• Иван Сергеев: другие страны смотрят на нас с определенной завистью, ведь у многих дела куда сложнее

    Координатор подготовки плана справедливого перехода Министерства финансов Иван Сергеев.Фото: Анастасия Волкова

    На чисто теоретическом уровне все мы за мир во всем мире и чистую окружающую среду до тех пор, пока не оказывается, что я лично должен что-то по этому поводу предпринять. Мы наблюдаем этот эффект во всем: от требования перерабатывать отходы до налога на автомобили, пишет координатор процесса справедливого перехода Ида-Вирумаа Иван Сергеев.

    Многие относятся к справедливому переходу скептически, поскольку, во-первых, определенный страх или скепсис – нормальная, здоровая реакция человеческого организма на все новое, особенно, когда это «новое» – очень большое.
    В случае перехода к углеродно-нейтральной экономике мы имеем дело с поистине глобальным процессом. Уже сейчас большинство экономик мира покрыты теми или иными климатическими обязательствами, и мы знаем, что, если мы хотим избежать катастрофических изменений климата и продолжать существовать на этом вертящемся шарике, нам необходимо относиться к нашему шарику намного более рачительно. Этот масштаб, однако, настолько велик, что сложно уложить все в голове.

    Отказаться от своего сегодняшнего «хлеба» в пользу нового – это откровенно страшно.

    Плюс, на чисто теоретическом уровне все мы за мир во всем мире и чистую окружающую среду до тех пор, пока не оказывается, что я лично должен что-то по этому поводу предпринять. Мы наблюдаем этот эффект во всем: от требования перерабатывать отходы до налога на автомобили. Если же мы говорим о регионе, экономика которого в значительной степени завязана на производство и переработку ископаемого топлива (которое является одним из основных причин опасных изменений климата), то отказаться от своего сегодняшнего «хлеба» в пользу нового – это откровенно страшно.
    В-вторых, мы одновременно движемся в будущее и создаем его. Мы знаем, что многие вопросы пока не имеют исчерпывающих ответов (например, основы будущей энергетической политики Эстонии только формируются), а некоторые технологии, которые нам понадобятся, пока или вообще не существуют или несовершенны (например, электромобили с их аккумуляторами или ветряки с их сложно-перерабатываемыми лопастями и т.д.).
    Такая замена крыльев на лету может показаться неправильной, но у нас просто нет времени. К тому же, законы физики гласят, что без приложения усилий «тело, находящееся в состоянии покоя, остается в состоянии покоя». К сожалению, мы не можем оставаться в состоянии покоя: мы вынуждены и лететь, и крылья менять.
    И это лишь пара примеров. Поводов для скепсиса – лишь повод дай.
    Учитывая все это, мы стараемся проводить процесс перехода с максимальным разъяснением и приобщением – общаемся постоянно напрямую с целевыми группами, привлекаем их к процессу принятия решений и т.д. Я надеюсь, что скепсис потихоньку уляжется, особенно, когда мы начнем видеть первые осязаемые результаты работы.

    Старт удался неплохо

    Зеленый свет использованию Фонда Справедливого перехода нам дали лишь в октябре прошлого года, а временной горизонт фонда – аж конец 2029-го. Поэтому пока рано говорить о каких-то больших успехах – мы находимся лишь на ранних стадиях внедрения фонда. Однако старт удался неплохо.
    В данный момент основное направление деятельности министерств и партнеров – это подготовка положений, регламентирующих условия предоставления грантов из фонда. Эта работа постепенно начинает приносить плоды, на данный момент запущены две меры: мера по поддержке крупных инвестиций и мера по интегрированию социальных и медицинских услуг в регионе.
    В ближайшее время должны быть запущены еще две: инвестиционная поддержка малых и средних предприятий в объеме 15 миллионов евро и мера по поддержке наукоемкости бизнеса (общий объем составляет 50 миллионов евро, из которых половина направлена на усиление местных колледжей, другая – на поддержку научно-исследовательской работы на предприятиях).
    На данный момент эти меры проходят последний этап согласования, и когда этот процесс завершится, мы сможем сказать, что две трети денег Фонда справедливого перехода пущены в использование, а это важная веха. Остальные меры планируется запустить в течение этого года.
    На сегодняшний день у нас также есть первый поддержанный проект – это завод магнитов NEO Performance Materials в Нарве, ставший первым проектом, который финансируется из средств Фонда справедливого перехода во всем Европейском Союзе. Это очень важный проект, ведь он создаст несколько сотен рабочих мест (не учитывая побочные рабочие места) и имеет потенциал выстроить в регионе совершенно новую цепочку надбавленной стоимости в сфере, имеющей стратегическое значение для всего ЕС.

