• Поделиться:
    Внимание! Эта статья была опубликована более 5 лет назад и относится к цифровому архиву издания. Издание не обновляет архивированное содержание, поэтому, возможно, вам стоит ознакомиться с более свежими источниками.

    За госпоставками у нас глаз да глаз нужен

    “Если бы надзора за госпоставками не было, ничего особенного не случилось бы”, - такое высказывание самого “надзирателя” поначалу несколько обескураживает. “Но только не у нас, - поясняет он. - В странах старой Европы структур, подобных нашей, не существует, потому что законопослушность совсем на другом уровне. А на нашем этапе развития люди должны чувствовать, что их могут проверить”.

    Разговор с заведующим службой надзора Департамента госпоставок Александром Бакировым начинается с упоминания “о настольном инструменте” сотрудников службы – электронном Государственном регистре госпоставок. В нём ежедневно фиксируется до десятка сообщений.
    Дабы предотвратить возможные нарушения, служба надзора старается проверять уже эти сообщения. В 2007 году проверили 42 штуки. Информация, приведённая в сообщениях, должна соответствовать требованиям Закона о госпоставках.
    “?? ????????????? ? ??? ???? ?? ???? ?????Ведь есть совершенно конкретные условия участия в конкурсе на госпоставку, - подчёркивает Бакиров. – От участия в нём оферентов отстраняют, например, если не подходит их финансовое положение, если они наказывались в уголовном порядке или за проступок, если у них имеются задолженности по налогам, если оборот предприятия не дотягивает до требуемого”.
    С профилактической же целью сотрудники службы надзора иногда присутствуют при вскрытии конвертов с предложениями, представленными на конкурс. В прошлом году присутствовали 29 раз.
    “К кому идти - решаем сами, отслеживая наиболее крупные госпоставки, например, на строительство, - объясняет Александр Бакиров. - Особое внимание привлекают тендеры, в которых фигурируют суммы, превышающие международные предельные ставки. В этом году для предметов и услуг эта сумма составляет 625,8 тыс. крон, для строительных работ -3,9 млн. крон”.
    Поле для компроматов
    Кроме “профилактического”, подразделение Бакирова осуществляет непосредственный контроль поставщика - государства, местных самоуправлений, коммерческих структур с участием государства, учреждений местных самоуправлений и т.п
    За кем надзирать - опять- таки решают сами, опыта у Александра Бакирова хватает, он возглавляет службу со дня её создания в 2001 году. В минувшем году проверили 473 госпоставки, выявив 501 различное нарушение.
    “Берём, к примеру, какоенибудь городское самоуправление, смотрим, какие у него поставки, - рассказывает Бакиров. – Работник службы получает контрольное задание и отправляется проверять. Проверяет всё, как правило, начиная с 1 мая 2007 года, когда был принят новый Закон о госпоставках. Смотрит, как оформлены госпоставки, перелопачивает всю бухгалтерскую документацию по ним”.
    Случается и такое, что на проверку идут по конкретной наводке. “Ведь, как только приближаются выборы, так начинаются разборки, - утверждает Бакиров. - Особенно в местных самоуправлениях. Хочешь доставить неприятности конкуренту - пиши в Департамент госпоставок письмо или мейл с просьбой разобраться, корректно ли тот конкурент провёл конкурс на госпоставку”. Заведующий службой надзора говорит, что в год поступает 10-15 таких сигналов. Анонимные - не рассматриваются. Бакиров не исключает, что борьба за госзаказы в период кризиса вполне может перерасти в войну компроматов.
    Госпоставки? Пустое
    По бухгалтерским документам видно и то, что учреждение не провело конкурс на госпоставку, хотя должно было сделать это.
