Ярослав Тавгень • 28 марта 2018 • 6 мин
Поделиться:

Канаев: продать фирму хорошему партнёру - это как выдать дочь замуж

Анатолий Канаев
Анатолий Канаев  Фото: Andres Haabu

Анатолий Канаев рассказал ДВ, почему решил продать компанию Transiidikeskuse AS.

Финансовый отчёт за прошлый год Transiidikeskus ещё не предос­тавил. В позапрошлом году оборот предприятия составил более 19,2 миллиона евро, тогда как чистый доход был 3,5 миллиона. Таким образом оборот увеличился на 5%, а доход вырос более чем на одну десятую. 

Стоимость Transiidikeskus увеличивает в том числе то, что предприятие многие годы не выплачивало дивиденды. По состоянию на 2016 год нераспределённой прибыли на балансе предприятия накопилось на 47 миллионов евро.В тот период объём контейнерных перевозок по сравнению с годом ранее сократился на 3%, составив 200 000 двадцатифутовых эквивалентов (TEU). «Ввиду сокращения объёмов,

Transiidikeskuse AS сосредоточил своё внимание на сохранении хорошего уровня качества услуг», - указало руководство в годовом отчёте 2016 года.

Общегрузовые терминалы предприятия в 2016 году продолжили свою традиционную деятельность и удержали долю рынка предыдущих лет. Объём товарооборота общегрузовых терминалов за год составил 652 000 тонны, что на 36% выше предыдущего года.Общегрузовые терминалы – первые в Эстонии терминалы в свободной экономической зоне с площадью в 17 гектаров. Свободная экономическая зона позволяет быстро и гибко подходить к решению таможенных вопросов.

В прошлом году Logistikauudised.ee написали, что из-за продления санкций против России Transiidikeskus планирует стратегические изменения - открытие новой судовой и железнодорожной линий.

Почему решили продать компанию?

Настало время. Пора приходить новому поколению, новым людям и новым стремлениям. Компания требует большого развития, а для этого нужно привлечь партнёра, желательно - стратегического. Это как выдать дочь за муж: хочется, чтобы человек был надёжным и за ним как за каменной стеной.

Решение было непрос­тым, всё же было вложено много сил, времени и энергии. Но для развития нужно было принять такое кардинальное решение. Hamburger Hafen und Logistik AG – один из крупнейших операторов в Балтийском регионе с более чем 100-летней историей развития. Уверен, что это именно тот партнёр, который может обеспечить развитие терминала в будущем. Я очень рад, что наши интересы сов­пали.

Означает ли это, что Transiidikeskus не хватало денег, чтобы развиваться?

Нет. Компания работает стабильно и устойчиво. Времена были разные: кризис 2008-2009 годов, кризис 2014 года. Но не было ни одного периода, когда компания работала в минус. Прибыль была всегда. В лучшие времена (до 2014 года) рентабельность достигала и 20-25%. Так что, нет, это не причина. Главным было желание привлечь стратегического парт­нёра, который готов интег­рировать терминал в свой концерн и дать ему импульс к развитию.

Бренд компании останется или будет полное поглощение?

Думаю, что останется.­ Порт Мууга никуда геог­рафически не исчезнет. У Hamburger Hafen und Logistik AG есть терминал в Одессе. Это – потенциальная возможность реализовать тот проект, о котором мы все так долго все говорили: соединение севера с югом.

Как отреагировали сотрудники компании на это решение?

Было определённое беспокойство. Думаю, что в ближайшее время оно пройдёт, и сотрудники поймут, что самое главное – это развитие компании, рабочие места, условия работы и т.д.

Как отреагировала семья, друзья, партнёры?

Друзья и партнёры поздравляют: видят хорошее будущее, которое стоит за этим решением.

Что планируете делать дальше?

Порт Мууга был для Анатолия Канаева золотой жилой уже с начала 90-х годов, когда дороги трёх предпринимателей пересеклись. Ааду Луукас предложил идею, у Энделя Сиффа были хорошие контакты с нужными людьми в России, а Анатолий Канаев, как руководитель порта Мууга, помог с реализацией этой идеи.

