25 октября 2007

Admiral Markets: Клубу большой семерки срочно требуется свежая кровь

В пятницу вечером министры финансов и управляющие центральных банков стран-членов "Большой семерки" опубликовали официальное заявление, в котором настоятельно призывали Китай разрешить "более быстрое укрепление" курса юаня, и чем скорее, тем лучше.

Безусловно, это должно быть сделано в интересах Китая, поскольку ревальвация поможет сдержать быстро растущую внутреннюю инфляцию, но также это во многом решит проблему мировых дисбалансов. В то же время президент Европейского центрального банка Жан-Клод Трише призвал США вновь подтвердить свою приверженность политике "сильного доллара" (даже несмотря на то, что это противоречило бы политике "сильного юаня"). Хэнк Полсон, Секретарь Казначейства США, не сказать, что не согласился с г-ном Трише, но дал четко понять, что валютные курсы должны определяться рыночными силами, тем самым, одобрив текущее падение доллара против евро, фунта и других валют в индустриализованном мире.

Единственное, что я могу сказать по поводу всего этого: ну и что? Заседание "Большой семерки" - это анахронизм, возврат к 1980-м, когда члены группы на самом деле могли разрабатывать экономические политики на благо будущего. Тогда "Группа Семи" представляла крупнейшие промышленные страны мира. Встречи министров финансов были действенным способом найти решение в случае экономического конфликта. Если курс доллара был слишком высок - как это было в первой половине 1980-х - "Большая семерка" вводила соглашение "Плаза" с целью снижения стоимости доллара. Если курс доллара был слишком низок - как это было в 1987 году - "Большая семерка" заключала Луврское соглашение, чтобы стабилизировать цену мировой резервной валюты.

В те дни конфликты в основном разгорались среди стран "Группы Семи". Если дефицит платежного баланса Америки был слишком большим, то это, как правило, свидетельствовало о больших профицитах платежных балансов в Японии и Германии. Если мировые процентные ставки были слишком высокими, то виноват во всем был дефицит бюджета США. Если внутренние активы США раскупались иностранными инвесторами (в голову сразу приходит продажа Rockefeller Centre), то этими инвесторами, скорее всего, были японцы. "Большая семерка" стала полезным клубом, так как среди ее членами являлись все основные центры экономической власти.

Сегодняшние центры экономической власти приобрели несколько иной вид. Да, США по-прежнему играет важную роль. Япония по-прежнему страна с богатой экономикой, которая, правда, пребывает в состоянии стагнации вот уже 15 лет. Германия, Франция и Италия - процветающие страны, но их экономические интересы связаны рамками еврозоны, где управляет один влиятельный центральный банк и несколько министерств финансов. Великобритания и Канада пытаются играть свои роли "честных брокеров", но если они действительно полагают, что обладают экономическим влиянием в современном мире, то просто обманывают сами себя. Кроме того, на арене появились новые экономические сверхдержавы. Китай, Индия, Россия (член "Большой восьмерки", которая, правда, не участвовала в пятничном заседании) и Ближний Восток являются крупными игроками по разным причинам. Каждая из этих стран влияет на экономические условия стран "Большой семерки" как в положительную, так и в отрицательную сторону.

Почему цены на нефть такие высокие? Далеко ходить не надо - посмотрите на Китай, где темпы экономического роста, благодаря индустриализации и урбанизации, идут вперед семимильными шагами. Почему США удается удерживать постоянный большой дефицит текущего счета платежного баланса? Потому что Китай, Россия, Саудовская Аравия и страны Мексиканского залива рады покупать американские активы. Почему подскочила инфляция цен на продукты питания? Наиболее очевидное объяснение кроется не в нехватке запасов или неожиданном росте спроса на биотопливо (в связи с чем ограничилось использование сельскохозяйственных угодий для выращивания урожая), а в гиперболическом росте спроса на продукты питания для обеспеченных людей со стороны городских потребителей в странах с развивающимися рынками, которые предпочитают есть мясо вместо зерновых, что является признаком достатка.

