Забастовка учителей, «парад пингвинов» и другие заботы правительства

    Эльконд Либман.Фото: Liis Treimann

    Забастовка учителей, которая началась в понедельник, грозит затянуться надолго, поскольку договориться не могут не только бастующие с властями, но и власть внутри себя. И именно во внутреннем недовольстве - подлинная проблема безопасности, считает колумнист ДВ Эльконд Либман.

    Однако самой кричащей во всех, пожалуй, смыслах стала на этой неделе горькая обида народных избранников на президента Алара Кариса, лишившего большинство из них в этом году возможности продефилировать 24 февраля мимо президентской четы на глазах у десятков и даже сотен тысяч телезрителей. То есть участия в мероприятии, которое уже давно получило в народе меткое название «парад пингвинов».

    Не при параде

    Объяснение Кадриорга, что глава государства, пространственно ограниченный концертным залом «Эстония», решил увеличить количество приглашенных из числа тех, кто не заседает в парламенте, за счет части тех, кто в нем заседает, принято не было. Обида от невозможности продемонстрировать новый наряд, который потом будет подробно описан в репортажах СМИ, выплеснулась в обвинения Кариса в непонимании парламентской демократии и даже оскорблении парламента, а также в «попрании достоинства конституционного института, что никоим образом не способствует защите независимости Эстонской Республики, которая сегодня более хрупка, чем когда-либо прежде», - как полагает Маргит Сутроп из Партии реформ.
    Солидарность с «лишенными праздника» (на самом деле, конечно, вовсе не праздника Дня независимости, а всего лишь упомянутого «парада» перед телекамерами) проявила и, безусловно, приглашенная премьер-министр Кая Каллас, решившая в итоге не участвовать в президентском приеме.
    Не будем сейчас и здесь разбираться, чего тут больше – уязвленного тщеславия или нескрываемых с некоторых пор расхождений между исполнительной властью, прежде всего Партией реформ, и главой государства. Налицо и то, и другое. Важно то, что выброс пара в этот свисток никоим образом не заместил и даже не заслонил хоть как-то главную на сегодняшний день заботу правительства – продолжающуюся забастовку учителей.

    Одним пример, другим наука

    Реформисты во главе с Каей Каллас непреклонны – средства для повышения зарплат учителей должно наскрести Министерство образования по своим сусекам. Министр финансов Март Вырклаэв предложил использовать не использованные министерством в прошлом году 14 млн. евро.
    Это, казалось бы, логично и это даже больше, чем необходимые на текущий год 10 млн. евро, а Минобр, между тем забил в бюджет 2024 года еще ровно столько же. Получается, что министерство восседает на этих деньгах, словно собака на сене? Не все, однако, так просто и не обо всем сказал Вырклаэв, внося свое предложение. Ведь означенные деньги – это тот самый 1% от ВВП, который был торжественно обещан высшему образованию и науке, и именно эти деньги министерство резервирует в своем бюджете.
    Министр образования и науки Кристина Каллас и партия «Ээсти-200», которую она представляет, а также, ясное дело, научные круги категорически против уменьшения финансирования науки и высшего образования. Социал-демократы предложили отменить выплату премий по итогам года и запланированные доплаты во всех министерствах, что также дало бы искомую сумму на текущий год. Министр Кристина Каллас полагает необходимым снова сесть за стол переговоров, усадив за него профсоюз, правительство и представителей местных самоуправлений и решить для начала вопрос повышения зарплат на текущий год.
    Однако ни к какому согласию коалиционные партии не пришли, а, следовательно, почвы для переговоров с профсоюзом работников образования нет, и забастовка будет продолжена.
    Несмотря на то, что ни набирающая рейтинговые пункты Социал-демократическая партия, ни теряющая их «Ээсти-200» пока не готовы разваливать правящую коалицию, разногласия в связи с забастовкой учителей и возможными средствами ее прекращения со всей очевидностью усиливают актуальность проблемы сохранения правящей коалиции. А лидер самой популярной сейчас партии «Отечество» Урмас Рейнсалу призвал ее серьезно задуматься над вопросом.

