Красный террор ударил непосредственно по семье одного из богатейших эстонских купцов. В 1919 году в Петропавловской крепости, знаменитой политической тюрьме в Петрограде, от голода умер один из его сыновей.Фото: Коллаж: muis.ee, ajapaik, ammende.ee, Юлия-Мария Линна

«Богатство Амменде казалось несокрушимым, как Россия»: взлет и падение первого миллионера Пярну

Едва ли не каждый житель, да и многие гости Пярну знают «Виллу Амменде» – отель в одном из самых роскошных старинных особняков Эстонии. Но кем был ее предприимчивый и властный хозяин, чье имя когда-то гремело от Петербурга до британских морей?

«Бывший миллионер умер в бедности», – гласил заголовок заметки, опубликованной газетой «Русский вестник» 31 августа 1934 года. Издание сообщало, что в Пярну похоронили Германа Амменде, первого из коммерсантов города, еще во времена Российской Империи сколотившего миллионное состояние. В последние годы жизни Амменде потерял почти все – даже знаменитую виллу в приморском парке, названную его именем, пришлось продать городским властям под летнее казино.

Первый миллионер

Семья столяра Кристиана Амменде переехала на территорию Эстонии в поисках лучшей доли в последние годы XVIII века. На новом месте немецких колонистов действительно ждал успех. Уже сын ремесленника Якоб Дидрих Амменде в 24 года записался таллиннским купцом 1-й гильдии, то есть не просто торговцем, а одним из крупнейших налогоплательщиков губернии. Ему же пришла в голову еще одна удачная идея для переезда – из Таллинна в Пярну. На новом месте предприниматель учредил торговый дом, названный его собственным именем – Jacob Diedrich Ammende.
Торговая компания Якоба Амменде занялась продажей в Пярну «сухого товара» любого рода, прежде всего продуктов питания. Приезжий купец быстро сделался членом городского совета и одним из самых состоятельных людей Пярну.
Но самую громкую славу торговый дом приобрел уже при сыне Якоба – Германе Леопольде Амменде (Германе Яковлевиче). При нем компания стала контролировать в уезде торговлю сахаром, солью, мукой, керосином. Провизию Герман Амменде скупал у крестьян Пярнумаа, Ляэнемаа, Валгамаа и Вильяндимаа, а затем перепродавал ее в городах Лифляндской и Эстляндской губерний и за границу.
Перекресток улиц Николай и Рюйтли – одно из самых оживленных мест в центре Пярну.Фото: muis.ee
Кроме того, в его универсальном магазине на пересечении улиц Николай и Рюйтли можно было купить «колониальные товары» вроде чая, кофе, фруктов, табака и специй, промышленные товары таллиннских, рижских, петербургских фабрик. Вполне в духе современного маркетинга покупателям на кассе предлагали рекламные коробки спичек с золотым логотипом Ammende на красном фоне.
В международных справочниках для мореходов, издаваемых в Британии, среди торговых заведений Пярну дом Jacob Diedrich Ammende традиционно значился в первой строчке. В собраниях эстонских музеев сохранилось немало чеков и счетов, выставленных его фирмой местным и иностранным капитанам, готовившимся к очередным плаваниям.
По воспоминаниям старожилов города, записанным в 1930-х годах, стоило Герману Амменде поменять цены на тот или иной товар в своем магазине, как рассыльные информировали об этом всех прочих купцов. Прейскуранты Амменде служили своеобразным барометром торговли в Пярну. Средства от купли-продажи товаров Герман Амменде вкладывал в недвижимость. Он скупал в Пярну коммерческие здания, доходные дома и склады, пополняя карманы еще и доходами от аренды.
Перед Первой мировой войной Герман Амменде был самым богатым человеком в Пярну. По оценке прессы, он стал первым из предпринимателей приморского города, чье состояние превысило миллион золотых рублей – 15-20 миллионов евро в пересчете на сегодняшние деньги.

Непрочный успех

В течение более 30 лет Амменде состоял членом городского совета Пярну, причем и в русское, и в эстонское время. В 1920 году он даже был избран от немецкой партии в Рийгикогу первого созыва. Правда, предприниматель-депутат спустя несколько месяцев отказался от мандата на Тоомпеа, чтобы сосредоточиться на многочисленных пярнуских делах. Авторитетный бизнесмен входил в городской школьный совет, председательствовал в совете немецкого лютеранского прихода святого Николая, вкладывал деньги в благотворительность.
Вилла Амменде на старой открытке.Фото: muis.ee
Зримым символом успеха Германа Амменде была вилла в приморском парке. Она стала подарком купца на свадьбу единственной дочери Элен (все пятеро детей купца носили имена на Э). По распространенной легенде, предприниматель искал в Пярну достойный для такого дара дом, а не найдя – заказал проект архитектурному бюро Фритьофа Миритца и Ивана Герасимова в Петербурге, вилла была построена в 1904-1905 годах. Башня дома была хорошо видна с подходящих к Пярну судов – якобы, чтобы Элен Амменде, возвращаясь из свадебного путешествия, сразу заметила свое новое жилище. Экстравагантная архитектура и внушительные размеры постройки в стиле модерн не оставляли сомнений в финансовых возможностях семьи и у остальных горожан.

Богатство Амменде казалось таким же несокрушимым, как российское государство.

