По словам Ларисы Шабуновой, работников надо убеждать в ценности изменений, приводя примеры, которые касаются их лично.Фото: Елизавета Кузнецова

Лариса Шабунова: надо принимать вызовы, которые выводят из зоны комфорта

Поделиться:

Кризис поставок металла и резкий рост заказов, снос старого корпуса «Балтийца» и освоение новых цехов – нарвский завод Fortaco переживает бурные времена.

Fortaco Estonia – часть финской группы компаний, которая обслуживает мировые машиностроительные концерны. Нарвское производство изготавливает металлоконструкции для грузовой, строительной, сельскохозяйственной, а теперь ещё и военной техники. В этом году компания, основанная на базе советского оборонного завода «Балтиец», отмечает 75-летний юбилей.
Руководитель Fortaco Estonia Лариса Шабунова рассказала «Деловым ведомостям», как предприятие справляется с внешними и внутренними изменениями.
Если посмотреть на график продаж Fortaco, то видно, что в 2020-м объёмы просели, а в 2021-м – взлетели.
Такой график – стандартный для большинства предприятий, переживших пандемию. Когда наступил коронавирус, спрос замер. В апреле 2020 года наши месячные объёмы просели на 50%. Но спустя 3-4 месяца экономика начала приходить в себя, отложенный спрос реализовался, всем снова стало «надо». Уже к октябрю мы вышли на прежние объёмы. В 2021 году объёмы продаж превысили докоронавирусный год – 52 миллиона. В этом году ожидаем уже 70 миллионов.

Fortaco Estonia OÜ

Входит в финский концерн Fortaco Group, работающий в 10 странах.

В 2019 году нарвский завод получил господдержку и начал строительство нового корпуса, который был сдан в эксплуатацию в 2020 году. Продолжается установка новых линий. Компания расширяется до 35 тысяч квадратных метров (до сих пор было 25 тысяч) и с 2019 года увеличила штат на 200 человек.

Сейчас компания занимается сносом старого корпуса «Балтийца», вместо которого появится парковка для работников.

В компании трудится около 600 человек, из которых женщин 70. Из девяти руководителей Fortaco Estonia – четыре женщины.

Каковы ваши ощущения от текущей экономической ситуации?
Когда в конце февраля ситуация вокруг Украины накалилась, в экономике снова произошло замирание. Надо было понять – как всё будет работать дальше? Ломается цепочка поставок: из Украины ничего не идёт из-за войны, из России – из-за санкций. Небольшая часть наших материалов поступала из обеих стран, поэтому за очень короткое время пришлось искать им замену. Нашли источники в Европе, хотя они, естественно, более дорогие.
Мы стали связываться с заказчиками и говорить: смотрите, мы нашли материал, но это будет дороже. Стали искать компромиссы, как делить с заказчиками эти экстра-расходы. У нас в контракте есть условие: если растёт стоимость сырья, мы корректируем цену продукции. Поэтому в этом плане мы, возможно, более подстрахованы, чем другие компании.
И заказчики согласны подписывать такой контракт?
Да, потому что бывают и ситуации, когда цены на металл идут вниз. Тогда мы понижаем стоимость изделий.
Когда началась война, металлообрабатывающие компании заговорили о надвигающемся дефиците металла. Я себе это представляю так: все схватились за телефоны и начали искать альтернативные источники поставок.
Всё верно.
Но вы так спокойно говорите о том, что нашли замену…
У нас очень хороший отдел закупок. Его руководитель сразу среагировал, буквально в первые дни. Кроме того, мы входим в большой концерн. Поэтому в сотрудничестве с централизованным отделом закупок наш офис смог быстро сориентироваться. И даже смог закупить металл не по таким заоблачным ценам, как сейчас.
Откуда вы получаете металл?
Основной металл идёт к нам из Швеции, Германии, Австрии. А вот то, чего мы лишились – более толстый металл российской «Северстали» и продукция нескольких заводов в Мариуполе.
Видя в новостях, что «Азовсталь» практически полностью разбомблена, что вы чувствуете? Как руководитель, как человек, который связан с этой отраслью.
Я чувствую, насколько это большая катастрофа. Сколько сил, энергии, жизни ты как руководитель тратишь на то, чтобы развивать предприятие, вкладывать в него свои силы, время, душу. Ты ответственен за людей, которые там работают. И по какой-то причине, которая совершенно не связана с бизнесом, с производством, раз – и этого нет. Причём по каким-то непонятным соображениям. Деликатно говоря.
И конечно, большой вопрос, как теперь всё будет восстанавливаться. Сколько сил нужно, чтобы это восстановить. Что с людьми? Как их вернуть? Как восстановить доверие этих людей?
Конечно, это катастрофа. Это не только катастрофа самой страны. С точки зрения бизнеса – это твой труд, твои планы, всё, что ты делал. Это, может быть, дело твоей жизни, и оно вот так раздавлено.
И ты ничего не можешь сделать. Если здесь у тебя возникают какие-то проблемы – ты можешь с этим работать, на это влиять. Для этого и есть руководитель. А там ты уже никак повлиять не можешь…
У компании есть более новые и более старые цеха. Производственная площадь за последнее время увеличилась на 10 000 кв. м.Фото: Елизавета Кузнецова
Вы руководитель компании, где работает около 600 человек. Есть ли у вас какая-то стратегия на тот случай, если, не дай бог, аналогичные события начнут происходить в Эстонии?
Вы знаете, я пока даже не хочу отвечать на этот вопрос. Я даже не хочу думать, что здесь может что-то такое быть. Я хочу думать о том, как нам сделать все те объёмы, которые нам нужно выполнить. Хочу приходить на работу и созидать. Тратить свою энергию на решение текущих проблем. Зачем жить в страхе и загонять себя в угол, если это помешает мне справиться с реальными задачами?
Тогда вернёмся к теме объёмов. Каково место нарвского завода в концерне? Вы выполняете заказы, поступающие через головной офис?
Мы сами за себя, у нас свой спектр работ, свои заказчики, свои конкретные изделия. Но в то же время мы сотрудничаем с другими компаниями группы. Если не можем что-то сделать тут, я без проблем звоню в ту же Польшу и говорю: «Давайте подумаем, как мы можем поделить работу». Или мне звонят словаки: «Лариса, у нас проблема, как будем её решать?»
Есть какие-то флагманские продукты – возможно, сложные в исполнении, которыми вы особенно гордитесь?
Есть очень сложные детали: например, большие основания кранов. Также есть заказы в оборонительном секторе – когда разразился кризис, практически сразу европейские страны начали увеличивать оборонительный бюджет.
Мы в основном делаем изделия, которые идут на гражданские нужды: грузовики, механизмы, спецмашины. Но, например, один наш заказчик делает всё то же самое, только для оборонительного сектора. Машины он перекрашивает в цвет хаки и продаёт уже не на стройку, а по господряду в армию.
Основания кранов - одно из самых больших и сложных изделий завода.Фото: Елизавета Кузнецова
Как только эта ситуация разразилась, нам сразу же позвонил этот заказчик и сказал: готовьтесь к росту. Сначала объёмы этого направления увеличились на 30%, а сейчас за три месяца мы должны увеличить их ещё в два раза.
Поскольку вы возглавляете металлобрабатывающую компанию, СМИ вас иногда называют «железной леди». А какой вы руководитель на самом деле?
Невозможно быть жёсткой и бескомпромиссной всегда – иногда нужно применять другие инструменты.
Но когда нужно применить решительность и твёрдость духа – я могу. В каких случаях я это делаю? Если нет результата. Если работа сделана плохо, что-то идёт не так. Но если всё идёт хорошо, если я вижу, что люди стараются и им нужна поддержка, то и тон будет другой.
Как вы боретесь с отношением «всегда так делалось»?
Это очень распространённая фраза. Можно сказать, это бич. Мне нравится выражение: «Каменный век закончился не из-за того, что закончились камни». Сейчас у всех есть мобильные телефоны. А буквально пару десятилетий назад даже стационарные были не везде. Мы должны были остаться в прошлом и не идти вперёд?
Мы стараемся на примерах показать, почему изменения важны. Пытаемся донести, что так будет лучше для самого работника: удобнее, безопаснее, проще соблюдать требования качества. Люди смогут быть более производительными – соответственно, это будет позитивно влиять на их доход. И тогда людям легче принимать изменения.
Как вы строите коммуникацию в текущей политической ситуации, когда у людей разные политические взгляды? Доходило ли до конфликтов?
Когда разразилась ситуация вокруг Украины, особенно в первые дни, было сложно. У нас же работают украинцы, около 20 человек, и конечно для них это была очень стрессовая ситуация. Они были полностью подавлены. Но в основной массе наши люди сопереживали их горю.
И всё-таки у нас были некоторые разногласия. У людей разные понимания: кто-то более пророссийски настроен, кто-то – более проукраински, прозападно. Но, во-первых, мы со стороны руководства поддерживаем нейтральный подход. Мы говорим: мы разные люди, каждый имеет право на своё мышление. Мы не можем залезть в голову и поменять мышление людей. Наша задача – производить продукцию и обеспечивать заказчиков поставками. И здесь хочется отметить работу среднего звена – они проделали колоссальную работу. Да, некоторые ситуации приходилось проговаривать. Но мы нормально прошли эту ситуацию, к счастью.
В одном интервью после первой волны коронавируса вы советовали искать опору внутри себя. В чём ваша опора?
Опыт работы, обучение, разные инструменты управления, чтение, семья, спорт – всё это даёт стержень.
Фото: Елизавета Кузнецова
Очень сильно люблю кататься на велосипеде. Люблю сажать на даче помидоры-огурцы. Как раз вчера ездила туда – надо было удобрить огурцы и лук, подкинуть удобрения под туи. Сейчас я взяла за правило кататься на велосипеде утром. Утром уже светло, и особенно когда светит солнце и ещё никого нет – ты едешь и как будто бы вся природа проникает в тебя и очищает. Ты получаешь столько энергии! Когда приходишь на работу – такое ощущение, что можешь свернуть горы.
Руководитель Fortaco Estonia Лариса ШабуноваФото: Елизавета Кузнецова

Мой личный слоган: лучше я сделаю и потом, возможно, пожалею, чем не сделаю и буду жалеть.