    Главные по ложечкам

    Помимо реальной проблемы учителей и раздутой темы президентского приема правительству приходится еще и отбиваться от разных инициатив, которыми постоянно стала обогащать политическую жизнь партия EKRE: и от проекта закона об удалении с Военного кладбища «Бронзового солдата», и от проекта закона о русскоязычных сайтах министерств и ведомств, и от призывов лидера национал-консерваторов Мартина Хельме восстанавливать сланцевую энергетику и сланцевую химию, а не предлагать Северо-Востоку альтернативы в виде «вырезания деревянных ложек» (!).
    Законопроект о «Бронзовом солдате» не прошел, проект закона об использовании русского языка на ведомственных сайтах еще не обсуждался, а потому его дальнейшая судьба пока не известна. И дело не только и не столько в том, что правящей коалиции эти затеи не по душе – социал-демократам, может, и не слишком по душе, а реформистам – так вполне. Проблема национал-консерваторов в них самих, то есть в том, что эти законопроекты пришли не оттуда, откуда надо.
    Что же касается «сланцехимических» призывов Мартина Хельме, то, невзирая на их откровенный популизм, они падают на вполне благодатную почву, потому что, отказавшись от заигрывания с русскоязычными шахтерами и безработными Ида-Вирумаа, лидер национал-консерваторов подчеркивает в них вопросы государственной безопасности. А они сейчас, по понятным, впрочем, причинам, составляют главное блюдо любого меню и ими правительство очень даже озабочено.

    В думах о безопасности

    В течение буквально двух-трех дней произошло два знаковых события: КаПо взяло под стражу по подозрению в шпионаже в пользу России профессора (уже бывшего) Института Шютте при Тартуском университете Вячеслава Морозова, а Департамент полиции и погранохраны отказал (тоже проконсультировавшись с КаПо) в ВНЖ митрополиту Евгению, главе Эстонской православной церкви Московского патриархата.
    Эти два события, одно – предъявление уголовного подозрения, второе – вынесение административного решения, обретают в умах людей, как приветствующих их, так и придерживающихся противоположного мнения, некую очевидную символическую взаимосвязь, что естественно.
    Оба фигуранта – граждане России, занимавшие в Эстонии видное положение, один в науке, другой – в церковной иерархии. Правда, есть между ними и заметная разница: к первому не было никогда ни единой претензии, претензии ко второму посыпались сразу же после вторжения России в Украину. Важно заметить, что если Морозова подозревают в том, что он предположительно совершил, то Евгений грешен ровно в противоположном, то есть в том, чего не совершал.
    В частности, он не осудил публично патриарха Кирилла, что расценивается властями, судя по словам как министра внутренних дел, так и представителя КаПо, как поддержка агрессии России (хотя на самом деле Евгений осудил войну и высказал несогласие с позицией патриарха Кирилла, но, видать, чересчур осторожно).
    Был ли бывший профессор Института Шютте Вячеслав Морозов шпионом или не был, предстоит выяснить суду, если дело до него дойдет. Пока же еще даже обвинение не предъявлено, и в этой связи несколько изумляет скорость, с какой его работодатель не просто лишил его профессорства, но и вообще разорвал с ним трудовые отношения. Из боязни промахнуться?
    На память приходят совсем недавние последствия грехопадения Андреса Мустонена и историческая фраза про то, что органы не ошибаются. Что до митрополита Евгения, то разрешения на легальное пребывание в стране его лишили со стандартной для «недругов» формулировкой: «Представляет угрозу для безопасности Эстонской Республики». Какую конкретно - широкую публику вроде как не должно заботить.
    Ограждать отечество от недоброжелателей и прямых противников, конечно, сегодня чрезвычайно актуально. Жаль только, что, выказывая похвальную активность в преследовании шпионов и идеологических вредителей, правительство как будто не видит, что проблемы, приведшие к забастовке учителей, тоже относятся к государственной безопасности, сегодня и в будущем. Или видит, но не может поступиться принципами?
  • Самое читаемое
Статьи по теме

Спилили санкции: эстонский промышленник получает российскую древесину через Узбекистан
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Компания эстонского предпринимателя Игоря Израэльяна продолжает закупать продукцию из российской древесины несмотря на санкции. Если раньше товар поставлялся из России прямиком на завод компании в Маарду, то теперь он попадает в Эстонию через Узбекистан.
Nvidia начала ралли на фондовом рынке США
В четверг акции США взлетели до рекордных максимумов. Ралли было поддержано публикацией квартальных результатов производителя чипов Nvidia, пишет Yahoo Finance.
В четверг акции США взлетели до рекордных максимумов. Ралли было поддержано публикацией квартальных результатов производителя чипов Nvidia, пишет Yahoo Finance.
Таави Симсон: продлим период родительского пособия – и оно станет выгодным!
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Максимальный период получения родительского пособия должен быть увеличен до двух лет, а его размер проиндексирован. Это расходы, которые превращаются в доходы, - уверяет Таави Симсон в статье, отправленной на конкурс мнений Edukas Eesti.
Олле Хорм, покидающий пост руководителя Atria: «Я не думал, что это возможно»
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.
Руководивший Atria Eesti Олле Хорм помог компании в прошлом году догнать лидера мясной промышленности Rakvere, но теперь покидает предприятие. К этому шагу его подтолкнула смена генерального директора группы, а также проблемы со здоровьем.