    “В год нам удаётся выявлять пару десятков таких случаев, - признаёт Бакиров. - Спрашиваешь, почему не объявили конкурс? Отвечают, что забыли, должен был сделать тот-то, но ушёл в отпуск, а тот-то вообще умер, ну и так далее, в том же духе. Последний пример. В городе на юге Эстонии мэр и два чиновника были оштрафованы, поскольку взяли инвестиционный кредит, а конкурс на госпоставку не провели. Надо сказать, что порой конкурсы не проводят потому, что попросту не знают законов. Такие вещи случаются в небольших волостях, где крохотные бюджеты, в год делается, возможно, всего одна поставка, поэтому особого опыта на сей счёт у работников нет”.
    Закон - как капуста
    Бакиров рассказывает и о таком способе игнорирования закона, как разбивание госпоставки на части. К примеру, приобретены две легковые машины в один день, у одного продавца. Стоимость каждой ниже предельной ставки, а суммарная цена превышает её. Следовательно, необходимо провести открытый конкурс на госпоставку.
    Служба надзора ведёт и производство дел о проступках. В 2007 году зарегистрировано 16 таких дел. Нарушают по всей Эстонии равномерно – чаще в сфере госпоставок вещей и услуг, например, тех же автомобилей.
    Наказывать за проступки можно как юридических, так и физических лиц. По признанию Александра Бакирова, больше дел возбуждается против физических лиц, в прошлом году возбудили 15, против юридических лиц - одно. Штрафы составили 66 600 крон. Самым массовым нарушением (90% проступков) является непредоставление в регистр отчётов о госпоставке в течение десяти дней после заключения договора о ней.
    А вот главная сложность в работе службы надзора - угнаться за стремительно меняющимся законодательством. Бакиров демонстрирует разлохмаченное издание - Закон о госпоставках с наклеенными почти на каждой странице полосками бумаги. На них - изменения и поправки, внесённые в закон.
    “В самом начале он был сделан некорректно, - сетует завслужбой. - Видите, какая “капуста” теперь! Если контрольный период составляет два года, то первый год проверяешь по старому закону, второй - уже по новому. Нередко возникает путаница - и у нас, и у поставщиков. Мы тоже можем предлагать поправки в закон, но обычно их почему-то не учитывают. Недавно предложили назначать конкретное лицо, ответственное за госпоставку, тем более, что когда-то такое положение в законе было. Но я слышал, что Министерство юстиции не акцептует это наше предложение”.
    Кто виноват?
    Тему ответственного за госпоставку служба надзора подняла неслучайно. По словам Бакирова, самое трудное в производстве дел о проступках - установить виновного. Если госпоставку проигнорировали, то, как правило, отвечает руководитель учреждения. Если же речь идёт о её разделении на части, о прочих процедурных моментах, то необходимо установить виновного. А в небольших учреждениях сделать это ой как непросто.
    “Одно целевое учреждение закупило в один день у одного продавца стулья пяти разных видов, заключив пять разных договоров, - рассказывает Александр Бакиров. - Суммарная стоимость мебели сильно превысила предельную ставку. Мы возбудили дело о проступке. Учреждение обжаловало наше решение. И суд заключил, что мы не правы, надо было найти конкретного виновника. Мы провели работу над ошибками и нашли. Его оштрафовали”.
    Составив акт, в котором указаны все нарушения, сотрудник службы надзора отправляет его в учреждение с просьбой назвать имена тех, кто будет отвечать за выявленные недочёты.
    “Называют, потом оказывается - не совсем тот или уволился. Последнее случается чаще всего, - объясняет Бакиров. - В принципе, уволившийся всё равно обязан ответить, но бегать за ним по стране - перспектива не из приятных. Штрафы за такие нарушения - в пределах 1-2 тысяч крон. Но дело не в том, что не хотят платить, а в том, что не хотят попасть в регистр наказаний. Если ты занимаешь высокий пост или связан с политикой, тебе это надо?”
    Взяток не предлагали
    Насколько серьёзно можно говорить о контроле за госпоставками, если вся служба надзора - четыре человека? “Одного сократили, одну вакансию - тоже, - невесело констатирует мой собеседник. - Успеваем столько, сколько успеваем. Крупных поставщиков, скажем, структуры столичной мэрии - и по два раза проверяем. А вообще, положение тяжёлое. Надо бы не меньше десяти работников”.