газета Kaja
некролог Германа Амменде, 1934 год
«Богатство Амменде казалось таким же несокрушимым, как российское государство», – писала позднее газета Kaja. Но величие оказалось хрупким.
В 1916 году гвардейские полки империи были уничтожены в сражении на реке Стоход в Западной Украине, в армии начались брожения. К зиме 1917-го беспорядки вспыхнули уже в столице и в считанные недели царская власть пала. Последовавший за этим большевистский переворот, распад страны и Гражданская война похоронили и перспективы эстонских бизнесменов, ориентированных на российский рынок и источники сырья.

Закат империи

Среди них был и Герман Амменде. Он во многом полагался именно на бизнес-связи в имперской столице, поставки товаров с востока и на восток, а также на обслуживание в порту Пярну нужд экипажей транзитных судов. К тому же красный террор ударил непосредственно по семье купца. В 1919 году в Петропавловской крепости, знаменитой политической тюрьме в Петрограде, от голода умер один из его сыновей – гвардейский офицер Эгон Амменде.
Еще одним вызовом для бизнеса Амменде стала обострившаяся в Эстонии внутренняя конкуренция. За клиентов в Пярну стали бороться фирмы из Таллинна – в том числе могучие торговые дома J. Puhk ja pojad и Christian Rotermann. При этом покупательская способность упала, в 1920-х годах приморский город страдал от высокой безработицы и уменьшения числа туристов. Наконец, проблемой стали долги, набранные не только самим бизнесменом, но и его детьми.
Наследники Амменде прославились не столько на предпринимательском, сколько на политическом и дипломатическом поприще. Особенно выдающуюся роль играл средний сын Эвальд Амменде – публицист, один из авторов законодательства о меньшинствах в довоенной Эстонии, лидер немецкой культурной автономии. Он также был одним из первых журналистов в Европе, еще в начале 1920-х совершивших поездки в СССР и рассказавших о массовом голоде в Поволжье и Украине. При этом путешествия и общественная деятельность Амменде требовали средств, которые семейный торговый дом уже не мог дать.
Герман Леопольд Амменде с семьей.Фото: ammende.ee
Несмотря на трудности, отец семейства Герман Амменде пытался удержаться на плаву. Он продолжал вести торговые операции, а кроме того инвестировал в открытие современных отелей и ресторанов в Пярну в надежде на смену конъюнктуры. В ноябре 1925 года предприниматель торжественно отметил 70-летний юбилей в окружении, как писала газета Revaler Bote, «лучших немцев города». Гости благодарили юбиляра за многолетний труд на благо Пярну, желали ему здоровья и новых успехов.

Посмертная рассрочка

Увы, вопреки пожеланиям, ко второй половине 1920-х годов дела фирмы совсем разладились. Едва ли не последней надеждой семьи оставалась роскошная вилла, которой сами Амменде в ту пору пользовались лишь в качестве летней дачи. В 1927 году городское собрание Пярну согласовало ее выкуп за внушительную сумму – 8 млн крон, больше 2 млн долларов США по тогдашнему курсу или около 37 млн евро в ценах 2024. Но от разорения торговый дом это не спасло.
В 1928 году фирма была признана неплатежеспособной, в нее назначали банкротного управляющего, разбирательства с долгами Jacob Diedrich Ammende заняли еще несколько лет. В 1929 остальное недвижимое имущество Германа Амменде в Пярну было распродано с молотка.
«Интерьер виллы Амменде после первой реконструкции, 2000 год» .Фото: Виллу Краан
Скорее всего, дурную шутку с Амменде сыграли условия договора с управой – по ним плату за виллу власти вносили в рассрочку. Едва ли у бизнесмена был шанс продать дом выгоднее, он и так стоял на принадлежавшей городу земле, а сам Герман Леопольд остро нуждался в деньгах. Целиком средства по сделке так и не были перечислены даже десять лет спустя. Уже наследники бизнесмена, уезжая из Эстонии в Германию в 1938 году, подписали отказ от финансовых обязательств.
Сам бизнесмен, потеряв большую часть состояния, продолжил вести скромную жизнь в Пярну. В отличие от сына Эвальда он уже не был публичным лицом, его имя почти исчезло с газетных страниц. Но на похороны многолетнего члена управы и предпринимателя в августе 1934 года собрались все национальные общины города. Семейный монумент Амменде – беломраморная статуя Христа на постаменте из красного гранита – сохранился на ​​кладбище Алеви и сейчас.
А самый причудливый из корпусов санаториев в Пярну даже в советскую эпоху продолжали называть «виллой Амменде», в партийных газетах к фамилии непременно прибавляли «богатейшего спекулянта» или «буржуазного купца». После восстановления независимости Эстонии дом приобрели бизнесмены Рейн Кильк и Ханс Х. Луйк. По их заказу дом был восстановлен в соответствии с его состоянием на 1905 год. Сейчас в нем работает гостиница и ресторан.
Статьи по теме

Спилили санкции: эстонский промышленник получает российскую древесину через Узбекистан
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Nvidia начала ралли на фондовом рынке США
В четверг акции США взлетели до рекордных максимумов. Ралли было поддержано публикацией квартальных результатов производителя чипов Nvidia, пишет Yahoo Finance.
В четверг акции США взлетели до рекордных максимумов. Ралли было поддержано публикацией квартальных результатов производителя чипов Nvidia, пишет Yahoo Finance.
Таави Симсон: продлим период родительского пособия – и оно станет выгодным!
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Олле Хорм, покидающий пост руководителя Atria: «Я не думал, что это возможно»
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.