2 декабря 2018 • 9 мин
Поделиться:
Новости
Только для подписчиков

Как справиться с проблемами роста в металлообрабатывающей промышленности?

Владелец металлообрабатывающего производства Danival MV Катрин Даниель признала в докладе, сделанном на производственной ярмарке Instrutec, что небольшому предприятию нелегко справиться с проблемами роста. Беспокойство по-прежнему вызывают рабочая сила и ресурсы, которые необходимы для производства.

Как справиться с проблемами роста в металлообрабатывающей промышленности?  Фото: Tööstusuudised.ee

Руководитель и владелец Danival MW Катрин Даниель в ходе дня ведущих руководителей на промышленной ярмарке Instrutec, проходившей в начале ноября, рассказала о том, как справиться с проблемами роста в металлообрабатывающей промышленности. «У нас нет специалиста по продажам, и мы активно не занимались маркетингом. Наш рост был естественным, а клиенты находили нас сами, по чьему-либо совету или в интернете», -рассказала Даниэль в выступлении. Несколько раз предприятие давало рекламу в газеты и участвовало в общих стендах Фонда содействия развитию предпринимательства (EAS) на ярмарках подрядов. Также был использован и поиск экспортных партнеров EAS.

Если в прошлом году оборот предприятия достиг почти 1,8 миллионов евро, то уже в октябре этого года предприятие превзошло уровень двух миллионов евро. А в 2012 оборот предприятия был немногим выше уровня 12 000 евро. «То есть наш рост был очень быстрым», - рассказала Даниэль.

Даниэль сказала, что проблемы роста касаются денег, производственных помещений и персонала.

Обратной связи так и не поступило

Прежде всего Даниэль затронула тему инвестиций. «У производственных предприятий большой объем инвестиций. Как вы понимаете, стола, стула и компьютера недостаточно. У вас должно иметься оборудование, когда вы принимаете людей на работу. Чем больше нанимаешь, тем больше нужно оборудования. Это большой замкнутый круг. А собственных средств у небольших предприятий нет,» - сказала она.

«То, что в основном предлагает сегодня EAS – это диагностика, консультации, программы развития, и насколько я поняла в ходе моих визитов, мы не являемся целевой группой. В августе прошлого года два консультанта EAS, вероятно по своей инициативе, приходили ознакомиться с нашим предприятием. Они обещали связаться с нами, захочет ли EAS нас поддержать, но до сегодняшнего дня я так и не получила обратной связи по этому визиту. Следовательно, помочь нам возможности не имеется», - заметила она.

Далее Даниэль рассказала о получении кредита и признала, что небольшому предприятию достаточно сложно получить кредит, поскольку обычно у таких предприятий нет возможностей предоставить залог. «Есть возможность частично взять инвестиционный кредит под поручительство KredEx, которую мы и использовали в прошлом году. Но негативным сюрпризом этого стали оплаты услуг KredEx, которые временами превышали банковские расходы – так плата за договор была в два раза выше, чем плата за оформление банковского договора»”, - обратила внимание на проблему Даниэль. Она отметила, что если банку далее нужно выплачивать кредит и проценты, то и последующие квартальные оплаты поручительств KredEx были достаточно высоки. «Государственная поддержка мелких предпринимателей не должна быть инструментом зарабатывания денег», - критично заметила она.

Самым крупным конкурентом является Польша

В своем выступление Даниэль была критична в отношении государства и отметила, что власти зачастую считают, что фонд заработной платы предприятия – это определенная сумма, не зависящая от результатов работы.

«А в действительности дело обстоит таким образом, что предприятие может использовать только средства, поступившие от продаж», - объяснила она и добавила, что на небольшие предприятия оказывают большое влияние дополнительные финансовые обязательства, возложенные на них государством.

Это влияет на цену, зарплаты, нагрузку работников, инвестиции, стабильность и многое другое.

«Если мы говорим о конкурентоспособности, то кто является нашими главными конкурентами? Это Латвия и Литва, где расходы меньше», - продолжила Даниэль. «Самым большим конкурентом является Польша. Только два дня назад я слышала от одного специалиста, что на самом деле Польша сегодня – это европейский Китай, то есть у них есть большие заводы, дешевая рабочая сила и дешевое сырье”.

Даниэль сказала, что и в Швеции чувствуется приход поляков. «Если твой партнер не ценит качество, то он перейдет на продукцию массового производства».

Говоря об Эстонии, Даниэль еще отметила, что социальный налог до сих пор так никто и не снизил. «Начиная с 2009 года, на работодателя возложили обязанность оплачивать с 4 по 8 день больничного в размере 70% от средней зарплаты. В действительности, это достаточно высокий расход, так как если работник отсутствует, то он ничего не производит, но мы обязаны платить эти деньги. А ведь кто-то же должен еще и выполнить эту работу», - Даниэль обратила внимание на проблему, стоящую перед небольшими предприятиями. «И затем мы должны оплатить другим работникам сверхурочные часы – их оплачивают по ставке 1,5. В качестве обоснования нам привели утверждение, что работодатель должен вкладывать средства в рабочую среду, чтобы работник не заболел».

По словам Даниэль, сложилось мнение, что если работник заболевает, то в этом в основном виноват работодатель. «Мы вкладываем средства в рабочую среду насколько это возможно, но мы не имеем возможности предотвратить все заболевания работников».

Оплата уровневого обучения является проблемной

Руководитель Danival сказал, что интересным обстоятельством, с которым она столкнулась, стала и компенсация уровневого обучения. «Я понимаю, что люди учатся всю жизнь, и что в настоящее время это необходимо, но если это не связано с работой по специальности, то почему предприятие должно оплачивать уровневое обучение?»

