• Поделиться:

    Спрос на протест

    Не фигурирующая пока ни в каких рейтингах и даже ещё не созданная новая партия на базе движения Eesti 200 имеет, тем не менее, шансы вмешаться в предвыборный расклад сил на эстонском партийно-политическом ландшафте.

    На минувшей неделе движение официально объявило о своём намерении оформиться в политическую партию ещё до мартовских парламентских выборов.
    Известие это можно отнести к числу давно ожидавшихся, поскольку из заявлений лидеров движения с самого начала вытекало намерение участвовать в, скажем так, государственном строительстве. Делать же это в статусе общественного движения оказалось не очень продуктивно, свидетельством чего стали приснопамятные посиделки в «Леднике» несколько лет назад.
    Но политическая партия должна, в отличие от общественного движения, иметь хоть сколько-нибудь чёткую структуру, программные документы и понятно озвученные цели. То есть, всё это полезно и желательно для движения тоже, но для партии, особенно в период её формирования, обязательно. С этим, однако, как с самого начала отмечали наблюдатели, обсуждая вопрос о том, будут ли инициаторы Eesti 200 формировать партию или нет и, склоняясь к тому, что всё же будут, дело обстояло не так чтобы очень.
    Тем не менее, есть случай, при котором некоторая размытость политической цели и отсутствие строгой политической базы не только не становятся фатальными, но могут оказаться и полезными. И, кажется, тут как раз тот случай.
    Речь идёт о партиях, собирающих (или, во всяком случае, старающихся собрать) протестные голоса. В определённые моменты и в определённых случаях такие партии способны выйти из своих ниш и сформировать новый мейнстрим – вспомним фантастической взлёт Res Publica в 2003 году.
    Вряд ли Eesti 200 удастся повторить тот ошеломительный успех республиканцев, но новая партия со всей очевидностью будет претендовать на роль именно такого участника парламентских выборов. Время же сейчас для этого весьма подходящее. Правда, и охотников за протестными голосами достаточно, что называется, всяк ловит момент. Вот, скажем, бывший спикер Свободной партии Артур Талвик что-то такое затевает на пару с зелёными.
    Но главным магнитом для недовольных исхитрилась заделаться ультра-правая, популистская и националистическая EKRE. Июльские рейтинги, давшие ей почти 22% поддержки и третье место в таблице, не просто настораживают, а пугают. Может, Eesti 200 с её намного более вменяемыми взглядами, сумеет раздербанить протестные голоса. Уже было бы хорошо.
    Поделиться:
  • Самое читаемое
ЦБ РФ ожидает возврата экономики России к росту в 2025 году
В случае ухудшения геополитической обстановки Россия вернется к росту в пределах 1 процента не ранее 2025 года, полагает Центробанк. Банк России в то же время не исключает и оптимистического варианта.
В случае ухудшения геополитической обстановки Россия вернется к росту в пределах 1 процента не ранее 2025 года, полагает Центробанк. Банк России в то же время не исключает и оптимистического варианта.
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Как российский бизнес укрылся в Эстонии от потрясений сто лет назад?
На набережной Пирита не так много зданий старой постройки, но у тех, что сохранились, своя выдающаяся деловая история. Здание Laferme, например, некогда служило офисом табачной мануфактуры, торговая марка которой в свое время гремела по всему миру. Появился этот бренд в Эстонии «благодаря» революции 1917 года, когда российскому бизнесу пришлось спасаться от большевиков в соседних странах.
На набережной Пирита не так много зданий старой постройки, но у тех, что сохранились, своя выдающаяся деловая история. Здание Laferme, например, некогда служило офисом табачной мануфактуры, торговая марка которой в свое время гремела по всему миру. Появился этот бренд в Эстонии «благодаря» революции 1917 года, когда российскому бизнесу пришлось спасаться от большевиков в соседних странах.