Битва за дрон: академия воюет с предпринимателем

ректор ELA Яануса Якименко  Фото: MARGUS ANSU
Койт Бринкманн • 26 ноября 2018 • 9 мин
Поделиться:
Новости
Только для подписчиков

Осуществлённое Эстонской авиационной академией (Eesti Lennuakadeemia) на средства европейской дотации научное исследование привело к распре – начато два уголовных дела, не исключена и подача иска против академии.

Спор сводится к следующему: кому принадлежит результат заказанного Instigo Eesti OÜ, стоившего 600 000 евро европейских денег исследование и найденное в ходе его новое решение дрона вертолёта? А также двое членов исследовательской группы Eesti Lennuakadeemia (ELA) перешли вместе с полученными разработками в другую фирму или нет?

Более года назад фирма-стартап Hepta Group Airborne OÜ презентовала дрон вертолёт с бензиновым двигателем, способным пролететь до 600 километров и который с успехом можно использовать для наблюдения за линиями электропередач. Этой весной предприятие выиграло тендер Elektrilevi на осуществление регулярных облётов электросети в Ляэнеском регионе.

Теперь же выяснилось, что владельцем вертолёта считает себя вовсе Instigo Eesti OÜ, известная в авиационных кругах фирма, принадлежащая Анти Пурре. Например, вертолёты AgustaWestland для Департамента полиции и погранохраны были куплены именно при его содействии.

Евросубсидия и договор с авиационной академией

Начнём богатую деталями историю дружбы-бизнеса с 2016 года, когда целевой фонд Archimedes поддержал Instigo Eesti суммой в более чем 430 000 евро. Для получения субсидии действующая в военной области компания Instigo Eesti OÜ подала совместную заявку, в которой участвовала также фирма Reach-U AS. Их целью было изучение использования беспилотных самолетов в сборе данных геоинформации и дальнейшей обработки этих данных. Научные партнёры были найдены в Эстонской авиационной академии. Instigo Eesti c партнёрами добавили к евросубсидии ещё 150 000 евро собственных средств.

Исследования начались летом 2016 года и, по словам ректора ELA Яануса Якименко, в них были задействованы и вертолёт Gaui GX-9, принадлежащий фирме Flaperon OÜ, двух членов исследовательской группы Сийма Хееринга и Сийма Марипуу, и небольшие вертолёты, принадлежащие академии.

Разногласия возникли уже в процессе исследования

В начале этого года ELA передала заказчику итоги прикладного исследования. «Instigo результатами осталось недовольно, поскольку ни одного готового вертолёта не было передано. Передали отчёт о ходе исследования и связанные с ним файлы», – сказал Якименко, утверждая, что ни одного аппарата-предмета исследования в ходе работы не было ни продано, ни передано третьим лицам.

Глава Instigo Eesti Анти Пурре другого мнения. «Во время проведения прикладного исследования я обнаружил, что исследовательская группа представила общественности результаты их работы на тот момент от имени предприятия Flaperon OÜ», – сказал он. Обращение к договорному партнёру ELA, по словам Пурре, оказалось напрасным, там ответили, что мы ошибаемся.

По разъяснениям Пурре, в ходе исследования вертолёт Gaui был модифицирован так, что от оригинала осталась только рама и мотор, и фактически возникло решения нового вертолёта. К сожалению, ELA отказывается предоставить Instigo информацию о расчётах, сделанных на основе актов, подписанных академией и исследовательской группой и оплаченных Instigo Eesti, а также не даёт никакой информации о конечном результате работ, сказал Пурре.

«Деньги в сумме 600 000 евро взяли с великим удовольствием, с таким же удовольствием могли бы поделиться полученными результатами. Сейчас Instigo Eesti в результате исследования никакой прибыли не получила, но похоже, что кто-то всё-таки получил», – заметил Пурре.

В январе предприятие обратилось в полицию с заявлением о подозрении на совершение преступления, на основании которого начато уголовное дело по статье о неправомерном разглашении коммерческой тайны.

Параллельно подготовлен похожий иск

По словам Пурре, иск им подан с целью выяснения подоплёки совпадения двух очень похожих решений дронов вертолётов, по поводу чего ни ELA, ни Flaperon, ни Hepta ответов по существу не дают. Не исключает Пурре и подачи гражданского иска.

