Андрей Белый: если уж уходить от сланца, то лучше перейти на газ

Если уж отказываться от сланца, то реалистичнее было бы перейти не на альтернативные источники энергии, а на газ, считает адъюнкт-профессор Университета Восточной Финляндии по политике и законодательству в сфере энергетики и владелец Balesene OÜ Андрей Белый.

Адъюнкт-профессор Университета Восточной Финляндии по политике и законодательству в сфере энергетики и владелец Balesene OÜ Андрей Белый  Фото: Андрас Кралла

Каковы перспективы «зелёной» энергии? Мне кажется, во время пандемии по ней был нанесён удар: с одной стороны, сбылась мечта Греты Тунберг, и мировое потребление сократилось, с другой - в условиях коронакризиса всем стало не до экологии.

Пандемия - в любом случае не решение проблемы. Снижение выбросов парниковых газов из-за коронавируса составит, согласно Международному Энергетическому Агентству, 5-8%. Это очень мало для сдерживания глобального потепления. К тому же, пандемия нанесла сильный удар по экономике, а значит, и по экологии. У стран осталось меньше денег, которые они смогут выделить на развитие новых технологий, субсидии чистой энергии и устранение потерь в инфраструктуре. Вырос и риск утечек нефти в морские воды из-за длительного хранения сырой нефти в вод­ных хранилищах и танкерах.

Но экоактивисты постоянно требуют сократить потребление, невзирая на возможные проблемы в экономике. Стреляют себе в ногу?

Такая позиция недальновидна, и пандемия в очередной раз это доказала. В условиях ослабления экономики не остаётся денег на поддержку электромобилей, замену оборудования или дотирование транспортных средств, работающих на природном газе. Акциз на дизель и другие нефтепродукты для транспорта составляет до 5% доходов бюджета таких стран, как Эстония или Латвия. И когда у вас горит бизнес и не хватает денег даже на здравоохранение и социальные гарантии, то эти пять процентов могут оказаться весомым аргументом против ухода от традиционных видов топлива. Чехия и Польша почти открыто выступают за снижение амбиций ЕС по углеродной нейтральности.

Благодаря казалось бы «экологичес­кому» акцизу мы, наоборот, стали стремиться, чтобы дизельных автомобилей стало больше?

Получается так. Зелёная повестка возможна только в условиях экономического роста, когда есть средства, чтобы в неё вкладывать. Сокращение средств играет злую шутку. Поэтому пандемия – серьёзная проблема для зелёной повестки ЕС.

А что является её драйвером роста?

Евросоюз поставил цель: достичь к 2050 году углеродной нейтральности (это когда объём выбросов CO2 равен объёму CO2, изъятому из атмосферы – прим.ред).

Это реально?

В Брюсселе обсуждают различные пути достижения целей к 2050 году. Первый путь – ставка на природный газ с поэтапным озеленением отрасли. Внедрение биометана, био-СПГ или водорода на газовых рынках. Второй путь – развитие водородной экономики, которая должна заместить газовые рынки. Третий вариант перевести всё на электричество. Из трёх вариантов только первый имеет экономическую целесообразность. Мировой уровень производства водорода составляет 2% производства газа, то есть у водорода ещё нет экономики масштаба. Электрификация всей экономики предполагает увеличение мощностей на 75-100%, что потребует колоссальных инвестиций.

Андрей Белый

Вы не можете электрифицировать всю экономику, т.к. увеличите потребление угля – и вый­дет шило на мыло.

Даже самые страстные экоактивисты признают, что солнечная и ветровая энергия не смогут покрыть всю потребность человека в электричестве.

О том и речь. Вы не можете электрифицировать всю экономику, т.к. увеличите потребление угля – и выйдет шило на мыло. Вам нужен чистый низкоуглеродный источник энергии. Солнечная и ветровая энергия сильно зависят от погоды, поэтому без запасной энергии (уголь или газ) не обойтись.

И какой выход?

Возникает вопрос: а может ли Евросоюз в принципе позволить себе масштабную электрификацию? Особенно, в условиях, когда он поставил себе цель декарбонизироваться, а такие страны, как США или Индия, - нет. Если в ЕС промышленность будет работать на элект­ричестве, а в других странах - на угле и углеводородах, то европейская продукция может стать более дорогой, и Евросоюз проиграет в мировой конкурентной борьбе.

И что делать?

Всё больше раздаётся голосов за поэтапный энергопереход за счёт газа. Этой весной французский аналитический центр Fondation de la Recherche Strategique опубликовал отчёт, в котором предложил зелёную повестку поменять на газовую. Т.е. организовать переход от «грязных» источников энергии не на альтернативную энергетику, а на газ. Согласно отчёту, это позволит сократить издержки в контексте борьбы с пандемией и экономическим кризисом. ЕС не потеряет от конкуренции с другими экономиками мира, и ему не придётся увеличивать генерирующие мощности в 2 раза.

Но тогда ЕС станет ещё больше зависим от авторитарных стран вроде России или Катара.

Не факт. ЕС в последнее время провёл либерализацию рынков газа, и теперь ни одна авторитарная страна не сможет повлиять на ценообразование или свою долю рынка, и не сможет политически шантажировать страны ЕС.

Почему?

