Полина Волкова • 2 июля 2020 в 12:38

Коробейник: люди на Марс собираются полететь, а в Эстонии счета закрывают

Политик, ангельский инвестор и IT-предприниматель Андрей Коробейник  Фото: Scanpix

Эстония, которой удалось в середине 2000-х заявить о себе как об IT-государстве, постепенно сдаёт позиции. Конкурировать за IT-бизнесы и стартапы становится все труднее, ибо рабочая сила в других странах доступнее. Многие государства вводят льготы для стартапов и копируют у нас систему электронного резидентства, что подрывает конкурентоспособность Эстонии. Удар в спину наносят и эстонские банки, крайне неохотно открывающие счета иностранным компаниям. Политик, ангельский инвестор и IT-предприниматель Андрей Коробейник считает, что индустрия дошла до такого состояния в том числе потому, что решения в какой-то момент начали принимать не политики, а чиновники.

Публикуем фрагмент подкаста ДВ с Андреем Коробейником, посвященного стартап-индустрии Эстонии:

За последние 10-15 лет Эстония заработала себе имидж стартап-страны. Благодаря чему?

Эстония стала известна благодаря истории про Skype, который был создан здешними программистами. Было несколько причин нашего успеха. Главная заключается в том, что в 90-х годах IT действительно было приоритетом. Сам помню, как уже в первой половине 90-х существовали первые бесплатные интернет-пункты. В школе у нас был компьютерный класс, подключённый к интернету. В Латвии и Литве это было редкостью.

То есть корни - в «прыжке тигра», всеобщей интернетизации Эстонии?

Да. Думаю, что Леннарт Мери очень много сделал для этого. И Тоомас Хенрик Ильвес - хотя отношение к нему неоднозначное, в начале века он очень много сделал для того, чтобы про Эстонию заговорили за рубежом.

Мы начали раньше соседей. У нас выросло поколение, которое умеет программировать – чего не скажешь про такое же поколение литовцев и латышей. Это дало нам хорошую стартовую позицию.

Однако, чтобы её дальше реализовывать, нужно очень быстро двигаться. Здесь появились проблемы. Мы всё ещё растём, но делаем это уже чуть медленнее, чем соседи.

Второй толчок, который придал импульс развитию теперь уже стартапов, вызван кризисом 2008 года. К тому моменту у нас уже был сильный IT-сектор, и многие хорошие программисты, оставшись без работы, попытались сделать что-то своё. У них это очень неплохо получилось, потому что у них была база. Многие сравнивают возникновение Skype с основанием какого-нибудь крупного университета в Эстонии. Работа такой фирме очень много даёт людям.

С тех пор в Эстонии появилось много сильных стартапов, для которых со временем стало проблемой найти новых людей. Не очень вежливо говорить «к сожалению», но, к сожалению, нынешний кризис не освободил много программистов на рынке труда. Сейчас главная проблема - это персонал. Нанять людей на работу в сфере IT в Эстонии сейчас очень непросто.

Многие страны «наступают нам на пятки» и тоже хотят заработать себе имидж IT-государств. Например, так себя рекламирует Литва. В России в прошлый понедельник Путин заявил о снижении налогов для IT-компаний. В Грузии хотят ввести систему, сходную с нашим э-резидентством. В Минске есть особая экономическая зона для IT-предприятий. Как нам вырваться вперёд и продолжать лидировать в этой гонке?

Литва уже много лет уже является меккой для игровых фирм. В IT есть разные ниши, и для каждой из них очень важна критическая масса. Когда у тебя есть несколько успешных фирм, которые занимаются какой-то узкой областью, например, мобильными играми, то она может начать очень быстро расти. В Эстонии таких фирм мало, и им сложно нанимать на работу новых людей – приходится привозить из-за границы. А в Литве местные кадры есть, поэтому у них очень хорошие предпосылки к росту именно в этом секторе.

Фирмы, основанные нашими электронными резидентами, платят очень неплохие налоги. И сталкиваются с огромным количеством проблем: не могут открыть счёт в банке, обнаруживают, что чтобы закрыть фирму, обязательно нужен эстонский аудитор (нельзя просто взять её и закрыть, как, например, в Англии).

Сейчас мы приняли закон, по которому не нужно собираться у нотариуса всей толпой (акционеров – прим.ред.), если ты хочешь привлечь новые инвестиции и выпустить новые доли в фирме. Ты можешь сделать это удалённо.

Вы же лоббировали эту идею.

Только что нам удалось отбить крайне низкую атаку со стороны чиновников, которые хотели принять поправку, которая бы отменила этот закон ещё до вступления его в силу. Я считаю, что это крайне неэтичное поведение.

