Порнобарон: как аристократ Нед де Багго сделал Таллинн столицей подпольной эротики

    Скандальная слава фотографа и подпольного дельца Неда де Багго вышла далеко за пределы Эстонии.Фото: Алена Ценно

    На рубеже 1930-х Нед де Багго, сколотивший состояние на нелегальной эротике, прославил Таллинн как одну из столиц европейского порно. Кем был скандально известный делец и авантюрист, любимый персонаж газетчиков и объект полицейской охоты всего континента, читайте в историческом очерке ДВ.

    В 1934 году в испанском городе Лас-Пальмас на Канарских островах в Атлантике разразился международный криминальный скандал. Под арест попали сразу трое граждан далекой северной страны – Эстонии. Предъявленные двоим из них, Йоханнесу Мартенс-Мартину и Линде Кауэр, обвинения были не слишком серьезными – они всего лишь щедро разбавляли водой алкогольные напитки в популярном у моряков баре «Нептун». Мартенс-Мартина местный суд приговорил к трем месяцам тюрьмы, а Кауэр вскоре отпустили. Но обвинения, предъявленные третьему фигуранту, были куда серьезнее.
    По версии испанских властей, гражданин балтийской страны ежедневно распространял в том же «Нептуне» порнографические открытки. У постоянных читателей эстонских газет той поры едва ли возникла бы и тень сомнения в том, как зовут преступника. От Валга до Таллинна и даже на уединенном острове Кихну публика следила за судьбой авантюриста, аристократа и разыскиваемого преступника – эстонского «короля порно» Неда Багго.

    Паршивая овца в семействе со странностями

    Эдуард фон Багговут-младший появился на свет 17 января 1904 года в семействе более чем почтенном. Шведско-немецкий клан аристократов фон Багговутов (так записывали на русском сложную фамилию Baggehufvudt) веками жил на территории Эстонии, семья владела здесь особняками, усадьбами и предприятиями.
    Дед мальчика Валериан фон Багговут был основателем пивзавода Saku, отец – Эдуард-старший, одним из директоров и совладельцев бизнеса. По его заказу на мызе Вазалемма близ города Кейла для семьи был построен новый господский дом – настоящий романтический замок из местного известняка. Мать Эдуарда-младшего Эльзбет была дочерью Николая фон Глена, землевладельца, архитектора и мечтателя – основателя таллиннского пригорода Нымме.
    Мыза Вазалемма близ города Кейла была построена по заказу отца Неда де Багго, Эдуарда Багго-Баговута-старшего.Фото: Алексей Шишкин
    Еще во второй половине XIX века часть семьи начала использовать упрощенную форму фамилии – Багго или на французский манер де Багго. Среди жителей Эстонии Багго слыли людьми со странностями.
    Например, хозяйка мызы Ныва Жозефина Багго-Багговут, мать Эдуарда-старшего, поражала крестьян тем, что сама работала в кузнице по металлу, столярничала, любила крепкие ругательства, а зимой разъезжала по владениям в собачьей упряжке. И если эти особенности можно отнести скорей к причудам независимого характера, то ее сын, хозяин Вазалемма, видимо, действительно совершил нечто предосудительное. По крайней мере, в 1911 году Дворянское собрание Эстляндской губернии по неизвестной причине исключило его из рыцарского сословия.
    Но, без сомнения, Эдуард-младший своей славой затмил и отца, и бабку. В эпоху эстонской независимости под сокращенным именем Нед де Багго он сделался одним из ведущих европейских изготовителей и распространителей порнографии, преступным коммерсантом международного масштаба.

    Уклонист и порнобарон

    О ранних годах жизни Неда известно мало, а то, что известно – едва ли представляет большой интерес. После развода родителей молодой человек больше поддерживал отношения с матерью, чем с отцом. Водил мотоцикл и автомобиль, и чтобы раздобыть денег, продал фамильный дом на Тоомпеа. В феврале 1926 года комиссариат Народной армии Эстонии по Таллинну и Харью разыскивал Неда де Багго в числе еще 28 уклонистов от воинской службы. В 1929 году наследник Багговутов женился на Лидии Лоо.
    Но за этими вполне тривиальными фактами и событиями скрывалась впечатляющая двойная жизнь. В конце 1920-х годов Багго стал известен в криминальных кругах Европы как дерзкий автор и распространитель порнографии. Молодой человек подкупал девушек из Эстонии (часто совсем юных школьниц) алкоголем, шоколадом, кокаином и небольшими суммами денег, сам вместе с помощниками придумывал «композиции» и снимал, а затем продавал фотографии по всей Европе. В Монте-Карло Нед де Багго прославился как председатель целого клуба «Люкс», распространяющего порно среди ценителей жанра.
    В апреле 1928 года таллиннский суд впервые приговорил молодого человека к месяцу ареста за распространение непристойных и порнографических изображений и их демонстрацию в общественном месте. Попытались полицейские найти и моделей Багго. Но это не остановило преступный бизнес, кажется, поимка только раззадорила фотографа. Уже в следующем 1929 году правоохранительные органы Эстонии оценивали заработок Багго на порно в 500-700 крон ежемесячно (зарплата фабричного рабочего в Таллинне в ту пору составляла около 50 крон, аренда однокомнатной квартиры стоила около 20). На эти деньги Багго приобрел в том числе новенький автомобиль.
    Нед де Багго. Современники вспоминали подпольного дельца как красивого молодого человека с правильными чертами лица. Фото: DIGAR. Цифровой архив Эстонии
    Но в очередной раз он был пойман на все том же преступном промысле не в Эстонии, а в Германии. Причем обстоятельства были совсем уж мрачными. На новых снимках Багго были запечатлены сцены насилия над женщинами. Полиция подозревала, что Багго мог быть «Дюссельдорфским вампиром» – жестоким серийным убийцей, орудовавшим в Германии в 1929-1930 годах. В итоге подозрения не оправдались, реальный маньяк – местный уроженец Петер Кюртен – был пойман. Но за порнографию Неда приговорили к шестимесячному реальному заключению, после отбытия срока он был выслан на родину.
    Вернувшись в Таллинн в 1930-е, порнобарон поселился в доме матери на улице Метса в Нымме. Несмотря на то, что дурная слава Багго к тому времени уже выплеснулась на страницы газет, от родительницы он свой промысел ухитрялся скрывать.