Лариса Шабунова
Но к вечеру, наверное, его уже нет?
А вечером я второй раз катаюсь на велосипеде! И помидоры, с которыми я нянчусь (смеётся). Очень сильно помогает команда. И это тоже стержень, на который я опираюсь.
Вы почётный консул Финляндии в Нарве. Что это за должность?
На неё меня в 2016 году выбрала предыдущий посол Финляндии в Эстонии Кирсти Наринен. Она искала здесь именно женщину, руководящую предприятием, которое основано на финском капитале. Ей посоветовали меня, мы встретились, и она сказала: «Вот, то что надо!»
Цель была такая: если в регион приходят финские предприниматели, я могу их консультировать, давать информацию о местных возможностях по организации бизнеса. Также помогаю финскому посольству организовывать мероприятия в Ида-Вирумаа. Иногда они мне поручают присутствовать на каких-то событиях.
Финляндия славилась хорошо развитой бизнес-дипломатией, в том числе в отношении России. Сейчас её за это критикуют. Как вы считаете, налаживание таких связей с Россией – это было правильно или близоруко?
Мне кажется, правильно иметь нормальные дипломатические связи со всеми соседями. Ты же не можешь знать, что случится в будущем. Но теперь наступила новая ситуация, и Финляндия уже исходит из неё.
Насколько я понимаю, вас интересует тема женского лидерства. Как можно уменьшить гендерное неравенство, не бросаясь при этом в крайности?
Если мы объявляем конкурс на должность, то на равных должны рассматривать мужчин и женщин. И в чём разница? Когда мы говорим женщине: давай попробуем, замахнёмся на что-то большее – она тут же начинает отнекиваться: ой, я не могу, это не для меня. Часто говорят о том, что женщины хороши в… недооценивании себя. Мужчины-кандидаты отвечают быстро: «это я смогу», «сделаю, без проблем», «кто, если не я?».
Сварщица Екатерина, работающая на одном из участков производства. Fortaco тесно сотрудничает с профессиональными училищами региона.Фото: Елизавета Кузнецова
Будучи женщиной, я хочу поддержать именно женщин. Чтобы они не боялись. Ведь многих отделяет от нового уровня жизни лишь один шаг, который они не могут сделать из-за своей нерешительности. Мой личный слоган: лучше я сделаю и потом, возможно, пожалею, чем не сделаю и буду жалеть. Да, риски нужно просчитывать. Но если я вижу какой-то интересный вызов жизни, который выводит меня из зоны комфорта, то не могу не воспользоваться этим вызовом.
Буквально на прошлой неделе я вернулась из США, где проходила обучение для женщин-руководителей по программе Стенфордского университета. И там советовали сначала сделать так, чтоб ни у кого и мысли не возникло тебя недооценивать, чтобы тебя слышали и не отодвигали в сторону. Во-вторых, нам рассказывали, как увеличить эффективность команды именно за счет женских качеств: умения слушать, командной работы, вовлечения в принятие решений. Так что теперь у меня много мыслей по этому поводу. Нужно будет рассказать коллегам про этот опыт и, возможно, мы создадим какой-то женский клуб. Ни в коем случае не в противовес 500-м мужчинам, а просто для того, чтобы в каждой женщине был этот стержень: я смогу!
Фото: Елизавета Кузнецова
Поделиться:
Статьи по теме

В пятницу 1 акция LHV превратится в 10
В пятницу будет проведен 10-кратный сплит (дробление) акций LHV. Это означает, что номинальная стоимость и цена акции на бирже будут в десять раз меньше.
В пятницу будет проведен 10-кратный сплит (дробление) акций LHV. Это означает, что номинальная стоимость и цена акции на бирже будут в десять раз меньше.
Передовица ДВ: а побыстрее никак?
3 июня Кая Каллас отправила в отставку всех министров-центристов, чем ознаменовала конец правящей коалиции. Начались консультации о формировании новой коалиции, которые - к нашему удивлению - продолжаются до сих пор.
3 июня Кая Каллас отправила в отставку всех министров-центристов, чем ознаменовала конец правящей коалиции. Начались консультации о формировании новой коалиции, которые - к нашему удивлению - продолжаются до сих пор.
Инфляция вынуждает работодателей повышать зарплаты
При нынешнем уровне инфляции многим сотрудникам становится сложно поддерживать прежний уровень жизни. Рано или поздно они стучатся в дверь кабинета своего начальника и просят поднять зарплату. Те, кто еще не сделал этого, вероятно, обратятся с подобной просьбой к работодателю еще до наступления осени.
При нынешнем уровне инфляции многим сотрудникам становится сложно поддерживать прежний уровень жизни. Рано или поздно они стучатся в дверь кабинета своего начальника и просят поднять зарплату. Те, кто еще не сделал этого, вероятно, обратятся с подобной просьбой к работодателю еще до наступления осени.