12 сентября 2018
Поделиться

Административный восторг

Иронический фразеологизм «административный восторг» означает бессмысленные чиновничьи требования, отравляющие жизнь большему числу людей. В точности такому понятию соответствуют принятые Рийгикогу поправки к «Закону о пресечении финансирования терроризма и отмывания денег».

Закон этот и раньше позволял банкам существенно осложнять существование предпринимателям (особенно тем из них, кто ведёт бизнес с российскими партнёрами), а насколько от того пострадали террористы, нам не ведомо. Но после вступления в силу принятых в конце прошлого года поправок дела с действующими у нас банками многим фирмам вес­ти стало совершенно невозможно. Банки стали массово отказывать в обслуживании бизнес-клиентам даже с долговременной и вполне пристойной кредитной историей, тем более отказывая открывать новые счета.

Но, в конце концов, не только банки, действующие в Эстонии, существуют. А избежать абсолютно бесполезных, но требующих времени и сил работ по новым положениям закона труднее. Речь, прежде всего, идёт о требовании внести в регистры коммерческих структур, а также некоторых некоммерческих организаций реальных выгодоприобретателей. Не менее сложны и также бессмысленны требования лицензирования деятельности фирм, оказывающих бухгалтерские услуги и занятых рядом других видов деятельности.

По статье 101 упомянутого выше закона целый ряд операций такие фирмы должны исполнить к 27 ноября 2018 года. За неисполнение этих требований вполне возможен штраф. Но всё же главная суета ждёт бизнес как раз в связи с внесением в регистровые записи названия или фамилии реального выгодоприобретателя. По поводу этой нормы министр финансов Тоо­мас Тынисте в специальном пресс-релизе таким образом призвал предпринимателей к её выполнению: «Хотя этим создаётся, прежде всего, новый инструмент для банков, налогового департамента и следственных учреждений, где в случае сомнений данные будут сопоставляться, этим смогут воспользоваться и все предприниматели, которые хотели бы изучить реноме бизнес-партнёра. Призываю всех публиковать данные. Информация о фактических собственниках предприятия будет содействовать созданию более чистой и прозрачной бизнес-среды, от чего выиграют все участники».

Особенно умиляет в этом тексте первое слово «хотя», которое показывает, что министр далеко не наивен и понимает, что тот, кто дейст­вительно раскроет выгодоприобретателя, не желающего об этом сообщать городу и миру, должен следом задать вопрос: «Верёвку свою приносить?»

В инструктивных материалах по поводу этого нового требования на полном серьёзе говорится о трёх способах выявления дейст­вующим в Эстонии предприятием реального выгодоприобретателя. Там даже сказано, в каких случаях надо применять первый и третий способ, а в каких только первый и второй. Очень интересно встретиться бы с авторами этих рекомендаций, чтобы понять: то ли они считают членов правлений фирм идио­тами, то ли они сами… Но не будем оскорблять неизвестных нам людей. Думаю, что все и всё понимают.

Помню девяностые годы, когда наша бизнес-среда была сплошь пронизана офшорами. И помню, сколь непростой была борьба с этим явлением, которую вёл тогдашний налоговый департамент. Представьте себе на минутку, что тогда парламент принял бы закон, обязывающий держателей офшорных компаний в этом качестве зарегистрироваться. Смеху было бы много. Но тогда депутаты, наверное, поумнее были. Или иначе скажем: более реально смот­рели на окружающую их действительность. С офшоризацией бизнеса практически покончили разумными экономическими мерами, ликвидировав налогообложение прибыли юридичес­ких лиц (возвращения чего сейчас добиваются чудаки из некоторых партий).

Запретами и призывами никто и никогда не способен решить экономичес­кие проблемы. Вытолкать бизнес из страны возможно, а вот превратить наёмных руководителей в стукачей - вряд ли. Необходимо искать экономические методы решения задач. Тем более, в данном случае и задачи-то нет. Многие юристы, экономисты и предприниматели уже несколько лет говорят и пишут о нарастании у нас полицейщины в сфере регулирования бизнеса. История с регистрацией реальных выгодоприобретателей - шаг в том же направлении. Кстати задать вопрос: а почему не внесли в закон необходимость регистрации лиц и организаций, стоящих за партиями? Может, с этого надо было начинать?

Ознокомтесь с «Законом пресечении финансирования терроризма и отмывания денег» здесь.

На этой странице используются cookies. Для продолжения просмотра страницы дайте согласие на использование cookies. Подробнее