    Феминистки против де Багго

    В Таллинне Багго снова собрал команду помощников и распространителей. Он стал пробовать в том числе новые сюжеты и темы – например, одним из героев его «актов» (так называли в ту пору эротические и порнографические картинки) стал выступавший в Таллинне чернокожий боец из США Уильям Томсон, звезда таллиннского полусвета. Он с успехом выступал на ринге, в одной программе со знаменитым Яаном Яго (о его жизни и бизнесе ДВ уже писали), а по ночам его нередко видели в ресторанах и клубах с состоятельными женщинами. Газеты называли Томсона «объектом мечтаний» местных дам.
    По оценке полиции, съемки и рассылка карточек по-прежнему приносили Неду де Багго хороший доход. Всего за три недели он заработал и положил на счет в банке Шелля 380 крон. Кроме того, порнофотограф приобрел очередной автомобиль. Но в конце осени 1930 года он был вновь арестован. Судя по тому, что на суде ключевым свидетелем выступал чиновник полиции Теэтс, таллиннские констебли произвели контрольную закупку фотоснимков. В результате задержан был сам Багго и его помощники – тот самый «черный Аполлон» Томсон и Эдуард Тейх. В качестве свидетельницы привлекли супругу Неда Лидию (их брак распался в 1933, когда порнограф был в бегах), но она отказалась давать показания против мужа.
    Сам Багго с подельниками при рассмотрении дела в мировом суде настаивали, что «рассылали лишь совершенно безвредные брошюрки, напечатанные в одной из наибольших ревельских типографий», – в таком виде приводит объяснения подсудимых газета «Сегодня» от 27 ноября 1930 года.
    В суд, однако, были вызваны эксперты: директор женской гимназии госпожа Роос, общественная деятельница и организатор образования Анна Тырванд-Тельманн и депутат Рийгикогу, известная эстонская феминистка и журналистка Марие Рейсик. Трое женщин однозначно оценили показанные им материалы как порнографию. В итоге из мирового суда дело передали в уголовное производство.

    Не порно, а секс-просвет

    На фоне продолжавшегося процесса Нед де Багго предпринял попытку легализовать свой бизнес. В январе 1931 года он напечатал единственный выпуск журнала Nauding («Наслаждение»). Он позиционировал издание как журнал сексуального просвещения, рассчитанный прежде всего на молодежную аудиторию.
    «Мы стали очень легкомысленно относиться к сексуальным контактам. А поскольку в наших учебных заведениях этому не уделяется принципиального внимания, этот важный вопрос отдан, так сказать, на волю судьбы, то, понятное дело, молодые люди не воспринимают его серьезно и тоже предоставлены судьбе и возникающим природным инстинктам», – объясняла редакция необходимость в новом журнале.
    Обложка и одна из иллюстраций в единственном номере журнала де Багго Nauding.Фото: DIGAR, Цифрвой архив Эстонии
    Содержание СМИ Багго вышло очень эклектичным. В нем соседствовали статьи о морали, о закулисье немецких кабаре, об анатомии и физиологии половой системы и сексуальные анекдоты. Естественно, были помещены в издании и несколько фотографий авторства де Багго, впрочем, весьма скромных.
    Сам скандальный бизнесмен писал в закрывающей первый номер колонке: «Я не отрицаю, что торгую арт-ню, и никогда этого не скрывал. Продаю их за границу, а также в Эстонии кому угодно в любое время. Эти снимки я делал лично в Берлине, Париже и Ницце и могу порекомендовать их каждому эксперту. Некоторые образцы вы можете найти в этом выпуске. Надеемся, что читатели Nauding смогут отличить художественные кадры от порнографии». В той же колонке Багго настаивал, что эстонский суд еще не осуждал его за порнографию, три предыдущих процесса якобы закончились оправдательными приговорами.
    Тут же читателям предлагалось заказать «акты» по почте или дождаться второго номера Nauding, который должен быть выйти 15 февраля 1931 года. В нем редакция сулила «лучшие новые снимки Неда де Багго с чрезвычайно интересным содержанием». Но из печати он так и не вышел. Эстонский суд все-таки приговорил фотографа, а вместе с ним его помощников Тейха и Томсона к высылке из столицы.

