С 11 марта до 11 апреля в Эстонии будут действовать масштабные ограничения, цель которых – предотвратить распространение коронавируса. Фото: Scanpix/Postimees

Страну закрыли. Что дальше?

Поделиться:

В четверг вступают в силу новые жёсткие ограничения, из-за которых многим компаниям придётся полностью закрыться на месяц. На что надеется бизнес, и собирается ли государство бросать ему спасательный круг?

Представители отраслевых союзов, с которыми пообщались ДВ, сходятся в одном: заявленной государством поддержки недостаточно. А нового пакета мер придётся ждать ещё как минимум несколько недель.
Уже есть подписка? Нажмите, чтобы войти!
    Оформите подписку на «Деловые ведомости»
    Обращаем ваше внимание, что у Вас есть право запретить использование Ваших контактных данных для маркетинга похожих продуктов или услуг. Для этого свяжитесь с AS Äripäev по адресу [email protected] или телефону 667 0099.
    Поделиться:

    Что делать, если инвестиционный портфель не растет?
    Рано или поздно у каждого частного инвестора возникает чувство, что его портфель перестает расти. Как оценить ситуацию трезво и провести ревизию инвестиций?
    Рано или поздно у каждого частного инвестора возникает чувство, что его портфель перестает расти. Как оценить ситуацию трезво и провести ревизию инвестиций?
    Арно Силлат: слишком много хайпа вокруг Rivian
    По мнению исполнительного директора Эстонского союза предприятий по продажам и обслуживанию автомобилей Арно Силлата, у компании Rivian (её называют «конкурентом Tesla») нет впечатляющего будущего, т.к. она не предлагает ничего нового. Вместо этого он предлагает обратить внимание на шведскую транспортную компанию.
    По мнению исполнительного директора Эстонского союза предприятий по продажам и обслуживанию автомобилей Арно Силлата, у компании Rivian (её называют «конкурентом Tesla») нет впечатляющего будущего, т.к. она не предлагает ничего нового. Вместо этого он предлагает обратить внимание на шведскую транспортную компанию.
    Курьеры Selver о работе в пандемию: это был опустошающий опыт, нас не ценили
    "Это был моральный террор", - говорит курьер, работавший в eSelver в разгар коронакризиса. Он считает, что начальство сознательно терзало его и его коллег. Однако по словам специалиста по трудовым взаимоотношениям, в случае с Selver нельзя говорить о притеснениях на работе, хоть работники и чувствовали себя неуютно.
    "Это был моральный террор", - говорит курьер, работавший в eSelver в разгар коронакризиса. Он считает, что начальство сознательно терзало его и его коллег. Однако по словам специалиста по трудовым взаимоотношениям, в случае с Selver нельзя говорить о притеснениях на работе, хоть работники и чувствовали себя неуютно.