Поделиться:
Mнения
Только для подписчиков

Что они смогут порешать?

Визит президента Керсти Кальюлайд в Москву для встречи с Владимиром Путиным, а не для разрезания ленточки в отремонтированном посольстве, конечно, не вызывает возражений сам по себе. Но вопрос, о чём два президента могут в четверг конструктивно поговорить, всё равно остаётся.

Опрос, проведённый агентством Kantar Emor накануне поездки Кальюлайд, свидетельствует о том, что большинство жителей Эстонии, независимо от национальной принадлежности, считают встречу полезной – всего 4% респондентов полагает, что Кальюлайд вовсе не следовало бы встречаться с Путиным. При этом «перечень приоритетов» возглавили в глазах респондентов три темы: оживление экономических отношений, договор о границе и ослабление военной напряжённости между двумя государствами.

Расхождений во взглядах эстонцев и не эстонцев здесь почти нет. Понятно, что они значительны по таким темам, как агрессия России в Украине (28% эстонцев и 11% русскоязычных соответственно), вмешательство России в демократические процессы в странах Запада (24% и 4%), права неграждан в Эстонии (6% и 40%) и положение с демократией в России 7% и 1%). В целом все эти темы посчитали важными от 22% до 5% опрошенных.

Экономика: мифы и реальность

Итак, если следовать «наказу народа», то президент Кальюлайд должна в первую очередь говорить об экономике. Но на высшем государственном уровне здесь можно обсуждать лишь глобальные межгосударственные вопросы, на этом уровне и решаемые. Например, проблему двойного налогообложения эстонских товаров, поставляемых в Россию.

Но, во-первых, после введения российских «контрсанкций» львиная доля эстонского экспорта туда оказалась под ними. Во-вторых, этот вопрос давно уже стали решать, что называется, явочным порядком, изыскивая возможности избегать двойного налогообложения. Преобладание среди сторонников этой темы русскоязычных респондентов над эстонцами (79% и 59%) свидетельствует о том, что тут подразумевается восстановление транзита.

В русскоязычной общине Эстонии широко распространено представление о том, что транзит, во-первых, был основой эстонской экономики, и, во-вторых, что его не стало в результате «бронзовых ночей». И то, и другое – мифы. Конечно же, разглагольствования тогдашнего премьер-министра Андруса Ансипа, о том, что, мол, транзит вообще не играл почти никакой роли, было не более, чем попыткой сохранить хоть какое-то пристойное выражение лица при очень плохой игре. Но основой экономики он в то время уже не был.

Что же касается «бронзовых ночей», то, согласно одному из законов формальной логики, «после этого» не означает «в результате этого». И ежу понятно, что события 26-27 апреля 2007 года ускорили процесс, сдав России отличные козыри для завершения игры. Но сам перевод транзитного потока на российские порты начался намного раньше, и просто так совпало, что именно к этому времени он стал уже возможным. А поскольку через Эстонию катали почти исключительно нефтяные бочки, то «того» транзита больше не будет, и вряд ли президенты смогут тут что-то существенное порешать.

Так что никаких прорывов в экономической сфере ожидать не следует. В этой сфере намного продуктивнее переговоры и сотрудничество экономических структур – как государственных (в лице, например, министерств), так и частных (если не ставить им палки в колёса). А это сотрудничество ведь никогда и не прекращалось. Хотя, конечно, встреча глав государств могла бы внести свежую струю.

Договор о границе: а ну, как Путин разыграется

Со второй темой, договором о границе, всё может быть намного интереснее. Договор давно подписан, и парламент Эстонии его ратифицировал в первом чтении, решив подождать, когда то же самое сделает российская Госдума. Та обещала, но так даже и не приступала, и не очень похоже, что собирается приступать. Но если договор о границе станет темой переговоров, то – почему бы не пофантазировать? Путин большой любитель поиграть с собеседником, что у него далеко не всегда, мягко говоря, выходит изящно.

А поэтому вполне можно представить себе, что российский президент воспользуется своими огромнейшими возможностями и прикажет Думе ратифицировать договор в кратчайшие сроки. А в Эстонии к власти сейчас приходит правительство, совершенно не склонное узаконивать этот договор – EKRE категорически против, «Исамаа», скорее, против, а премьер-министр Юри Ратас ровно по этой причине не станет спешить. До сих пор эстонская сторона всё время справедливо утверждала, что мы свой ход сделали, очередь за Россией. Вот этот наш козырь может быть Путиным к его великому удовольствию побит.

Очень ли важен договор о границе? С практических позиций не очень, во всяком случае, мы много лет живём без него и без всяких от этого факта последствий. Но с символической точки зрения он, конечно, чрезвычайно важен. Обычно Кремлю не так уж и важно, есть ли реальная причина для каких-то обвинений, но если она есть – а тут она будет – то грех не воспользоваться, когда время придёт.

Не стоит сбрасывать со счетов и желание российского руководства «разделять и властвовать». Стремление вносить смуту и раздоры в лагерь соперников (противников, «наших партнёров» - как вам будет угодно) подмечено давно и твёрдо.

Эстония до последнего времени была для официальной Москвы и кремлёвских политологов таким «мальчиком для битья». К Латвии почему-то относились помягче, хотя законы там пожёстче эстонских, ну, а в Литве не было проблемы безгражданства, да, впрочем, и вообще «соотечественников». Теперь же отношения с Литвой резко ухудшились в связи с заочным осуждением маршала Дмитрия Язова. Так почему бы не попробовать на этом фоне приголубить Эстонию, одновременно резко приструнив Литву?

Всё сказанное выше всего лишь предположения, не более того. По данным Postimees Керсти Кальюлайд намерена поговорить с Путиным о стремлении Эстонии стать временным членом Совета безопасности ООН и разъяснить ему взгляды ЕС на политику России и на выполнение Минских соглашений по Украине. По поводу членства в Совбезе – пусть это будет зондаж российской позиции, которая тут важна.

Но и тут Путин не может не запросить какую-то плату за благосклонность. Пусть не сразу, но в перспективе. Так что встреча важна не только с точки зрения установления какого-то контакта на высшем уровне на перспективу, но и для прояснения того, на что готовы стороны, и куда двинутся отношения – вперёд, назад или, что наиболее вероятно, останутся, где они есть.

Поделиться:
Самое читаемое