    Что касается качества работы, то ошибки случаются прежде всего из-за того, что закон может толковаться двояко. Самую большую головную боль доставляет разделение госпоставок на части. Чётко и ясно этот момент нигде не прописан.
    “Например, ремонтируют в городе дороги. Какой-то отрезок делает одна фирма, какой- то - другая. Договоры заключены разные. Это разделение госпоставки или нет? Трудно сказать. В подобных случаях суд, бывает, отменяет наши решения по делам о проступках. Но принципиальные возражения оформляются лишь по 1-2 из десяти составленных нами актов”, - говорит Бакиров.
    Предлагали ли сотрудникам службы взятки или замять дело?
    “Не предлагали, - твёрдо отвечает он. - Иногда спрашивают, ну как там продвигается? Но и только. Да и не входит в нашу компетенцию раскрытие коррупционных связей. И не настолько простодушны люди, чтобы оставлять зацепки в документах, проверяя которые, мы могли бы наткнуться на признаки коррупции. Если у нас возникают подозрения, мы вправе передать материалы в Полицию безопасности или в прокуратуру. 4-5 раз за семь лет передавали, но, честно говоря, ходу эти наши материалы не получали. Правоохранительные органы признавали, что ущерб не так велик и прекращали производство, констатируя, что, мол, за проступок мы можем оштрафовать и сами.
    Сомнений нет - в сфере госпоставок во всём мире ходят большие деньги, и кор- рупция, конечно, есть. Только вот в наших условиях... Скандал - волостной старейшина заказал строительные работы у фирмы своего сына. Коррупционер он или всё же нет? А, может, в той волости, кроме этой фирмы, больше просто не у кого заказывать. Мала Эстония”.
    ?? ????????????? ? ??? ???? ?? ???? ?????
    Поделиться:
  • Самое читаемое
До введения полного эмбарго эстонские фирмы запаслись российской фанерой Однако в целом на импорт древесины война почти не повлияла
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
В последние месяцы среди эстонских деревообработчиков все чаще были слышны разговоры о том, что до введения полного эмбарго некоторые местные предприятия успели забить свои склады дешевой российской древесиной. Статистика Налогово-таможенного департамента не подтверждает это напрямую. Известно, однако, что объемы ввоза в Эстонию российской фанеры выросли в июне в четыре раза.
ОПЕК сократила прогноз роста спроса на нефть, МЭА – повысило
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
В четверг ОПЕК понизила прогноз спроса на нефть на 2022 год, что стало третьим снижением с апреля. В то же время Международное энергетическое агентство (МЭА) в четверг повысило прогноз спроса, пишет
«Эстонским выпускникам легко себя "продать"», – за что подростки хвалят и почему ругают школы Таллинна
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Эстонскую систему среднего образования принято считать одной из самых прогрессивных в Европе. Но что думают о ней сами школьники и гимназисты? Корреспонденты ДВ собрали мнения подростков о системе образования и их идеи по ее улучшению.
Ану Арновер: готов ли наш рынок недвижимости к «зеленой волне»?
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.
Еще несколько лет назад термины «строительство» и «охрана окружающей среды» не считались связанными между собой, но ситуация меняется. Для разрешений на строительство, выданных после 2020 года, уже действует требование энергетического класса, а правовые акты Таксономии Европейского Союза, или устойчивых инвестиций, первый пакет которых вступил в силу в этом году, внесли многочисленные изменения в нашу экономику. Таксономия устанавливает четкие критерии оценки для определения того, какая отрасль экономики вносит важный вклад в достижение целей зеленого соглашения. Чего ожидать и к чему готовиться сектору недвижимости уже сегодня? На этот вопрос отвечает Ану Арновер, начальник отдела недвижимости сферы корпоративного банкинга SEB.