Входящий в круг собственников Flaperon, а также Hepta Group Airborne, Сийм Хеэринг говорит, что распря началась, когда Instigo Eesti захотела в обход ELA завладеть интеллектуальной собственностью, использованной в ходе работы над проектом летательного аппарата, и ввести Анти Пурре и Эйко Кеэмана в качестве членов исследовательской группы во вновь создаваемое предприятие.

«Не вдаваясь в детали, скажу, что предложение это нам показалось смехотворным», – говорит Хеэринг. По его мнению, Пурре и Кеэман добиваются получения результатов разработок, которые им не принадлежат. «Всё дело в злонамеренных личных целях. Предмет спора – дрон бензовертолёт целиком и полностью на законных основаниях принадлежит Hepta Group Airborne OÜ», – утверждает Хеэринг.

Руководитель и один из собственников Hepta Group Airborne Хенри Клеммер добавил, что у них имеется договор купли-продажи, согласно которому Пурре и Кеэман хотели приобрести вертолёт. «Непонятно, как одни и те же люди утверждают, что их имущество своровано и одновременно пытаются это же имущество официально у кого-то купить», – удивляется Клеммер.

В исследовательскую группу, созданную при ELA, входили ещё Сийм Хеэринг, Сийм Марипуу, Марек Лентсиус, Руян Саар и Эйко Кеэман.

Первые четверо связаны и с Hepta Group Airborne. Кеэман же поддерживает позицию заказчика исследования – Instigo Eesti.

«Обнаружил в октябре 2017 года, что дрон попал не в те руки и с этой информацией пришёл к ELA и к заказчику. После чего у ELA попал в список «плохих», а для второй стороны я «хороший», так как обнародовал важную информацию», – рассказал Кеэман, который многие годы вместе с Хеэрингом и Марипуу разрабатывал дроны в фирме Rohelohe OÜ. На сегодня их отношения тотально испорчены.

Авиационная академия тоже подала судебный иск, который, по данным Äripäev, требует расследования деятельности Кеэмана. Прокуратура подтвердила открытие уголовного дела по статье мошенничество, отметив, что в качестве подозреваемых ещё никто не допрошен.

Кеэман рассказал, что ELA в присланном ему э-мейле выражает непонимание того, почему он, как субподрядчик ELA нелоялен к академии, а поддерживает заказчика исследования. «Согласно моей шкале ценностей, и по моему убеждению Instigo Eesti права, так как переданные материалы исследования бессодержательны, и выбирая сторону спорящих, я не могу идти против совести», – прокомментировал Кеэман.

По словам ректора ELA Якименко, сторонам уже в начале проекта на собрании было разъяснено, что это прикладное исследование, результаты которого могут быть и негативными.

Пурре отозван из Академии Совета советников

Разгоревшаяся ссора привела к тому, что министр образования отозвал из Совета советников авиационной академии главу и владельца Instigo Eesti Анти Пурре. Ректор Якименко отметил, что «ситуация, при которой член Совета распространяет об академии порочащую её ложную информацию и использует свои позиции, чтобы работать против академии в собственных бизнес-интересах, не только неэтична, но и исключает дальнейшее сотрудничество».

По словам Пурре, весьма прискорбно, что недовольство передачей результатов исследования рассматривается ELA как деятельность, направленная против неё. «На протяжении всего времени, что я был советником, Совет, насколько мне известно, не занимался тематикой прикладных исследований, и при моём участии эта тема среди советников не поднималась», – заверил он. Не согласен Пурре и с тем, чтобы он как-либо выступал с позиции советника ELA или, чтобы из-за этой позиции он не мог себе позволить высказать своё мнение, как представителя Instigo Eesti.

Задним умом Пурре, по его словам, понимает, что с большой очевидностью уже в апреле-мае прошлого года можно было понять, что дело «пахнет» нарушением договора, причём не впервые, и на самом деле надо было привлекать юристов и остановить исследование вплоть до получения ясности. «В положении, когда осуществляющая исследование сторона по знаниям по сравнению с заказчиком находится в супер-позиции, и всё связано с возникновением коммерческой тайны, по части доверия надо быть намного осторожнее», – заметил Пурре.

