пришлось закрыть. Кроме того, компания отказалась и от продажи белорусской водки в Эстонии. По словам главы Liviko Янека Калви, теперь не импортируется и сырье из Беларуси.
    При этом Беларусь, Россия и Украина были важными партнерами Liviko. Калви отмечает, что компания более не поставляет напитки восточному соседу, однако все еще осуществляет некоторые «переходные действия» - например, Liviko необходимо получить заработанные в стране деньги, что из-за санкций оказалось трудно. Компании задолжали дилеры, и теперь необходимо каким-то образом получить эти деньги назад. По словам Калви, один из вариантов заключается в том, чтобы переводить деньги через те банки, которые не попали под санкции, другой - через иностранные банки.
    Пока что концерн Liviko исключил из своих планов экспорт из России, Беларуси и Украины на один год. В конце этого года прогноз будет пересматриваться.
    По иронии судьбы как раз перед войной предприятие завершало переговоры, чтобы стать представителем одного российского бренда водки в странах Балтии. "Оставалось только подождать прибытия товара на склад", - вспоминает Калви.
    Он считает, что восстановление торговли может начаться после смены политического режима в России. По его словам, Россия и Украина были для Liviko развивающимися рынками, в Беларуси по-прежнему действует система квот, и поэтому там большого роста ожидать не приходится.
    Если Сакускому пивоваренному заводу придется списать большое количество предназначавшегося для российского рынка пива, то у Liviko дела обстоят немного лучше. Товар, предназначавшийся для восточного соседа, можно переработать, разлить по бутылкам и снабдить новыми наклейками.
    Пиво Saku Kuld, предназначенное для отправки на российский рынок. Фото: Liis Treimann
    "Не стану зря жаловаться, по сравнению с некоторыми другими предприятиями мы находимся в хорошем положении", - сказал Калви, отметив, что жалко те фирмы, которые сделали в России большие инвестиции. Концерн Liviko же, по его словам, делал ставку только на экспорт-импорт.

    Дефицит банок

    Еще прошлым летом пивовары Saku Õlletehas и A. Le Coq говорили о нехватке алюминиевых банок. Эта тема остается актуальной и сейчас. Банки, по словам Хярмса, неоднократно дорожали. Поскольку их производство сосредоточено в руках немногих производителей по всему миру, о торгах речи не идет.

    Харьковский производитель пробок хочет продолжать бизнес
    У Liviko есть непосредственная связь и с Украиной - фирма закупает пробки для бутылок на заводе в Харькове. Глава предприятия Янек Калви считает, что, с одной стороны, с людьми с харьковского завода странно говорить о бизнесе, потому что там идет война. С другой стороны - завод, по его словам, готов поставлять эти пробки.
    На данный момент нет никаких признаков того, что поставки все же состоятся - невозможно найти транспорт и страховщиков. Если же пробки все же придут в Эстонию, Калви уверяет, что компания примет их и перечислит деньги.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ЦБ РФ ожидает возврата экономики России к росту в 2025 году
В случае ухудшения геополитической обстановки Россия вернется к росту в пределах 1 процента не ранее 2025 года, полагает Центробанк. Банк России в то же время не исключает и оптимистического варианта.
В случае ухудшения геополитической обстановки Россия вернется к росту в пределах 1 процента не ранее 2025 года, полагает Центробанк. Банк России в то же время не исключает и оптимистического варианта.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.