Что за комиссия, создатель?

Фото: Andres Haabu

Создатели любой структуры должны прежде всего ответить на простой вопрос: а с какой, собственно, целью они её создают? Проблема парламентской комиссии по расследованию коррупции в Таллиннском порту в том, что цель не ясна или, по крайней мере, не вполне понятна.

В Рийгикогу на минувшей неделе приступила к работе парламентская комиссия по расследованию возможной коррупции в руководстве Таллиннского порта. Комиссия была образована по инициативе 52 депутатов и в неё вошли представители всех шести фракций Рийгикогу. Создание депутатских комиссий по расследованию тех или иных важных в общественно-политическом смысле событий – нормальная и широко применяемая практика. Тут вопросов нет. Зато есть другой вопрос – что конкретно собирается эта комиссия расследовать и с какой целью?

Если предметом изучения и, главное, выводов должны стать конкретные эпизоды из жизни руководителей порта с последующими умозаключениями поводу того, было ли преступление и кто его совершил, то непонятно, зачем городить этот парламентский огород. Во-первых, параллельное следственным действиям (или же проводимое вслед за ними) парламентское расследование оправданно в тех случаях, когда существует подозрение, что правоохранительные органы лишь имитируют бурную деятельность, а на самом деле выводят виновных из-под удара. В нашем же случае главные фигуранты, пока ещё в статусе подозреваемых, пребывают на нарах. Из того же посыла вытекает и «во-вторых». На то, чтобы, в сущности, дублировать правоохранительные органы в деле расследования данного конкретного случая у парламентской комиссии нет ни достаточных полномочий (допросы, экспертизы и т.д.), ни достаточной компетенции, несмотря даже на присутствие в ней юриста с опытом работы в «органах» Андреса Анвельта. Сомневаться в продуктивности работы комиссии вынуждают и итоги деятельности аналогичной структуры, расследовавшей (кстати, с участием того же Анвельта) «дело о ВЭБ-фонде». Ждали от неё многого, а дождались невнятицы.

Смысл в работе созданной для порта парламентской комиссии будет, если она сосредоточится не на эпизодах дела, а на явлении, а итогом станут предложения по реорганизации структуры госсобственности (в т.ч. её приватизации) и управления ею. В противном случае вполне можно будет заподозрить, а не дымовая ли это завеса. Ведь свой интерес, как чисто меркантильный, так и политический, есть у всех политических сил в комиссии.

Самое читаемое