20 октября 2008 в 8:39

Экономика США: опять вперед, по замкнутому кругу

Несмотря на резкий рост безработицы, уровень занятости США пока остается относительно высоким. Это успокаивает тех, кто верит в возможность избежать экономического спада.

Дело вот в чем: незначительное сокращение уровня занятости означает, что доходы и, следовательно, расходы потребителей не изменятся в худшую сторону. Однако не стоит расслабляться: падение экономической активности неминуемо потянет за собой и рынок труда. На самом деле, как минимум две "устрашающих палки о двух концах" могут превратить плавное снижение в крутой штопор.

Во-первых, ослабление на рынке жилья может перейти на потребительские и капитальные расходы, что спровоцирует снижение объема экспорта и дальнейшее падение уровня занятости, которое, в свою очередь, приведет к усилению давления на доходы, потребителей и их кредиторов. Второй порочный круг идет от ужесточения кредитных условий до ослабления экономики и снижения кредитоспособности, что, соответственно, снижает желание выдавать кредиты. Эти два заколдованных круга толкают экономику к краю пропасти. Таким образом, сейчас следует думать не о вероятности спада, а о том, насколько глубоким и продолжительным он окажется. В этой ситуации, действия, подобные предложенному Акту 2008 года о чрезвычайной экономической стабилизации (Emergency Economic Stabilization Act of 2008 (EESA)), могут уменьшить, но не исключить риски снижения, связанные с упомянутыми факторами. На самом деле, суть так называемого плана освобождения от проблемных активов (Troubled Asset Relief Plan) заключается во вливании капитала в финансовую систему для ослабления кредитного кризиса. Конечно, возникают юридические вопросы реализации подобного плана, который подразумевает довольно агрессивные действия. Но, возможно, сочетание слабой экономики и парализованных финансовых рынков заставит законодательную власть пересмотреть план. Однако теперь, когда план принят, политики и инвесторы могут обратить свое внимание на проблемы внутренней и внешней экономики, и обратиться к мировой политике в поисках их решений.

Расхождение между данными по занятости и безработице . Безусловно, если верить платежным ведомостям, то уровень занятости почти не изменился. Количество рабочих мест за август сократилось всего на 0,4% или на 605 000 от предполагаемого циклического максимума, достигнутого в декабре прошлого года. Для сравнения, в период спадов 1990-91 и 2001 годов уровень занятости по платежным ведомостям за восемь месяцев упал на 1,3%, а в первые восемь месяцев шести предыдущих спадов - в среднем на 1,7%. Рассчитываемый иным образом уровень безработицы, напротив, вырос в соответствии с динамикой последних шести спадов, а именно, на 1,4% только за последний год.

Безусловно, большая часть недавнего роста уровня безработицы, скорее всего, связана с увеличением количества людей, находящихся в поиске работы, однако, это наводит на мысль о том, что экономика и рынки труда в действительности могут быть намного слабее, чем показывают данные по ВВП и уровню занятости по платежным ведомостям. Изменение практических методов. В самом деле, предыдущие методы оценки, связывающие изменения уровня безработицы и экономический рост, указывают на то, что экономика за последний год должна была снизиться примерно на полпроцента, в то время как по нашим расчетам она выросла приблизительно на ?%. Наиболее известным методом является правило Окуна, которое эмпирическим путем устанавливает обратную зависимость между ростом и уровнем безработицы. Экономист Артур Окун пытался опытным путем привести устойчивый или потенциальный рост экономики к уровню безработицы в 4%, который считался соответствующим ?полной занятости?. Экономисты зачастую истолковывают эту закономерность в противоположном смысле, определяя, насколько может вырасти уровень безработицы в период спада.

По расчетам за последние 60 лет, исходя из этого правила, можно предположить, что экономика может ежегодно расти приблизительно на 3,4% без изменения уровня безработицы; рост ниже этого значения должен вызывать увеличение уровня безработицы. Исходя из наших текущих расчетов сокращения ВВП примерно на полпроцента в настоящем квартале, эта зависимость означает, что уровень безработицы сейчас должен составлять приблизительно 5,6%, в сравнении с фактическим значением 6,1%. Иначе говоря, рост уровня безработицы свидетельствует либо о большем ослаблении экономики, чем признается официальными данными, либо о значительном изменении зависимости, либо и о том и о другом. Конечно, пересмотры официальных данных в сторону понижения будут свидетельствовать о более значительном ослаблении экономики, однако основной причиной этого несоответствия является то, что зависимость в правиле Окуна с течением времени изменилась. По всей видимости, изменилась сама зависимость между безработицей и экономикой за последние два десятилетия.