Вообще, основная причина, почему наше законодательство в области IT затормозило, заключается в том, что очень многие политические инициативы исходят от чиновников. Политиков часто ругают, но вспомним как в Эстонии вводилась ID-карта в начале XXI века. Это пример того, что происходит, когда политика делается политиками. Люди, которые стоят за этим проектом, предложили его, еще не имея для этого законодательной базы. Чиновники бы никогда такого не сделали.

У них больше рамок?

Они по-другому работают. Им некуда спешить. У нас сейчас должно упроститься получение электронного гражданства (не нужно будет ходить в посольство). Чтобы это произошло, нужно было слегка поменять систему подачи онлайн-заявок. В какой-то момент Департамент гражданства и миграции предложил поправку, по которой реализация этого проекта переносится на полтора года вперёд, хотя уже всё было договорено. Причина - через полтора года выйдет новая версия системы, и они не хотели включать этот функционал в старую.

Через два дня они поправку отозвали - после того, как мы попросили объяснить, какова позиция министра в этой отрасли. Но сама по себе идея, когда департамент просто предлагает перенести что-то на полтора года, просто потому что им так удобнее, ненормальна.

Теперь про налоги. Действительно, в Украине, Белоруссии для IT-фирм ниже подоходный и социальный налог. В Беларуси это работает уже много лет. За дискуссией по поводу снижения налогов для IT-сектора в России я очень внимательно слежу. Есть точка зрения, что это опасная инициатива - она позволит фирмам, которые к IT никакого отношения не имеют, переквалифицироваться в «IT-фирмы» и платить меньше налогов.

В Белоруссии такого не видно – возможно, у них есть более эффективный государственный контроль над этим. В любом случае, за последние 10 лет Беларусь, которая была полной периферией в IT-секторе, стала одним из европейских лидеров. Там очень много стартапов, несмотря на то, что люди по-прежнему не очень хорошо говорят по-английски. Беларусь сейчас - как Эстония начала века (в смысле мирового имиджа). Когда ты говоришь, что твоя фирма белорусская - это, по сути, знак качества.

Как нам всё же не соскочить с этого поезда? Ну, кроме того, что менять сознание чиновников.

Мы работаем над этим. Тот закон, который мы приняли, на самом деле очень крут. Тут один стартап привлекает инвестиции, и если бы ещё действовал старый закон, то 52 человека должны были бы прийти к нотариусу в одно время и в одно место. Хоть один не придет, - всё, не судьба. Это же дикость! Такого быть не должно.

Есть вещи, которые совершенно определенно нас тормозят. Например, как работают банки. Мы и здесь меняем законы. Не факт, что это сработает, но в любом случае надо что-то делать. Люди на Марс собираются полететь, а в Эстонии происходят такие вещи. Я понимаю, что это вызвано событиями с Danske bank, но это очень сильно бьёт по конкурентоспособности Эстонии. Фирмы должны переезжать только из-за того, что им закрывают здесь счёт.

Согласно последним изменениям закона, банки обязаны объяснить клиенту, почему они не открывают либо закрывают счёт. Это действительно на что-то повлияет, или банки просто будут посылать людям отписки?

Я думаю, это шаг в нужную сторону. При наличии объяснения от банка ты сможешь обратиться в суд. Но они могут выбирать своих клиентов, и сказать, например, что вы не представляете для них интереса как бизнес - то есть могут вас не обслуживать. Надо ждать первых судебных решений, но я боюсь, что ничего хорошего для фирм там не будет.

Думаю, что банки смогут защитить свою точку зрения. Единственное, на что я надеюсь, - это то, что этот сценарий не будет последним и война продолжится.

Я надеюсь, что банки сделают выводы из происходящего и перестанут вести себя так, как они себя ведут. Понять их можно – есть риск, что какой-то из их клиентов действительно отмывает деньги. Но, с другой стороны, есть и политические риски. Мы хотим намекнуть, что когда-нибудь они могут и реализоваться, и лучше, чтобы изменения произошли раньше, чем это случится. Надеюсь, что банки понимают важность происходящего, и мы увидим более дружелюбную по отношению к IT-фирмам Эстонию.

Слушайте подкаст с Андреем Коробейником:

•В какие стартапы и сколько вкладывает Коробейник?

•Как ангельские инвесторы решают, в какие стартапы вкладывать деньги? Правда ли, что для этого достаточно 3-минутного питча?

•Каковы самые «горячие» области, в которых работают наиболее перспективные стартапы?

Серия подкастов о стартап-индустрии в Эстонии выходит при поддержке стартап-хаба Objekt и программы Startup Estonia.

Самое читаемое