На развивающихся рынках сейчас меняются способы восприятия мира. В конце 1990-х Америка считалась "потребителем на крайний случай". Теперь это осталось в прошлом. Темпы потребительских расходов в США замедлились в последние годы, однако мировая экономика переживает этап необузданного роста: источник питания со стороны США восполняется главным образом за счет набирающего силу спроса развивающихся рынков. За последнее десятилетие их доля в мировом потреблении, и в особенности в мировых капитальных расходах, приобрела существенные размеры. Это, в свою очередь, означает, что большая часть трудностей, с которыми сталкиваются мировые финансовые власти, возникает не в странах-членах "Большой семерки", а на развивающихся рынках. Они внесли косвенный вклад в кризис сектора рынка ипотеки низкой надежности. Центральные банки этих стран инвестируют в больших объемах в государственные обязательства США и этим обусловлено падение доходности по государственным облигациям. В ответ на это частные инвесторы стали вкладывать больше средств в экзотические сферы.

Началась эпоха секьюритизации, и разразился бум структурных инструментов, в результате чего на американский рынок жилья потекли огромные потоки средств. Страны с развивающимися экономиками также обязательно повлияют на возможные решения проблемы в секторе субстандартного ипотечного кредитования. Ужесточение кредитных условий ударило по финансовым институтам, поумерив их жажду к кредитам, а это стало основанием для центробанков снизить процентные ставки. Именно это и сделал Федеральный Резерв после кризиса хедж-фонда Long Term Capital Management, грянувшего осенью 1998 года. Правда, тогда развивающиеся рынки пребывали в состоянии упадка. Поэтому цены на сырье свободно падали, а курс доллар укреплялся. Оба фактора повлияли на снижение инфляции в США (так как снизились цены на импорт), дав все карты в руки ФРС для снижения процентных ставок.

Сегодня развивающиеся рынки оказывают сильное давление на мировую инфляцию. Экономики эти стран перегреты, поскольку их валюты привязаны к доллару США, и они не могут ужесточать внутреннюю денежно-кредитную политику, если США в этот момент находится на стадии снижения процентных ставок. Высокий рост в странах с развивающимися рынками значит увеличение цен на нефть, продукты питания и металлы, что в итоге усложняет задачу для развивающего мира поддерживать ценовую стабильность. Страны "Большой семерки" считают, что развивающиеся страны должны установить внутренние процентные ставки и позволить свои валютам свободно обращаться или ревальвироваться. Но только представьте, что тогда будет с долларом США. Падение доллара до сих пор было размеренным, так как центральные банки развивающихся стран охотно покупали доллары, даже когда инвесторы теряли к ним всякий интерес. Если и развивающиеся рынки оставят доллар, то американскую валюту затянет губительная воронка, и в мире начнется финансовый хаос.

Все это звучит довольно трагично. Но не стоит отчаиваться. Один аспект мировой экономики явно идет на поправку. За последние несколько кварталов дефицит текущего счета платежного баланса в США начал сокращаться. И для этого не потребовалась масштабная ревальвация валют развивающихся рынков. Это довольно значимый факт. Рост развивающихся рынков настолько стремителен, что он начинает оказывать серьезное влияние на торговую деятельность США. Может быть, американские финансовые политики и стремятся обвинить Китай в нестабильности на рынке труда, а Ближний Восток - в растущих ценах на нефть, но американские экспортеры получают выгоду от растущей зависимости Америки от развивающегося мира. Нить экономической судьбы стран "Группы Семи" все прочнее вплетается в жизнь развивающихся стран. А это значит, что министрам финансов стран Большой семерки пора пригласить в свой клуб новых членов, потому что иначе клуб обречен.

Admiral Markets по материалам Стивена Кинга, управляющего директора HSBC

Autor: Admiral Markets

Самое читаемое