Мы дрон-вертолёт разработали сами

Руководитель и один из собственников Hepta Group Airborne OÜ Хенри Клеммер утверждает, что разработки Hepta и прикладные исследования ELA между собой не связаны.

Кооментарий Клеммера:

«Hepta Group Airborne OÜ самостоятельно разработала обсуждаемый дрон вертолёт, IP принадлежит Hepta, и я не у кого не крал чужой интеллектуальной собственности. Разработки Hepta и прикладные исследования ELA не связаны между собой. Члены команды проектировщиков прикладного исследования – собственники Hepta Group Airborne OÜ. Мы одно предприятие и одна команда. Сообща мы осуществляли работы по развитию и обслуживанию клиентов уже с 2015 года. К проекту членов нашей команды привлекли именно потому, что эти люди являются экспертами с практическим опытом в строительстве дронов.

Все работы по развитию Hepta финансируются из средств самих участников, кредитов финансовых учреждений, инвестиций и пособий различных поддерживающих предпринимательство организаций. В число этих организаций не входят ни Instigo Eesti, ни ELA, ни Archimedes SA.

Создаётся впечатление, что в ходе работы над проектом в членах нашей команды и в их работе заметили большой потенциал. Команде сделали предложение присоединиться к предприятию Hoverscan, исполнительным руководителем которого был назначен Эйко Кеэман, а соучредителем был Анти Пурре. Предложение сводилось к тому, что все разработки и ещё разрабатываемая интеллектуальная собственность должна перейти к Hoverscan, а «опытные предприниматели» Кеэман и Пурре были бы теми людьми, которые брали на себя ответственность за предприятие и за быстрое получение и инвестиций для дальнейшего позитивного развития, и благосостояния новой фирмы.

Поскольку у нас не было нужды в привлечении дополнительных сил и/или слиянии с кем-либо, то мы вежливо отказались от предложения. С этого момента Кеэман и Пурре начали организовывать разные очерняющие нас кампании с обвинениями, например, в том, что наши отдельно стоящие разработки делались в рамках проекта ELA. Понятно, что это не отвечает истине.

Результаты оплаченной работы надо бы вернуть

Глава и собственник Instigo Eesti Анти Пурре говорит, что модификацию дрона вертолёта оплатило его предприятие, вследствие чего и результаты надо передать им.

Комментарий Пурре:

«Instigo Eesti и партнёр по проекту REACH-U AS вложили в ходе прикладного проекта сумму в размере 150 000 евро. Вместе с проектом Nutikas SA Archimedes мы инвестировали в исследование в общем свыше 600 000 евро. Вдобавок на осуществление проекта в 2016-2018 за рамками Archimedes потрачено более 100 000 евро.

Когда ELA победило в тендере, проводимом Instigo Eesti, я был очень этому рад. Передача проекта и финансирования в ELA обеспечивала академии на протяжении всего проекта возможность презентовать прикладное исследование как успешное сотрудничество науки и частного сектора.

ELA практически до последнего времени уверяла, что всё в порядке, все знания, полученные в ходе исследования, все установки, средства по окончании исследования будут преданы нам и обещала пронаблюдать за тем, содержит ли так называемый дрон Hepta и Flaperon, результаты исследования. К сожалению, выводы были переданы неполные, обещанные установки и средства вообще переданы не были, обещанного наблюдения, надо полагать, тоже не было.

Не верится, что участники профинансированного Instigo Eesti исследования параллельно начали разработки самостоятельно и за счёт своего свободного времени. И хотя договорным партнёром Instigo является ELA, я поделился своими сомнениями с руководителем Hepta Хенри Клеммером и попросил его ответить на некоторые вопросы. К сожалению, он не дал содержательного ответа по поводу детального технического совпадения разработок.

У нас с ELA и Archimedes общее мнение, что целью исследования летательный аппарат не был. При этом в реальности в ходе прикладного исследования получился дополнительный конечный результат – для значительно модифицированной платформы Gaui нашлись различные новые решения, без которых результаты исследования оказались бы непригодными к использованию. Эта модификация в числе прочих расходов оплачена из средств, выделенных Instigo на исследовательскую деятельность ELA, и я считаю, что результаты профинансированной работы должны быть переданы тому, кто оплатил эту работу, и они подпадают под те же требования, что и остальные части договора».

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее