• Поделиться:

    "Пострадавшие от канализации"

    Фото: PantherMedia/Scanpix

    Инвестор в Tallinna Vesi крайне недоволен тем, что банки, биржа и государство не защитили инвесторов в Tallinna Vesi от потери денег. И купил акции этой компании.

    12 декабря Государственный суд вынес решение по делу Tallinna Vesi. Водоканал проиграл спор Департаменту конкуренции, и теперь не имеет права требовать, чтобы тарифы на воду соответствовали тем, что были указаны в договоре о приватизации.
    После того, как было сделано биржевое сообщение, и торги по акциям водоканала возобновились, произошло резкое падение акций. Например, пенсионный фонд L банка LHV продал все бумаги Tallinna Vesi, что у него были.
    Но были и инвесторы, которые, наоборот, акции купили. Так, компания Ostway OU приобрела после возобновления торгов 24 857 акций.
    ДВ расспросили члена правления этой компании Евгений Базарова, зачем он это сделал. Комментарий Базарова - ниже.
    Евгений Базаров, член правления Ostway OU:
    "Эстонский рынок ценный бумаг крайне скудный, малоликвидный и ограниченный. По объективным причинам. У нас нельзя купить большие объёмы акций и через секунду продать. Более того, когда ты торгуешь большие объёмы, то можешь осуществить сделку не сразу, а отстояв в публичной очереди. Это нужно понимать.
    В феврале Swedbank выпустил пресс-релиз, в котором написал, что справедливая цена акций Tallinna Vesi - 12 евро (12,6 евро - ДВ). Рынок знал, что идёт судебный спор (очень хорошо, кстати, что он шёл цивилизованно). Эстонскому рынку, этому недоразвитому малышу, был дан сигнал мощным игроком. Рынок отреагировал - и упал до 12 евро (цена на 10 июля: 12,2 евро - ДВ).
    К тому же, летом Tallinna Vesi выплатила дивиденды размером 56 центов на акцию. Если посчитать обратным счётом, то как раз и получается цена акций 12 евро.
    Перед судебным иском цена крутилась как раз в районе 12 евро.
    Госсуд выносит своё решение, и происходит какая-то паника. Биржа попыталась её как-то предотвратить, но ей это, мягко говоря, не удалось. Кто-то, видимо (я не знаю, кто) выпустил очередной пресс-релиз, в котором назвал целевую цену 7 или 8 евро. На мой взгляд, это похоже на преступление.
    Новость о том, что решение Государственного суда может быть проигрышным для водоканала, рынок уже отыграл. И всё равно происходит падение.
    Ни город, ни компания, ни банки, ни биржа ни разу не попытались защитить простых инвесторов. И никто об этом не говорит, все молчат. Боятся, что-ли? Лично я подумываю о том, чтобы инициировать судебные иски. Вплоть до того, чтобы собрать обманутых вкладчиков. Придумать какое-нибудь весёлое название, вроде "Пострадавшие от канализации".
    То, что на рынке возникла паника - это логично, ибо среди держателей акций много непрофессиональных инвесторов. Кто-то же покупал акции за 20, 30 евро. Такому стилю мышления нужно только апплодировать. Имея скромные доходы, люди всё равно находят деньги, чтобы вложиться в компанию и поддержать её. Это же позитивно и для самой компании и для правительства и для города и т.д.
    После опубликования решения Госсуда цена акции Tallinna Vesi упала до 9 евро. У нас что, коллапс в стране? Прорвало канализацию? Город залит фекалиями? Вы запаха не чувствуете? Вопрос риторический, конечно.
    Лично я считаю, что банки обязаны были выпустить до суда пресс-релизы, описывающие реально положение вещей. Я недавно прочитал, что судебное разбирательство длится с 2011 года! Если это правда, то... Ребята, это не серьёзно.
    На банки никакой надежды нет. Видно, что в этике их поведения нет корректности и ответственности по отношению к деньгам вкладчиков. Это видно по их аналитическим отчётам. Впрочем, слово "аналитическим" я бы взял в кавычки.
    Пример. Казино Olympic, как правило, платило дивиденды размером 10 центов на акцию. В прошлом году они выплатили 15 центов на акцию потому что они построили отель Hilton и продали его. Swedbank сделал прогноз, что и в этом году дивиденды составят 15 центов. Я спросил их: "Почему?". И аналитик банка мне ответил (для аналитика это просто позор): "Ну, они же в прошлом году заплатили 15 центов". То есть, однократный характер прошлогодних дивидендов стал для него откровением. Головные офисы Swedbank и Olympic находятся на одной улице. Ну, вы бы сходили, прогулялись разок, что-ли.
    Что касается Tallinna Vesi, то в акции этой компании я в своё время заходил по 6-8 евро. После судебного решения я покупал акции партиями по 7-10 тысяч. Цена была 8,7-9 евро, а цена последних 10 тысяч акций была, кажется, 9,30-9,40 евро. Я считаю, что справедливая цена и есть в районе 12 евро.
    Пока буду стоять в этой бумаге. Это дивидендные деньги. Физиологические потребности в виде воды и горшка нам нужны на протяжении всей нашей жизни. А в сфере воды, отличие от электричества, невозможно организовать так, чтобы было много частных компаний. Следовательно, эта компания не может стать банкротом никогда. Разве что в будущем возникнут технологии, где всё это будет делаться автономно для каждого хозяйства".
    Поделиться:
  • Самое читаемое
Статьи по теме

ФРС на пути сокращения стимулирования
Все больше представителей Федеральной резервной системы ожидают первого повышения процентной ставки в 2022 году. Председатель центробанка Джером Пауэлл говорит, что центральный банк США может «легко продвинуться вперед», объявив о сокращении в ноябре.
Все больше представителей Федеральной резервной системы ожидают первого повышения процентной ставки в 2022 году. Председатель центробанка Джером Пауэлл говорит, что центральный банк США может «легко продвинуться вперед», объявив о сокращении в ноябре.
Передовая ДВ: неожиданно как снег зимой
Актуальность темы роста цен на электричество не спадает. За последние 2 недели мы побили все рекорды, и политики, наконец, забегали: начали писать письма, вносить рацпредложения. Вот только нынешнее повышение цен было столь же неожиданным как снег зимой.
Актуальность темы роста цен на электричество не спадает. За последние 2 недели мы побили все рекорды, и политики, наконец, забегали: начали писать письма, вносить рацпредложения. Вот только нынешнее повышение цен было столь же неожиданным как снег зимой.