Идея была простой – заполнять цистерны нефтью на российских заводах, перевозить их в порт Мууга, где перекачивать нефть в танкеры и отправлять её на запад. Сифф, как бывший представитель нефтяной группы советского объединения внешней торговли Estimpex, общался с российс­кими нефтяными заводами и налаживал контакты. Для того, чтобы поток поездов с нефтью не прекращался, в список акционеров были включены министр нефтяной и газовой промышленности СССР и руководитель «Нефтехимэкспорта» Игорь Лепетухин, руководитель Ярославского неф­теперерабатывающего завода Александр Денисов и директор Рязанского нефтяного завода Владимир Осовалюк. Необходимо было найти инвестора, за чьи деньги можно было бы создать топливный терминал в порту Мууга и кто помог бы с поиском клиентов на западе. Во время поездки в 1992 году в Санкт-Петербург руководители голландс­кой Royal Vopak навели мосты с Таллинном, после чего в Эстонии появилась самая крупная денежная машина 90-х - Pakterminal.

Партнёры по бизнесу и те, кто знакомы с Канаевым, говорят, что с ним сложно работать, так как он не хочет слушать других. Очевидно, это стало причиной, почему один из крупных владельцев Tallink Group Энн Пант решил в 2012 году продать свою небольшую долю в Transiidikeskus Канаеву. Поговаривают, что Пант своим знакомым говорил об этой сделке, что продаёт свою долю Канаеву задёшево, иначе на переговоры о цене ему пришлось бы потратить очень много времени и нервов. Владевший 85% Канаев выкупил у мелких акционеров предприятие за 5 миллионов евро. Эта сумма соответствовала балансовой стоимости предприятия, то есть Канаев стал единоличным владельцем по очень выгодным условиям. Помимо Энна Панта, мелким акционером Transiidikeskus также был Сергей Артёмов.

Тоже связанные с бизнесом?

У меня и сейчас есть некоторые проекты по недвижимости. Будем думать, решать. 

Aripaev предположил, что вы продали компанию за 65 миллионов евро. Это близко к реальности?

Мы договорились с покупателем, что эта информация не разглашается.

Сделка ещё не завершена. Когда её планируется довести до конца?

Процесс довольно сложный. Переговоры длились с конца прошлого года. Хотя самым сложным было мне принять решение, с психологичес­кой точки зрения. Думаю, что этот процесс будет завершён через 3-4 месяца. 

Есть ли риск того, что сделку могут заблокировать, чтобы не допустить монополии?

Такой вопрос вообще не стоит на повестке дня. Hamburger Hafen und Logistik AG изучали этот вопрос и сделали вывод, что не являются доминирующим игроком и никак не пересекаются с операторским бизнесом в Эстонии. 

В прошлом году у компании сменился председатель правления: вместо Эрика Лайдвеэ компанию возглавил Владимир Попов. Это предпродажная подготовка?

Нет. С Эриком Лайдвеэ мы очень давно и плодотворно работали, за что ему огромная благодарность. Просто рано или поздно приходит момент, когда человек чувствует, что хочет попробовать что-то новое, а в текущей компании возможности для этого исчерпаны. Лайдвеэ предложили возглавить Eesti Raudtee, и я не возражал. Мы остались в очень хороших и дружеских отношениях. 

Как вы думаете, Попов останется во главе Transiidikeskus?

Этот вопрос будет решать исключительно новый собственник. Я предполагаю, что он предложит команде остаться. 

Какие моменты были самыми яркими в истории Transiidikeskus, а какие – самыми тяжёлыми?

Их много. Это и строительство порта Мууга, его открытие, и рождение Transiidikeskus, и первый пароход с контейнерами... Всё это яркие и незабываемые моменты. А о тяжёлых лучше не вспоминать. Всякое бывало: кризис 2008 года, сложности, возникшие в транзитном бизнесе после 2014 года... 

Чем больше всего гордитесь в жизни?

Мне в жизни сильно повезло. Самое важное – это мои тылы. Жена, дети, внуки.

Больше всего гордитесь своей семьёй?

Конечно! Тем, что они меня понимали и всегда поддерживали. Это давало какие-то дополнительные силы и возможности. 

А бизнес?

Тоже предмет гордости. Я в портовом бизнесе после 1970 года. Закончил ВУЗ - и сразу в порт. 

Тяжело теперь будет обходиться без всего этого?

Посмотрим. Пока я такого чувства не испытывал.

Некоторые СМИ писали, что с Вами тяжело работать. Это так?

Мне с моими партнёрами работать легко. Каково им со мной работать – это уже они должны оценивать. Но моё правило по жизни – быть держателем своего слова. На этом всё строится. Вопросы тогда можно даже без договоров решать.

Читайте также:

Канаев продал Transiidikeskus

 

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее