30 октября 2013 в 7:10

Негоже судье в драку лезть 

Основной материал сегодняшней газеты посвящён происходящему в банке Krediidipank (EKP) конфликту, в который непостижимым образом оказалась вовлечена и Финансовая инспекция Эстонии. 

В минувший четверг состоялось внеочередное собрание акционеров Krediidipank, на котором уже в который раз представители Банка Москвы (БМ) поставили вопрос о смещении с должности председателя совета банка Клуге. Для принятия такого решения в чрезвычайном порядке согласно уставу банка требуется 2/3 или свыше 66 % голосов присутствующих на собрании акционеров. У Банка Москвы - немногим менее 60 %, а остальные акционеры решение не поддерживают. Это обстоятельство один раз уже помешало принять решение о замене Клуге на представителя Банка Москвы. Во второй раз (или уже в третий) БМ сдаваться не собирался.

Вполне вероятно, что какой бы протокол в итоге ни вступил в силу, за этим последует обращение другой стороны в суд, т.к. окончательное решение о законности того или иного способа подсчета голосов может быть вынесено только им. Мы искренне надеемся, что вся эта свистопляска с голосами и претензиями не повлияет на текущую деятельность банка. По утверждению Фининспекции (ФИ), оснований для волнений у клиентов нет. Только вот сама позиция последней вызывает вопросы.

Известно, что Клуге, отношения которого с БМ давно напряжены, обратился в административный суд с жалобой на ФИ. ФИ, по его мнению, не выполняет свои надзорные функции. В частности, Клуге перечислил ряд случаев, когда ФИ должна была пресечь незаконные или полузаконные действия БМ, но проигнорировала их. Более того, работники ФИ отказалась обсуждать с менеджментом ЕКР эту ситуацию. 

Нам не известно, есть у Клуге хоть какие-то основания для подобных утверждений или нет. Это выяснится только в суде, однако пока, за более чем год с момента принятия судом к производству его жалобы, заседаний не было. Ни одного.

Здесь стоит вспомнить, что административный процесс даёт право органу, на действия которого подана жалоба, предоставить суду доказательства, опровергающие выдвинутые к нему требования и претензии. Иными словами, используйте принцип состязательности - если претензии Клуге безосновательны, адвокатов с документами просят к барьеру. При желании за год с лишним это можно было сделать, закрыв тем самым проблему.

Причина, по которой Фининспекция этого до сих пор не сделала, может быть одна из двух: либо доводы Клуге безосновательны и он сам затягивает процесс, но работники ФИ настолько непрофессиональны, что не хотят или не могут воспользоваться своими аргументами и правовым путём закончить тяжбу, либо ФИ действительно нечего представить в суд по существу и она  «тянет» дело. То и другое плохо.

В представлении общественности роль ФИ все же состоит в тушении подобных пожаров, а не в их разжигании. Сегодня, ссылаясь на закон, ФИ всячески подчеркивает, что примирение акционеров не входит в её задачи. Позволим себе не согласиться с такой узкой траковкой закона.

В задачи ФИ входит, в том числе, обеспечение интересов клиентов/вкладчиков финансовых учреждений и если для этого нужно пресечь корпоративную войну, то так должно поступить (с учетом прав собственности, разумеется).  В данном случае Фининспекция не только не сохранила нейтралитет профессионального арбитра и не подключилась восстановлению мира в интересах клиентов банка, но еще и оказалась на поле в майке игрока одной из команд, рискуя получить по лицу репутации.

Autor: dv. ее

Самое читаемое