Право на отдых под угрозой?

В парламенте находится законопроект об изменении Трудового договора. В нём предполагается одно небольшое изменение.

В парламенте находится законопроект об изменении Трудового договора. В нём предполагается одно небольшое изменение.

Согласно действующему законодательству, любой работник имеет право на т.н. «время отдыха», т.е. свободное от работы время. Любая часть трудового договора, которая этого времени работника лишает, признаётся ничтожной. В законе отдельно оговаривается, что время отдыха должно быть как в течение дня, так и в течение недели.

Что это означает на практике?

Если работодатель хочет, чтобы сотрудник был доступен ему для работы во внерабочее время (на случай, если возникла какая-то экстренная ситуация), то он может заключить с работником соответствующее соглашение. Сотрудник соглашается с тем, что работодатель может вызвать его на работу во внеурочное время, и за это работодатель ежемесячно доплачивает ему 10% от зарплаты.

Однако если оказывается, что такой режим не оставляет работнику времени на отдых в течение дня или в течение недели, то эта часть трудового договора признаётся ничтожной.

По-эстонски эта возможность вызвать сотрудника во внеурочное время обозначается термином valveaeg, который можно перевести как «время дежурства».

Мы ждём перемен!

Реформисты решили изменить такое положение дел. Они предложили добавить в закон пункт, согласно которому, наличие у работника времени отдыха не учитывается в том случае, если количество часов «дежурного времени» не превышает 130 в месяц. Применяться этот пункт должен по отношению к тем ситуациям, когда работа должна быть сделана безотлагательно.

Зачем это нужно

Этот законопроект был создан во многом по инициативе Союза инфотехнологий и телекоммуникаций Эстонии. По словам вице-президента этой организации Тийта Таммисте, это сделано для того, чтобы IT-специалисты могли работать из дома и не ходить в офис, если у них на данный момент там нет работы. Зато если какая-то экстренная ситуация возникла во внерабочее время, то они могут немедленно приехать и устранить её.

Таммисте также отметил, что на сегодняшний день закон ограничивает работодателя в таких манёврах, потому что по нынешней версии закона работник имеет право работать не более 11 часов в сутки.

«Такой метод работы - обычная практика для IT-компаний на сегодняшний день. Однако сегодня работники зачас­тую просто бесцельно «торчат» в офисе. 95% времени они не работают, а спят. А затем вечером не имеют права выехать на работу из-за того, что закон регулирует время отдыха», - сокрушается Таммисте.

На вопрос ДВ, не приведёт ли новый закон к тому, что работники будут проводить на работе по 14 часов день «из-за внештатной ситуации», Таммисте ответил, что такого быть не может.

«Никто не согласится на такую переработку из-за 10%-й прибавке к зарплате», - считает он.

«Могу также сказать, что на практике неотложная ситуация возникает где-то один раз в месяц. Это означает, что 29 дней из 30 работник может спокойно сидеть дома и заниматься своими делами, и лишь 1 день в месяц он приезжает по неотложному вызову», - добавил глава союза.

По словам Таммисте, он любит говорить политикам в шутку, что данный законопроект также значительно снизит потребление алкоголя среди IT-специалистов. Потому что если они вечером работают, то обязаны быть в это время трезвыми.

Профсоюзы против

Центральный союз профсоюзов Эстонии (ЦСПЭ) против данного законопроекта.

«Время дежурства действительно нужно использовать. Однако решать, как именно оно будет применено, должны профсоюзы. Потому что у каждого сектора своя специфика. Практика показывает, что если позволить решать этот вопрос на индивидуальном уровне, то некоторые работники оказываются в ситуации, что вынуждены полжизни находиться под контролем работодателя. Это неразумно, и Евросоюз это не поддерживает», - говорит председатель ЦСПЭ Пеэп Петерсон.

Позиция ЦСПЭ такая: время дежурст­ва можно применять, если оно прописано в коллективном договоре. Если же этого нет, то применение времени дежурст­ва ЦСПЭ считает несправедливым и противоречащим европейскому праву.

Что касается IT-сектора, то компании смогут после принятия этого закона уволить некоторых работников, считает Петерсон.

«Они сами признавались мне в этом. Но я думаю, что большого влияния на сферу IT эти поправки не окажут», - заключил Петресон.

Статус

Законопроект об изменении Трудового договора был инициирован 16 мая 2017 года. Голосования по нему в парламенте ещё не было.

КОММЕНТАРИЙ

Ханно Певкур, председатель Партии реформ

 Смысл законопроекта в том, чтобы в сфере услуг, имеющих критическую важность, например, в IT-секторе, работодатель имел возможность в нужное время немедленно вызвать сотрудника на работу. 

Это, к примеру, критично для работы полиции. Там вся работа и весь обмен данных основан на IT-системах. Думаю, что никто не хотел бы, чтобы эта сис­тема вышла из строя в полиции, скорой помощи или спасательном департаменте.

Это не какое-то политическое дейст­вие, а очень важный и нужный законопроект. По сути мы его подготовили ещё тогда, когда были в правительстве. 

 

 

 

Самое читаемое