Этому способствовали четыре фактора. Во-первых, беспрецедентный порядок приема на работу в американских корпорациях в первые три года текущей экспансии скорректировал излишки найма, возникшие в годы появления мыльных пузырей. Чтобы выявить эти излишки понадобилась небольшая рецессия 2001 года, а медленное восстановление продлило процесс нормализации и заставило компании воздержаться от найма новых сотрудников до наступления полного выздоровления. Важно то, что это медленное возрождение, возможно, изменило динамику отношений между занятостью и экономикой, увеличив традиционный разрыв между восстановлением объемов производства и возобновлением найма рабочей силы.

Следовательно, уровень занятости по платежным ведомостям после 36 месяцев экспансии был чуть выше циклического минимума, в сравнении с типичным 9-процентным увеличением в периоды последних экспансий и 4,3-процентным ростом в период ?восстановления уровня безработицы? в начале 90-х гг. В результате, среднегодовой рост производительности составил 3.6%. Рост уровня занятости в следующие три года заметно оживился - с нуля до 1.5% в год. Это улучшение, как ни странно, спровоцировало разговоры о неточности данных, а также опасения долговременного сокращения роста производительности, которые оказались безосновательными. Суммируя эти два миницикла, можно сказать, что экспансия занятости со времени спада 2001 года оставалась явно ниже среднего. Во-вторых, благодаря переходу к более стабильным сферам услуг, экономика и занятость стали менее цикличными. Уровень занятости в частном секторе услуг стабильно составлял 55% от общего уровня занятости по платежным ведомостям в частном секторе на протяжении большей части 50-х гг., хотя и начал расти к концу десятилетия. Спустя пятьдесят лет эта доля составляет 81,4%. Хотя многие индустрии услуг, например, авиалинии, оптовая и розничная торговля, информационные технологии и финансовые услуги, носят такой же цикличный характер, как и некоторые отрасли производства, здравоохранения, образования и организации досуга, составляющие вместе 35% рабочих мест в частном секторе услуг, они намного стабильнее.

В-третьих, компании смогли добиться гибкости рабочей силы и сократить полную занятость, нанимая временных сотрудников или на неполный рабочий день. Быстрый рост отчислений на соцобеспечение сделал полную занятость менее привлекательной и, возможно, усилил тенденцию к понижению количества рабочих мест на производстве. В-четвертых, более открытая, зависимая от остального мира экономика, а также аутсорсинг и оффшоринг, как ее непременные составляющие, изменила динамику внутреннего найма рабочей силы. Прямое воздействия оффшоринга на занятость в США составляет примерно полпроцента. Что же касается косвенного воздействия, которое стимулируется непрерывным образованием глобальных каналов поставок, способствующих перераспределению производительности и занятости во всем мире, то оно, вероятно, имеет большую значимость. И, наконец, долгосрочная зависимость между безработицей и экономикой, возможно, и далее будет изменяться поскольку стареющее и медленно растущее население снижает процент участия в рабочей силе. Вывод: несмотря на пока еще умеренное снижение уровня занятости по платежным ведомостям, замедление экономического роста, влекущее за собой снижение доходов и рост безработицы, может все изменить.

Однако изменение зависимости между уровнем занятости и ВВП с течением времени, включая увеличение традиционного разрыва между экономическим спадом и снижением темпов найма рабочей силы, затрудняет построение параллелей. Возможно, сложившийся в последние годы порядок приема на работу ограничит масштабы ожидаемого снижения уровня занятости по платежным ведомостям. Назад, к монетарной политике? В свете обозначенных обстоятельств, кредитно-денежные меры, направленные на разрыв порочных связей, крайне важны для определения того, насколько глубоким и продолжительным будет этот экономический спад. Предложенный Акт о чрезвычайной экономической стабилизации (EESA), вероятно, смягчит кредитный кризис, частично заменив дальнейшее монетарное ослабление.

Admiral Markets со ссылкой на Morgan Stanley

Autor: Admiral Markets

Самое читаемое