Элийза Матсалу • 2 сентября 2015

Пало: в правительстве я была чужой

Фото: Eiko Kink

При формировании правительства уже изначально была сделана ошибка: Партию реформ нужно было оставить в Рийгикогу, убрав из правительства, считает Урве Пало, покидающая кресло министра предпринимательства.

В интервью газете Aripaev она рассказывает, что пошло в только что созданном правительстве не так и что заставило её уйти в отставку.

Что стало последней каплей, приведшей к вашему уходу?

Думаю, что это было разразившееся весной обсуждение отмены налоговых льгот для гостиничных предприятий и повышения акциза на топливо. Со стороны Министерства экономики я привела анализы и причины, почему этого нельзя делать, по крайней мере, в первоначальном виде, но ко мне никто не прислушался. Я почувствовала себя чужой в правительстве. Поняла, что мы говорим на разных языках.

Для работы в команде мне нужна мотивация и какая-нибудь крупная цель, ради которой работать. Это особенно важно при работе в команде, где сложилась не очень хорошая атмосфера и где все пытаются подставить друг другу подножку. Я не нашла причин, ради которых могла бы терпеть это. Я уже в начале лета решила, что не хочу быть в одном правительстве с Партией реформ, но я хотела знать, что думает партия в целом. Поэтому ждала до заседания собрания.

То есть, принимая портфель министра, вы уже сомневались, что задержитесь надолго?

Сомнения только усилились. Поведение премьер-министра во время обсуждения льготного налога с оборота и повышения акциза на топливо укрепило меня в мысли, что мне трудно акцептировать данное правительство.

Вступая в должность, вы верили, что трёхголовая коалиция продержится?

Если честно, то с самого начала я была за создание другого правительства. Я сказала реформистам, что не хочу больше «уверенно вперед!» К сожалению, для обновлений не хватило смелости и родилось то, что родилось. Увидев состав правительства, пришедшего после подписания коалиционного соглашения, я сказала членам своей фракции, что мы не должны голосовать за этого премьер-министра.

Чем вам не нравился состав?

Было несколько вещей, но последней каплей был Юрген Лиги в качестве министра образования. Это было некрасиво по отношению к социал-демократам. Видно, что премьер-министр посадил везде своих близких друзей. Министры назначались не по тому, в какой области они специалисты, а по тому, кто чей друг.

Как вы отнеслись к тому, что замешанный в денежном скандале Кристен Михал стал министром экономики?

Разговоры о том, что Михал хочет вернуться в Министерство экономики, начались уже в январе, а позднее несколько источников подтвердило, что он уже видит себя в кресле министра. Так что это не было для меня неожиданностью.

Между вами напряжённые отношения.

Ну да.

Из-за чего у вас с Михалом возникла несколько дней назад перепалка?

Он врал, и я спросила, почему он это делает. Я сказала ему, что некрасиво перекладывать ответственность с себя и Партии реформ на чужие плечи.

Я уверена, что, заступая на должность, Михал был в курсе происходящего в Tallinnas Sadam, ведь следствие началось в январе, а полиция безопасности составляет для министров информационную справку о своих делах. Утверждение Михала, что он располагал той же информацией, какая была у меня, и что год назад он принял бы другие решения, неправда. Когда составляли справку для меня, не было ещё конкретных подозрений и обвинений.

Вам кажется, что Партия реформ пытается уйти от ответственности?

Это очевидно. Уже десять лет Партия реформ управляет советом Tallinna Sadam.

Председатель совета Tallinna Sadam Ремо Холсмер располагал той же информацией, что и я. Совет избирает и утверждает правление, в котором Партия реформ имеет преимущество голосов. В прошлом году я посоветовала Холсмеру серьёзно отнестись к конкурсу на должность члена правления и взвесить смену правления. Также я посоветовала не продлевать срок полномочий Кийля и Кальюранда. Но Холсмер сказал, что конкретных обвинений нет, тендер на закупку паромов ещё не завершён и поэтому нет смысла менять правление.

В прошлом году после создания коалиции у социал-демократов и реформистов ушло несколько месяцев на утверждение советов госпредприятий, поскольку возникли споры в отношении Tallinna Sadam. Мы знали, что мне нужно будет проводить тендер с Tallinna Sadam и поэтому социал-демократы хотели сами контролировать компанию. После продолжительных споров мы сдались, чтобы можно было продолжить работать. Тот же сценарий повторился в этом году.

Почему вы назвали Михала пособником Леэдо?

(Улыбается) Я не хочу это больше комментировать, время покажет.

Юхан Партс также пытался убрать Аллана Кийля и Айна Кальюранда из правления Tallinna Sadam, но тогда вмешался Нейнар Сели. Какое влияние министры вообще имеют на советы?

На самом деле не очень большое. В Tallinna Sadam слово всегда остаётся за Партией реформ, ведь их представителей больше. Я сделала всё, чтобы повлиять на решение Ремо Холсмера о замене правления. К сожалению, он решил продлить полномочия Кийля и Кальюранда.

Недавно Нейнар Сели сказал в газете Postimees, что нужно пересмотреть также расходы Estonian Air и Eesti Energia.

(Смеется) Да, я слышала. Во-первых, я уверена, что полиция безопасности как раз этим и занимается, ведь ведущие госкомпании должны быть под чьим-то сторонним присмотром, а министры с проверками туда не наведываются.

Заявление господина Сели, мягко говоря, странное. Кажется, что он хочет умалить произошедшее в Tallinna Sadam, крича: «Что вы тут проверяете? Смотрите, что у других творится!» А что творится у тебя? Подобные призывы не делают произошедшее в Tallinna Sadam менее значительным и не снимают ответственности с председателя совета.

Раньше вы сказали, что предпочли бы другое правительство. Какое?

Центристская партия, IRL, Свободная партия и социал-демократы.

Но ведь в таком правительстве было бы больше разных мнений?

Там тоже было бы непросто, но по мировоззрению данная коалиция мне ближе и могла бы больше сделать для Эстонии. Партия реформ была долго у власти и выбила в камне слишком много догм. Думаю, им пойдет на пользу провести некоторое время просто в Рийгикогу, не у власти

Подходит ли для сотрудничества возглавляемая Эдгаром Сависааром Центристская партия?

А что, возглавляемая Райном Розиманнусом Партия реформ лучше? Я не даю оценок, смотрю по мировоззрению и тому, что можно сделать для Эстонии.

По словам Евгения Осиновского, коалиционное соглашение с социал-демократами было улучшено, но вы посчитали, что их точки зрения несовместимы. Что выигрывают социал-демократы, оставаясь в правительстве?

Мы можем что-то сделать, но с моей точки зрения слишком мало. В коалиционном соглашении можно найти тезисы из программы социал-демократов, но основная картина не меняется, что стало для меня проблемой.

Перед вступлением в должность вы сказали, что у вас большие планы, как сделать из предпринимателей главных помощников государства. Не стала ли отставка признанием поражения?

Я так не думаю. Наоборот, я горжусь, что осталась верной своим принципам. За пять месяцев мы успели сделать многое. Надеюсь, что я смогла внедрить в министерство мышление, что предприниматели и есть лучшие помощники государства. Я не хочу сказать, что до сих пор было иначе, но нужен был толчок.

Конечно, мне жалко уходить. Сегодня на собрании руководителей подведомственных учреждений и отделов я попросила прощения, что в какой-то степени подвела их. Если бы у меня была возможность работать дальше в Министерстве экономики вне политики, тогда меня бы вынесли из министерства только ногами вперёд. Мне тут нравилось. К сожалению, роль политики слишком велика.

Самое читаемое