Рынок стал свободным. Газ торгуется на торговых площадках, появилась конкуренция. В 2019 году образовался Балтийский рынок, включающий в себя Эстонию, Латвию и Финляндию (Литва не даёт чёткого ответа по поводу своего вступления - прим.ред.). Газ попадает на территорию этого блока, и там уже на торговой площадке его продают компании-поставщики, никак не связанные с предприятием, у которого они газ купили. Появляется конкуренция «газ на газ».

И что это меняет? Покупают они газ всё равно у «Газпрома».

Образный пример: когда вы заливаете бензин в автомобиль, вы не беспокоитесь о том, откуда этот бензин родом: из Кувейта, Саудовской Аравии или Венесуэлы. Вам его продала Alexela, Exxon Mobil, Lukoil или ещё кто-то. Точно так же и на рынке газа… Вы покупаете газ у компании-поставщика, а где она взяла свой первичный продукт, вас не интересует.

«Газпром» может просто заломить цену всем этим поставщикам. Они же не будут продавать себе в убыток, поэтому поднимут цены. Вот вам и манипуляция.

Если «Газпром» заломит цену, они купят у кого-то другого. Сейчас переизбыток газа, поэтому «Газпром» сам приходит к европейским покупателям и предлагает менять формулу цены так, чтобы она зависела именно от европейских торговых площадок. Поэтому как-то манипулировать ему будет трудно.

Андрей Белый

Если Эстония хочет уйти от сланца, то переходить ей лучше всего именно на природный газ.

Значит, предлагаете переходить на газ?

Если Эстония хочет уйти от сланца, то переходить ей лучше всего именно на природный газ. Другая рабочая альтернатива – покупать электричество у Скандинавии через NordPool - выйдет эстонскому потребителю дороже и приведёт к тому, что страна потеряет свой электрогенерирующий потенциал (и это в условиях переизбытка мощностей).

А стоит ли Эстонии в принципе отказываться от сланца?

От неё этого когда-нибудь потребуют, ибо сланец углеродоёмкий. Но я здесь оговорюсь: газ, конечно же, тоже имеет углеродный след, поэтому Брюссель в какой-то момент потребует уйти и от него. Просто газ даёт возможность сделать переход постепенным.

Газ подразумевает и развитие дополнительных технологий, связанных с водородом и биометаном. В транспорте уже наблюдается озеленение газовой отрасли. 40% сжатого газа, который потребляет транспорт, смешан с биометаном. В будущем будет развиваться сжижение биометана для СПГ. Такие разработки уже есть в Дании. Рано говорить об их конкурентоспособности, но её можно создать путём торговли правом на биометан.

Неужто есть готовые технологии по сжиганию водорода?

Да, конечно, причём довольно старинные. Нидерланды и Германия уже объявили свои водородные стратегии. Объёмы производства ещё слишком низкие. Скорее всего, будут смешивать водород с газом в трубопроводах. С СПГ сложнее, так как у водорода и метана разные температуры сжижения.

Почему тогда все повально не перешли на водород? Его же полно: самый распространённый химический элемент во Вселенной…

Нет, его как раз мало для нужд потребления энергии. Чтобы достичь объёма рынка, сопоставимого с природным газом, ещё работать и работать. К тому же, химическая индустрия не очень рада тому, что их главный компонент будет сжигаться как энергия.

А им какое дело?

Если водород станет источником энергии, то поднимется цена на него, и у предприятий химпрома будет меньше доступа к нему. Я от представителей химической индустрии стран Бенелюкса слышал серьёзные опасения, что нам грозит дефицит водорода.

Если возвращаться к газу, то вы ранее говорили, что труба Balticconnector, проложенная между Эстонией и Финляндией, не является проектом по освобождению от газовой зависимости от России. Зачем он тогда запущен?

По этой трубе газ поступает в Финляндию из Инчукалнского газохранилища в Латвии. Поскольку туда закачивает газ в том числе и «Газпром», финны по этой трубе будут получать в том числе и российский газ.

Что касается «зачем»… Я давно выражаю скепсис в отношении этого трубопровода. Финская Gasum и эстонская Alexela написали совместное письмо премьер-министрам обеих стран, где предложили, чтобы газ транспортировался между Эстоний и Финляндиями не трубой, а СПГ. Так было бы дешевле и логичнее, чем строить целый трубопровод. Но государства приняли другое решение, получив деньги от Европейского Союза.

Когда-то Эстония, Латвия и Литва собирались построить единый терминал СПГ. Тоже, кстати, на деньги Евросоюза. Проект провалился?

Почему же? Был построен плавучий терминал СПГ в Клайпеде. ЕС помог данному проекту субсидиями, а также разрешил взымать «премию безопасности»: потребители платят больше за газ, чтобы частично окупить издержки. Латвия и Эстония такую премию платить не захотели, и потому они не рассматривают клайпедский терминал как региональный проект.

Alexela хотела построить свой терминал СПГ в Палдиски. Зачем? Убыточное же дело!

И да, и нет. Рынок СПГ развивается, особенно такое его направление как прямое использование СПГ без его разжижения.

Есть два способа использовать СПГ. Первый – разжижать его, превращая снова в природный газ, и запустить в сеть. Второй вариант – напрямую использовать как криогенное топливо. Вот для второго варианта терминал в Палдиски подошёл бы очень даже неплохо.

Самое читаемое