    Де Багго в бегах

    Распространителям порнографии запретили жить в областях Эстонии, в которых введено положение охраны – в 1931 году это означало практически всю территорию страны за исключением крохотного острова Кихну. Тейх и Багго были вынуждены отправиться туда, Томсон как американский гражданин предпочел вовсе покинуть Эстонию.
    Следующие несколько лет превратились для Багго в череду побегов и переселений. Несколько раз он легально и нелегально покидал Кихну, жил в Валга (где был пойман на попытках снимать местных девушек), выезжал за границу. Даже будучи в розыске де Багго решался прибегать к юридическим инструментам. Например, о его нелегальном проживании в Риге стало известно благодаря тому, что он явился к эстонскому консулу для оформления доверенности. В Таллинне Нед пробовал судиться с местным жителем Эмилем Пуулем, из-за того, что тот якобы присвоил пачку эротических открыток, спрятанных Багго в печке дома на Липовой улице, 12 в Каламая (улица Нийне). Суд с недоумением отклонил иск.
    Местом ссылки де Багго стал остров Кихну, который в 1930-х называли «Эстонской Сибирью».Фото: Ajapaik.ee
    Меж тем газеты охотно писали о каждом новом шаге Багго и даже о слухах, связанных с его именем. В печати появлялись неподтвержденные сообщения о том, что новая студия Багго заработала в Хельсинки, что помочь справиться с засильем эстонского порно его авторства местную полицию просит британский Скотланд-Ярд, о том, что в Германии задержан целый грузовик, набитый порнографией авторства Багго. Газетчики знали, что имя Багго и пикантная тема привлекает читателей.
    Со временем фотограф отказался от использования своего имени при пересылке корреспонденции – уже знакомые с делами Неда почтовые чиновники вскрывали все письма, конфискуя товар. Вместо него представителем подпольной фирмы выступал в том числе упоминавшийся выше американский атлет Уильям Томсон, живший теперь вне Эстонии. Чем пристальнее было внимание европейских полицейским к делам Багго, тем труднее и опаснее ему было распространять свои творения – в основном карточки приходилось передавать из рук в руки.
    Кроме того, подпольный делец был вынужден уезжать все дальше от родины. После ареста в 1934 году в Лас-Пальмасе Нед де Багго был приговорен к трем годам заключения в испанской тюрьме. Последнее более-менее надежное свидетельство о встрече с торговцем наготой появилось в газете Rahvaleht в июне 1939 года. Вернувшийся в Эстонию участник Гражданской войны в Испании доброволец Эрлих рассказал, что после победы генерала Франко он вместе с другими солдатами-республиканцами оказался во французском концлагере Гюр, где и встретился с Недом де Багго.

    Открытый финал

    Тот рассказал соотечественнику, что после бегства из Эстонии по фальшивым немецким документам он успел пожить на Рижском взморье, в Польше, Австрии, Чехословакии и Италии, пытался выехать во Францию, но едва не был разоблачен. Багго жил в Монте-Карло, Андорре и, наконец, очутился в Испании, где, по выражению газеты «Сегодня», «продолжал свои темные занятия». В итоге он был депортирован во Францию и оказался в лагере для перемещенных лиц, где и встретился с соотечественником.
    Один из самых строгих приговоров Багго вынесли испанские власти после ареста на Канарских островах в 1934 году. Фото иллюстративное. Фото: Ajapaik.ee
    Затем на фоне разгорающейся мировой войны его следы потерялись. Однако сам он уцелел в бурях середины века. В 1961 году по паспорту довоенной Эстонской Республики Багго попытался получить вид на жительство в Швеции, но получил отказ, о чем сообщила стокгольмская газета на эстонском языке Välis-Eesti. Как и где закончилась его жизнь, сегодня неизвестно. Несмотря на сомнительную славу короля непристойности, благодаря многолетнему вниманию СМИ о Багго в Эстонии помнят. Сейчас работы Багго из журнала Nauding можно увидеть даже в Музее городской жизни – как часть выставки «Порочный Таллинн».
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Спилили санкции: эстонский промышленник получает российскую древесину через Узбекистан
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Nvidia начала ралли на фондовом рынке США
В четверг акции США взлетели до рекордных максимумов. Ралли было поддержано публикацией квартальных результатов производителя чипов Nvidia, пишет Yahoo Finance.
В четверг акции США взлетели до рекордных максимумов. Ралли было поддержано публикацией квартальных результатов производителя чипов Nvidia, пишет Yahoo Finance.
Таави Симсон: продлим период родительского пособия – и оно станет выгодным!
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Олле Хорм, покидающий пост руководителя Atria: «Я не думал, что это возможно»
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.