21 марта 2012
Поделиться:

Квартирные аферы Ильвеса

"На фоне того, что президент Т. Х. Ильвес предпочел лечиться за деньги налогоплательщиков в Финляндии, уместно вспомнить о делах 1995 года...

1995 год был для них обоих в личном плане крайне удачным: они улучшили свои жилищные условия и приобрели квартиры на Тоомпеа.  Примечательна схема, как у них это получилось.

Весной 1995 года в управу Кесклинна обратилась фирма AS Levicom. Суть просьбы была в том, чтобы признать квартиры по адресу Кирику пыйк, 4, рядом с Домом Стенбока (где ныне размещено правительство ЭР), помещениями Levicom как работодателя. Тогда фирмой Levicom руководил нынешний депутат от IRL Тынис Пальтс. Следует отметить, что общая площадь дома с квартирами для Levicom составляла 1000 кв. м.

В качестве работников Levicom, которым требовалось жилье, были представлены Ильвес и Кросс. На самом деле Ильвес в этом время был послом ЭР в США и Мексике, а Кросс координировал эстонскую разведку. Насколько известно, никто из них никаких связей с телекоммуникационной фирмой AS Levicom не имел.

Однако Пальтс представил Ильвеса и Кросса как своих работников. Договор об аренде между AS Levicom как работодателем и Т.Х. Ильвесом как ее работником о пользовании квартирой 9 в доме 4 по Кирику пыйк был заключен 26 августа 1995 года. С Э.Н. Кроссом аналогичный договор по поводу квартиры 8 в этом же доме был заключен 24 августа 1995 года.

Через некоторое время обе квартиры были вычеркнуты из списка квартиры работодателя, и путь к при(х)ватизации был свободен. Спустя несколько месяцев, в ноябре1995 года, Ильвес приватизировал квартиру 9 по адресу Кирику пыйк, 4 общей площадью 81,7 кв. м за приватизационные ценные бумаги (EVP, «желтые карты») и в сделке его представлял Тынис Пальтс.

Через несколько месяцев Кросс приватизировал квартиру номер 8 общей площадью 108 кв. м – и тоже за приватизационные бумаги.

Как Ильвесу удалось приватизировать квартиру по EVP – непонятно, ведь его трудовые годы прошли на Западе.

По самым скромным подсчетам, эти два лица приобрели квартиры на Тоомпеа примерно в 100 раз дешевле их тогдашней истинной цены. А уже через 10 месяцев Ильвес решил квартиру продать.

Примечательно, что в этой сделке его представлял Э.Н. Кросс. Покупателем был некто Маркус Педрикс, а его уполномоченным… Тынис Пальтс. Так, посредством «танкиста» Ильвеса, нынешнего президента Эстонской Республики, приватизированная квартира вернулась обратно к Тынису Пальтсу.

Квартира Кросса поменяла владельца весной 2011 года (какая по счету это была смена – неизвестно). Новым владельцем, как утверждается, стал член семьи из бизнес-элиты, находящейся на вершине списка 500 богатейших в Эстонии. Имя не публикуется по причине того, что речь идет о сделке двух лиц, что может быть использовано Инспекцией по защите данных против газеты. Kesknadal имя известно. Это семейство представлено в нынешнем составе Рийгикогу.

18 июня 2010 года президент Ильвес через своего пресс-секретаря Тоомаса Сильдама сообщил в Aripaev: «Нынешний президент тогда не стал владельцем квартиры. Ильвес приобрел данную ремонтировавшуюся тогда недвижимость у принадлежащей знакомому фирмы с искренней целью обустроить себе квартиру. Обстоятельства приватизации квартиры ему известны не были. Позже, когда выяснилось, что расходы на ремонт объекта превышают финансовые возможности Т.Х. Ильвеса, он продал данную площадь обратно. Площади, запланированные для депутатов, были распределены между другими приватизаторами».

Больше пояснений со стороны президента относительно квартирной аферы не было.

В свете вышесказанного, пояснения Сильдама выглядят более чем неубедительно. Противоречие уже в том, как президент смог продать квартиру «по цене покупки», если он не был даже ее собственником? Продавать же может только собственник.

А «цена покупки» означает всего-навсего 7300 крон, а не 1,9 миллиона, за которые президент, по данным СМИ, эту квартиру продал.

В-третьих, о какой искренности мы говорим? Были ли Кросс и Пальтс управляющими президентской квартирной аферой или президент с самого начала был с ними в доле?

Сильдам утверждает, что Ильвес, ничего не подозревая, приобрел квартиру у Levicom. Но ведь Levicom представил Ильвеса именно как своего работника, который должен был получить квартиру у работодателя. А потом, когда операцию провернули, Пальтс попросил вычеркнуть квартиру из списков помещений работодателя.

Со стороны управы Кесклинна с Ильвесом был сначала заключен договор аренды, после чего ему была предоставлена возможность ее приобрести за «желтые карты» на основании нотариально заверенного договора купли-продажи. Другой вопрос: откуда у Тоомаса Хендрика Ильвеса, который ни дня не работал в Эстонии, эти приватизационные бумаги?

Все же, высказывания Сильдама в Aripaev достойны большего внимания, потому что он лжет несколько раз.

Во-первых, Сильдам утверждает, что «нынешний президент тогда не стал собственником квартиры». Стал! В распоряжении Kesknadal имеется договор купли-продажи от 23 ноября 1995 года, согласно которому Т.Х. Ильвес был покупателем квартиры, следовательно, стал ее собственником.

Во-вторых, по словам Сильдама, Ильвес приобрел жилплощадь «из искренних побуждений». На самом деле, его представили как работника Levicom, так что ни о какой искренности речи нет. Поскольку Сильдам передавал информацию от лица президента, следовательно, лжет президент. В этом деле это, видимо, самый большой грех – потому что первое лицо государство не может себе такого позволить. У президента не должно быть двойных стандартов.

К сожалению, именно так идут дела в современной Эстонии. Президенту Ильвесу и бывшему координатору разведки Кроссу в Эстонии действительно жить хорошо – при поддержке «независимой» прессы, которая боится потребовать объяснений и ответственности от высоких чиновников в отношении их участия в явно коррупционных схемах. Почему бы не до конфискации имущества, как это сделали с десятками тысяч граждан Эстонии в случае с вынужденными квартиросъемщиками.

Autor: Ирина Бреллер

Поделиться:
Самое читаемое