    Образец для подражания

    Важно заметить, что если здесь на месте нам кажется, что все затягивается, то другие страны смотрят на нас с определенной завистью, ведь у многих дела куда сложнее. Да и Европейская комиссия приводит нас в пример с точки зрения хорошей организации подготовки справедливого перехода и запуска задуманного.

    Переход Ида-Вирумаа на углеродно-нейтральную экономику в целом – штука гораздо более сложная и требует отдельного наблюдения.

    Если же говорить об оценивании успешности перехода, то надо отдавать себе отчет, что мы имеем дело со сложным процессом, который не ограничивается только фондом и только 2029 годом. Измерить успешность фонда относительно просто: план включает в себя конкретные критерии по количеству поддержанных предприятий, созданных рабочих мест, получивших новую квалификацию работников и т.д. – если они достигнуты, значит и реализация фонда прошла успешно. Однако переход Ида-Вирумаа на углеродно-нейтральную экономику в целом – штука гораздо более сложная и требует отдельного наблюдения. К счастью, в рамках внедрения фонда мы занимаемся и этим.
    Интереса к тому, чтобы пользоваться возможностями фонда, много со всех сторон: его проявляют крупные и малые предприятия, недоходные организации и т.д. Средств у нас максимально до конца 2029 года, но они могут быть израсходованы и раньше.
    Естественно, фонд выполняет и социальную функцию – это отражено как в самом названии фонда, так и в формулировке его цели: «помочь регионам и людям в преодолении социальных, трудовых, экономических и экологических последствий, связанных с климатическими целями».
    По этой причине у нас налажено постоянное и многоуровневое общение с профсоюзами и другими социальными партнерами. Так, Союз профсоюзов – один из полноправных членов руководящего комитета по СП, что дает ему возможность влиять на каждое решение, связанное с реализацией фонда. С другой стороны, у нас происходят достаточно регулярные встречи конкретно с профсоюзами, которые относятся к сланцевой энергетике, где мы общаемся на русском языке и без цензуры.
    В декабре прошлого года я встретился отдельно с каждым профсоюзом и передал им детальную информацию по типу рабочих мест, которые предусмотрены находящимися на рассмотрении проектами, по планируемым конкретным программам обучения как на уровне высшего, так и профессионально-технического образования, по мерам денежной поддержки работников сланцевого сектора и т.д. Так что у профсоюзов есть вся информация по поводу справедливого перехода, и я очень надеюсь, что она будет донесена до работников.

    Следите за ДВ в соцсетях! Подписывайтесь на наш подробный Telegram, оперативный Facebook и красивый Instagram.

  • Самое читаемое
Статьи по теме
Все статьи по теме

Indexo получила долгожданную банковскую лицензию
Европейский центральный банк принял решение выдать банковскую лицензию IDX1R, «дочке» латвийской компании по управлению пенсионными фондами Indexo, которая будет переименована в Indexo Bank.
Европейский центральный банк принял решение выдать банковскую лицензию IDX1R, «дочке» латвийской компании по управлению пенсионными фондами Indexo, которая будет переименована в Indexo Bank.
Делов-то: любовь Олега Осиновского и протесты, дроны над Ида-Вирумаа, где Эстонии искать секрет успеха?
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
В очередном выпуске подкаста «Делов-то» журналисты «Деловых ведомостей» говорят о протестах в Грузии, планируемой в Эстонии конфискации российских активов, а заодно и о том, где на третий год кризиса стране искать новый секрет конкурентоспособности.
Почему связь олигарха с Россией воспринимают как гарантию безопасности?
Политический кризис в Грузии еще раз показывает, что важно трезво оценивать мощь России, предусмотрительно дистанцируясь от ее денег, товаров и пропаганды. Но и переоценивать ее, заранее себя запугивая, не стоит. Визит министра иностранных дел Эстонии Маргуса Цахкна вряд ли укрепит протестующих в Тбилиси, но может помочь сделать выводы Таллинну.
Политический кризис в Грузии еще раз показывает, что важно трезво оценивать мощь России, предусмотрительно дистанцируясь от ее денег, товаров и пропаганды. Но и переоценивать ее, заранее себя запугивая, не стоит. Визит министра иностранных дел Эстонии Маргуса Цахкна вряд ли укрепит протестующих в Тбилиси, но может помочь сделать выводы Таллинну.
Красильщик и Поливанов о деньгах и российских эмигрантах: «Люди приезжают в новые места и создают хорошие вещи»
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.
Илья Красильщик и Александр Поливанов уверяют, что ничего не понимают в деньгах – и именно благодаря этому стали ведущими одних из самых популярных подкастов о личных финансах на русском языке «Деньги пришли» и «Два по цене одного». О новой волне российской эмиграции, корпоративной Москве, журналистских стартапах в условиях войны и советах от Алексея Навального с ними побеседовали ДВ.