«Образно говоря, сегодня дело обстоит таким образом, что если моему сварщику нравится выращивание тюльпанов, и он считает, что хочет больше об этом узнать, то он едет в Ряпина в школу садоводства, а я должна оплачивать по 100-процентной ставке те дни, которые он отсутствовал на работе. Может на следующий год и другие сварщики решат, что им стали нравиться тюльпаны. Кто же будет работать, и откуда возьмутся средства для оплаты сверхурочных?» – снова была критична Даниэль. Она отметила, что в случае уровневого обучения работодатель обязан оплачивать учебный отпуск в любом случае, вне зависимости от специальности.

Еще Даниэль обратила внимание на недавно вышедшие изменения в Закон о гигиене и безопасности труда, самое существенное из которых состоит в том, что максимальный размер штрафа для юридического лица вырос с нынешних 2600 евро до 32 000 евро.

«К счастью, застопорилась эта тема обязательных дивидендов, а наши законотворцы и вообще чиновники могли бы знать, что прибыль не равна сумме средств на банковском счету. Ведь это настолько элементарно. Если дивиденды станут обязательными, то это приведет к закрытию многих предприятий», - спрогнозировала она.

Проблема нехватки рабочих рук остается

По словам Даниэль, до сих пор у Danival, к счастью, все хорошо в том отношении, что не было проблем в поиске работников, но в общем проблема рабочей силы все же масштабна и в будущем будет только расти. «Государство все-таки должно учитывать потребности рынка в специалистах и курсах. Уже годы обучают слишком много специалистов «мягких» специальностей», - привела она пример проблемы.

«Последней новостью было то, что государство желает отменить государственный заказ на обучение. В производстве Рийгикогу находится проект изменения Закона о профессиональных учебных заведениях, согласно которому планируется изменить принципы финансирования профессиональных училищ и отменить государственный заказ на обучение. Это очень критично, а специальное образование в обществе нужно ценить», - подчеркнула она.

Еще Даниэль заметила, что у нас говорят об обучении на протяжении всей жизни, и люди зачастую думают, что это то же самое, что бабочка-однодневка, то есть несколько месяцев или лет на одном месте, а затем движемся дальше. «Это не то же самое, и это оказывает высокую нагрузку на предприятия. У молодежи отсутствует трудовое воспитание, и наше законодательство не стимулирует возможность принятия летом на работу на производство несовершеннолетнего. Я реально с этим сталкивалась, и проще этого не делать».

Менталитет отвергает работу на производстве

У небольших производственных предприятий зачастую отсутствует возможность предложить такие же дополнительные льготы, которые имеются у больших и успешных предприятий, добавила она.

«То есть гибкий рабочий день в зависимости от нужд работника. Мы идем навстречу работнику насколько это возможно, но у нас нет такой возможности, чтобы работник говорил, что придет в то или иное время. Если у вас работа по сменам, и если рабочее задание постоянно меняется, то есть нужен инструктаж, то это невозможно», - продолжила Даниэль.

Еще она привела пример комнат для отдыха, которые постоянно продвигают. «Так невозможно, что токарь считает, что у него много хороших идей, и он пойдет куда-то качаться на стуле!»

Также ценится возможность брать на работу домашнего питомца. «Представьте, что сварщик возьмет с собой на работу своего спаниеля и поместит его на время работы на стол? Вчера я прочитала, что на некоторых предприятиях есть пособие на покупку домашнего животного – ну и к чему мы придем?»

Она отметила, что современный менталитет в зародыше отвергает выбор работы на производстве. «Особенно тревожно то, что когда ты несчастен и недоволен жизнью, то обязательно большую роль в этом играет работодатель. И возникает желание поменять работу!»

«Министр социальной защиты заявила несколько дней назад, что в список будущих профессий могли бы войти и youtuber, и influencer. Почему же тогда человек должен захотеть идти работать на производство?»

Также Катрин Даниэль привела в пример понятие, что работа и хобби могли бы совпадать. «Действительно, иногда мужчина интересуется плотничеством, а женщина выточкой, но в основном интерес проявляется к искусству или кулинарии».

Поиск программного обеспечения оказался сложным

Даниэль сказала, что для роста предприятие нуждается и в различном программном обеспечении, и на рынке предлагается много различных вариантов. Существуют программы бухгалтерского и кадрового учета, которые по карману небольшим предприятиям. «В сегменте программ CAD/CAM нет большого выбора, и вы вынуждены покупать дорогую лицензию, поскольку иначе невозможно работать», - рассказала она.

Она привела в пример проблему, что когда предприятие вырастает до определенного размера, то память руководителя и Excel не позволяют более хорошо планировать производство. «Мы начали подыскивать подходящее программное обеспечение планирования производства. На рынке есть очень много дорогих и сложных вариантов, нет возможности заказать такое решение, которое подходило бы именно вам», - описала она ситуацию и добавила, что таким образом Danival и взял курс на варианты, разработанные в Эстонии.

«Я связалась с тремя разными разработчиками производственных программ. У нас нет времени играть с демоверсиями, я хотела договориться о встрече, чтобы нас познакомили с программой и продемонстрировали её основные качества. Я сказала, что мы - потенциальный клиент, придите и продайте нам свой продукт. Первым ответом и было как раз то, что в их бизнес-модель не входят встречи с клиентами, попробуйте поработать с демоверсией. От второй фирмы я в течение двух месяцев не получила ответа, а с третьей мы будем сотрудничать и посетим предприятие, где их решение реально используется”.

Поделиться:
Самое читаемое в ДВ

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее