14 ноября 2011 в 13:06

Островок стабильности в Кохтла-ярве

Кохтла-ярвеское предприятие «Eastman», которое когда-то было частью большого сланцехимического производства и называлось в народе «бензойка», с момента покупки его американцами несколько раз меняло название. Однако оно было и остается сегодня одним из уcпешных в Эстонии, - пишет Северное побережье.

- В период кризиса, когда одни предприятия вынуждены были остановиться или жить в режиме жесткой экономии, сокращая людей, уменьшая зарплаты, ваш завод работал спокойно, без потрясений. Благодаря чему?

- Я не могу сказать, что у нашего завода не было таких же проблем, как у других, но нам помогло то, что мы выпускаем несколько продуктов, причем вся продукция идет на экспорт. Во время кризиса произошло перераспределение спроса на них. Одни пошли хуже, другие – лучше. Пластификаторы, которые в большом количестве используются в производстве строительных материалов, были менее востребованы, потому что строительный бизнес в период кризиса сошел практически на нет. Но изменение законодательства Евросоюза – запрет на использование фталатных пластификаторов в части строительных материалов позволило компании расширить свою долю рынка. Выпускаемые заводом пластификаторы являются экологически чистыми.

– Установка бензойной кислоты была построена в 1986 году. Есть сегодня на предприятии люди, которые работают с тех пор?

– Да, 39 человек из 147 работников трудятся здесь с момента возникновения предприятия. Но в последнее время приходит достаточно много молодых кадров.

- К вам трудно попасть на работу?

- Когда в прошлом году открывали вторую линию по выпуску пластификаторов, был конкурс. В первую очередь брали людей, которые имеют специальность, связанную с химическим производством. Им проще освоиться, у них есть представление об этом. Но также можем взять и других людей, которых учим уже на месте.

– Правда ли, что все, кто работает в управлении завода, должны свободно владеть английским языком? Есть ли у вас трудности с такими кадрами?

- Это желательно, потому что они по своим рабочим обязанностям общаются с другими заводами и подразделениями компании, которые находятся в Америке, Голландии, Китае. Работники управления должны хорошо знать, кроме английского и, безусловно, эстонского, также русский, ведь рабочие у нас в основном говорят на русском. Трудностей особых с кадрами нет. Этот регион издавна готовил специалистов для химической промышленности.

- Как вы пришли на это предприятие?

- Я всю сознательную жизнь прожил в Таллинне. И работал там. В 2006 году увидел объявление в газете о том, что здесь проводится конкурс на должность производственного директора. Участвовал в нем и получил предложение занять эту должность. Разработал несколько проектов, а в июне 2011 года был назначен директором.

- У вас довольно редкое имя. Оно как-то переводится?

- Никак не переводится. Мои корни с Поволжья, но и там это имя достаточно редкое. Так звали моего деда.

Какие главные критерии оценки руководителя у американских владельцев кохтла-ярвеского предприятия?

- Гибкость, умение работать в команде, способность видеть целостную картину происходящего.

Бывшая «бензойка» после покупки ее американцами стала называться сначала «Velsicol Eesti AS», с осени 2008 года – «Genovique Specialties AS», а с прошлого года – «Eastman». Кто ваш новый собственник и что изменилось с его приходом?

- Основанная в 1920 году «Eastman Chemical Company» является мировой химической компанией, которая производит и продает широкий спектр химических веществ, волокон и пластмасс. В компанию входят 13 производств и несколько офисов по продаже по всему миру, в которых работает около 10 тысяч человек. То, что мы стали частью такой компании, очень хорошо для завода. Изменился подход к производству. У новых владельцев взят курс на развитие и рост. Благодаря этому строим третью линию для производства пластификаторов. Очень большое внимание уделяется также безопасности труда и экологии.

Интерес американцев к заводу в Кохтла-Ярве объясняется прежде всего тем, что здесь дешевая рабочая сила?

- Возможно, поначалу это действительно имело определяющее значение, но сегодня не совсем так. Наш завод является хорошим дополнением к корпорации. Мы производим экологически чистые пластификаторы. Похожие делаются в Америке, но один из рынков – это Европа, а мы находимся близко к европейскому потребителю. Плюс ко всему в Европе приняты решения об уходе от пластификаторов, которые являются ядовитыми и плохо влияют на окружающую среду, людей. Поэтому доля такой чистой продукции, как у нас, растет.

- На церемонии поднятия над заводом флага «Eastman» ее вице-президент пообещал, что компания намерена участвовать в общественной жизни города и региона. Это так и есть?

– Мы участвуем в проведении Дня химика, как, впрочем, и раньше. Еще в 2008 году, когда завод назывался «Velsicol Eesti AS», наши ребята выиграли футбольный турнир и переходящий кубок. Он до сих пор у нас, потому что после этого турниров не проводилось. В 2009-2010 годах помешал кризис, а в этом году не удалось собрать команды. Мы вносим свой вклад в обновление объездной дороги Уус-Техазе тем, что будем принимать участие в реконструкции эстакад весной следующего года, когда наш завод остановится на плановый ремонт. Мы оказываем спонсорскую помощь Кохтла-Ярвескому детскому дому, детсадам. Сейчас рассматривается вопрос о сотрудничестве с Вирумааским колледжем.

Какие планы у предприятия на ближайшие годы?

- Мы расширяем производство пластификаторов. Пуск третьей линии состоится уже в следующем году весной. Это даст новые рабочие места. И дальнейший курс – также на рост производства. Что это будет, пока сказать не могу. Пытаемся сейчас сделать систему отвода ливневых вод с завода. Служившие для этого старые канавы в большинстве своем заросли или разрушены. У нас несколько вариантов решения этой проблемы.

Словом, вы – успешное предприятие, и ваши работники могут не бояться за завтрашний день?

– Я бы сказал, стабильное предприятие. А по поводу опасений работников… Надеюсь, что их нет.

Autor: dv. ее

Самое читаемое